Ключевая ставка пошла вниз. Вслед за инфляцией

11 апреля 2022, 00:00
№15
Вячеслав Прокофьев/ТАСС

В прошлую пятницу Банк России, не дожидаясь планового заседания совета директоров 29 апреля, опустил ключевую ставку до 17% годовых. Шоковый подъем ставки до 20% был произведен также внеочередным решением ЦБ 28 февраля в ответ на пакет жестких санкций США и ЕС против российской финансовой системы. Основанием для последнего решения ЦБ стало выраженное торможение инфляции во второй половине марта и значительное укрепление рубля, вернувшегося фактически к докризисным значениям. Согласно данным Росстата, инфляция по итогам марта составила 7,61% к февралю, или 16,69% в годовом выражении (к марту 2021 года). Таким образом, текущее значение ключевой ставки оставляет ее слабо положительной в реальном выражении.

С просьбой прокомментировать текущую ситуацию с инфляцией и дать, пусть и приблизительный, хотя бы технический прогноз мы обратились к Владимиру Бессонову, начальнику отдела отраслей реального сектора и внешней торговли института «Центр развития» НИУ ВШЭ. Вот что он нам рассказал, подкрепив комментарий расчетами:

— На графике 1 показана динамика сезонно скорректированных аннуализированных темпов прироста официального индекса потребительских цен (ИПЦ) по отношению к предыдущему месяцу (он показывает, каким был бы годовой темп прироста, если бы на протяжении 12 месяцев темпы прироста по отношению к предыдущему месяцу были бы такими же, как в текущем месяце). Резкий всплеск инфляции в марте вызван ажиотажем на потребительском рынке. В результате за месяц цены выросли на 7,61 процента. Если бы с поправкой на сезонный фактор они 12 месяцев подряд росли тем же темпом, то за год цены бы выросли в 2,4 раза. Таких темпов инфляции в России не было очень давно.

Динамика недельных ИПЦ показывает, что начавшийся в конце февраля ажиотаж, похоже, завершается (график 2). По продолжительности он оказался примерно таким же, как и предыдущий ажиотаж марта–апреля 2020 года (накануне и в начале периода пандемийной самоизоляции), а по величине существенно более заметным. Прошлый ажиотаж добавил примерно один процентный пункт к годовым темпам прироста ИПЦ, а нынешний добавит едва ли менее семи процентных пунктов. Но какой будет постажиотажная тенденция, недельные ИПЦ пока ничего не говорят.

Прошлый ажиотаж на потребительском рынке практически не повлиял на тенденции последующих нескольких месяцев. Если и сейчас, после завершения всплеска инфляции, сохранится сформировавшаяся в конце 2020 года тенденция роста цен на 8–10% в годовом выражении, то за 2022 год потребительские цены в России вырастут на 17%. Это не более чем грубый ориентир, но говорить о грядущих тенденциях с большей определенностью пока нет оснований.