Футбол в исламских декорациях

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
Леонид Цуканов
политический консультант, директор Уральской ассоциации молодых ближневосточников при УрФУ им. Б. Н. Ельцина
20 ноября 2022, 13:32 №47

С 20 ноября по 18 декабря в Катаре пройдет чемпионат мира по футболу. Это первый мундиаль, который проводится в мусульманской стране и к тому же зимой

EPA/NOUSHAD THEKKAYIL
За счет проведения чемпионата мира по футболу Катар хотел бы закрепить за собой статус прогрессивной и сильной арабской страны

Чемпионат мира по футболу и Олимпиада — самые популярные спортивные мероприятия на планете. За финалом прошлого мундиаля, проходившего в России, наблюдали 1,1 млрд человек. Телевизионная аудитория, которая посмотрела хотя бы одну минуту матча, составила 3,2 млрд. В 2022 году матчи 32 сборных привлекут в Катар как минимум 1,3 млн болельщиков.

Обычно чемпионат мира, проводящийся раз в четыре года, вызывает огромный ажиотаж. Обычно, но не в этот раз. Во-первых, нынешний мундиаль пройдет зимой: Международная федерация футбола (ФИФА) пошла на беспрецедентный слом графика турниров, чтобы не вынуждать игроков бегать по полю при 50 градусах в тени. Во-вторых, турнир организуется на фоне резкого обострения международной обстановки и роста инфляции по всему миру. Посмотрим, сможет ли спортивное мероприятие стать отдушиной в трудные времена или людям сейчас не до футбола.

В последние недели западные СМИ сделали максимум, чтобы чемпионат мира в Катаре ассоциировался не с футболом, а с нарушением прав рабочих на Ближнем Востоке и ЛГБТ-повесткой. Речь даже шла о бойкоте со стороны нескольких стран. Впрочем, цель информационной атаки была не в том, чтобы сорвать игры: это принесло бы слишком большие убытки. Нужно было лишь не дать Катару получить политические и экономические дивиденды от проведения чемпионата.

В России интерес к мундиалю тоже ниже обычного. На повестке дня совсем другой вопрос — СВО. Плюс нашу сборную лишили права даже на стыковые отборочные матчи, а чемпионат без «своих» теряет значительную часть очарования. Поэтому игры впервые не будут показывать на главных федеральных каналах, только на «Матч ТВ».

Чемпионат в обмен на инвестиции и истребители

В декабре 2010 года в Лозанне на конгрессе ФИФА было объявлено, что в результате голосования местом проведения чемпионата мира 2022 года выбрали Катар. Это было неожиданно: Катар — нефутбольная страна с крайне сложным, не подходящим для игры климатом. Кроме того, еще до конгресса сложилось впечатление, что мундиаль отдадут США.

Но выборщики в последний момент предпочли ближневосточную страну. Американцы не простили. После нескольких лет совместного расследования ФБР, американских минюста и налоговой службы состоялся «ФИФА-гейт». Прямо во время очередного конгресса в Швейцарии по обвинению в коррупции была арестована дюжина высокопоставленных чиновников со всего мира. Глава ФИФА Зепп Блаттер и президент Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) Мишель Платини покинули свои посты и стали фигурантами уголовных дел. Общая сумма полученных ими взяток, по данным американцев, превысила 150 млн долларов. Однако однозначные доказательства покупки катарцами права проведения чемпионата так и не нашлись.

Как же Катар получил мундиаль? В начале ноября бывший президент ФИФА Зепп Блаттер выдал сенсационные подробности. «Проведение турнира в Катаре — это ошибка. В то время мы договорились в исполнительном комитете, что ЧМ-2018 получит Россия, а ЧМ-2022 — США. Было бы жестом мира, если бы два давних политических противника, две сверхдержавы провели игры друг за другом. Но за неделю до конгресса ФИФА в 2010 году мне позвонил Платини и сказал, что наш план не сработает. Он был приглашен во дворец президента Саркози, который только что обедал с наследным принцем Катара. Саркози сказал Платини: “Подумайте, что вы и ваши коллеги из УЕФА можете сделать для Катара, когда будет присуждаться право проведения чемпионата мираˮ. Платини спросил у меня: “Зепп, что бы вы сделали, если бы ваш президент попросил вас о чем-то?ˮ Благодаря четырем голосам Платини чемпионат достался Катару, а не США. Это правда. Конечно, дело было в деньгах: через полгода Катар купил у Франции истребители за 14,6 миллиарда долларов», — рассказал Блаттер в интервью Tages-Anzeiger.

Скорее всего, сделка между французами и катарцами была более объемной. В 2011 году суверенный фонд приобрел любимую команду Саркози — парижский ПСЖ. Команда была убыточной и имела большие долги. Катар вложил в нее более двух миллиардов долларов. Плюс к этому во Франции был запущен филиал «Аль-Джазиры» — телеканал beIN Sports. Он многие годы финансировал весь французский футбол: за трансляцию катарцы платили 600–700 млн евро в год. Это был один из крупнейших контрактов на телетрансляции в мире спорта.

Однако в октябре-ноябре давление на страну-хозяйку оказывали не американцы, а немцы — именно они чаще всего говорили о возможном бойкоте чемпионата. Трудно не увидеть в этом «газовый след»: в тот момент Германия вела переговоры с Катаром, стремясь заключить долгосрочный контракт для замещения российского газа. Сделка не состоялась, и спорт задействовали как один из рычагов влияния.

Футбол в стране запретов

Мундиаль впервые проводится в мусульманской стране, а значит, конфликты между общепринятыми нормами и локальными правилами неизбежны. Два года назад, уступая критике, Катар отменил кафалу — систему трудовых отношений, принятую в странах Ближнего Востока. Она предполагает, что всем иностранным рабочим в Катаре требуется местный спонсор — физическое лицо или компания. Спонсор несет ответственность за подопечного, и только с его разрешения иностранец может поменять работу или выехать из страны. Европейские СМИ называли кафалу современным вариантом рабства, катарцы же считали, что эта система позволяет контролировать ситуацию с мигрантами.

Сегодня одна из точек напряжения на ЧМ — алкоголь, который для болельщиков является неотъемлемым элементом футбольной культуры. В Катаре, где государственной религией является ислам, распитие спиртных напитков в общественных местах строго запрещено. Сейчас высокоградусные напитки можно купить только в некоторых отелях Дохи и в специализированных магазинах для иностранцев. Катар по договоренности с ФИФА согласился смягчить требования относительно алкоголя на время чемпионата. Была разрешена торговля пивом на стадионах и в фан-зонах.

Однако менее чем за 48 часов до первого матча члены правящей семьи потребовали от ФИФА прекратить продажу спиртного.

Пока непонятно, как в Катаре будут относиться к болельщикам. В стране запрещены курение на улице, секс между людьми, не состоящими в браке, пропаганда ЛГБТ-ценностей, прослушивание громкой музыки во время ежедневных молитв. Сейчас Катар декларирует максимальную толерантность к приезжающим на матчи людям и заинтересован в бесконфликтном проведении турнира. Но если со стороны болельщиков будут провокации, то вряд ли кто-то сможет предсказать итог столкновения двух культур.

Стадионы: без «облаков», но в национальном стиле

На возведение восьми новых стадионов и других спортивных объектов Катар потратил 6,5 млрд долларов. Подавая заявку 12 лет назад, государство обещало целый ряд инноваций. В частности, искусственные облака для создания тени над стадионами. Катарские инженеры так описывали нововведение: «“Облакаˮ планируется сделать из легкой углеродной структуры, внутрь будет закачан газообразный гелий. Стоимость каждого “облакаˮ составит примерно 500 тысяч долларов». Увы, создать «облака» у катарцев не получилось. Вместо них понижать температуру на трибунах постараются с помощью систем кондиционирования.

Новые стадионы, впрочем, весьма интересны и без «облаков». Благодаря привлечению первоклассных архитекторов со всего мира удалось создать яркий нестандартный стиль, подчеркивающий ближневосточную идентичность. Арена «Аль-Баит» выстроена в виде бедуинского шатра, «Аль-Тумама» напоминает гафию — традиционный местный головной убор, а крыша «Аль-Джануб», построенной по проекту британского архитектора Захи Хадид, напоминает паруса арабской лодки дау.

Катарцам удалось найти нетривиальные решения, чтобы минимизировать проблему «белых слонов» — спортивных объектов, остающихся ненужными после проведения крупных соревнований. Например, стадион «974» представляет собой металлический каркас, в который вмонтированы морские грузовые контейнеры; после завершения чемпионата его разберут и перевезут в одну из бедных стран. Стадион «Ахмед бин Али» уменьшится в два раза, часть трибун будет демонтирована. А флагманский стадион «Лусаил Айконик» полностью перепрофилируют: он превратится в гигантский общественный центр — со школой, магазинами и ресторанами.

Лусаил: «город будущего» под чемпионат

Нынешний мундиаль преподносится как самый дорогой в истории. Катарцы утверждают, что его общий бюджет составляет около 200 млрд долларов. Но в столь большой цифре есть лукавство: она включает все мегапроекты программы «Национальное видение — 2030». К чемпионату мира в стране проведена масштабная программа модернизации инфраструктуры и нового строительства. В частности, построена автомобильная магистраль Doha Expressway общей длиной 800 километров, которая соединила север и юг страны. За 17 млрд долларов возведен международный аэропорт Hamad International, способный принимать до 29 млн пассажиров в год. Запущены три ветки метро с 35 станциями общей протяженностью 76 километров.

Но главный проект — строительство «города будущего». Образцом для Лусаила — современного города площадью 35 квадратных километров, появившегося в 20 километрах от Дохи, стал Дубай — быстро развивающийся мегаполис посреди пустыни. Застройщиком выступила государственная Qatari Diar Real Estate. Бюджет — 45 млрд долларов.

Ожидается, что после мундиаля здесь будет жить 500 тыс. человек. Население Катара крайне быстро растет: за десять лет оно удвоилось, достигнув 2,8 млн. Заметим, доля коренных катарцев сегодня не превышает 12% населения, все остальные — иммигранты.

Концепция Лусаила как «города будущего» выстраивалась вокруг двух идей: экогорода и умного города. Экологичность небоскребов в пустыне — вещь достаточно спорная. Но в случае Лусаила применяются инновационные инженерные системы, снижающие выбросы углекислого газа и минимизирующие влияние на окружающую среду. Например, под землей проложены большие коллекторы, в которых спрятаны 175 километров водяных труб для охлаждения недвижимости и 24 километра вакуумных и пневматических мусоропроводов.

Предполагалось, что Лусаил станет и умным городом, изначально спланированным так, чтобы инженерные системы управлялись централизованно и можно было внедрять интернет вещей. Однако развитие информационных технологий шло неравномерно, и инноваций на мегаполис не хватило.

В целом на фоне новейшего проекта Neom, который запущен в Саудовской Аравии, где под землей будет располагаться система скоростного передвижения Hyperloop и весь автомобильный трафик, Лусаил выглядит высококлассным и практичным «городом из сегодня», а не реализованной утопией.

Последний крестовый поход Месси и Роналду

Футбол — игра с малым количеством голов, что предопределяет высокую долю случайности результата каждого отдельного матча. Однако, как показывает опыт чемпионатов, на месячной дистанции случайности сглаживаются и побеждают исключительно футбольные сверхдержавы. Только у них есть и звезды, и множество высококлассных запасных игроков, и опыт участия в больших турнирах. Кто же претендует на победу в этот раз?

Большинство экспертов и букмекеров в качестве претендентов выделяют Бразилию, Аргентину и Францию. Латиноамериканские страны привозят на чемпионат молодые, талантливые, но уже сыгранные команды. Так, в сборной Бразилии с прошлого мундиаля поменялось две трети футболистов. Новые игроки способны совмещать основанный на технике бразильский футбол с европейским интенсивным прессингом, а цементируют команду опытные Неймар, Силва, Маркионьос, Каземиро.

Сборная Франции — действующий чемпион мира, команда, где играют лучший футболист мира прошлого года Карим Бензема и самый сильный молодой игрок планеты Килиан Мбаппе. Обычно Франция легко собрала бы три-четыре высококлассных и боеспособных состава, но в этот раз команда сильно пострадала из-за череды травм. В частности, на турнир не приедут основные полузащитники Поль Погба и Нголо Канте, из-за этого средняя линия команды считается слабейшей за последние годы.

Претендентами второго уровня стали команды Германии, Англии и Испании. Сборная Германии провалила прошлый чемпионат мира, поменяла тренера и «перезапустилась». Новый коуч Ханси Флик выстраивает команду на базе мюнхенской «Баварии» — на текущий момент самого сильного клуба в Европе. Прошла смену поколений и Испания: в новой команде нет суперзвезд, но в целом игроки очень талантливые.

Англия не выигрывала крупные турниры более полувека, а сейчас у нее невероятно интересное поколение. Команда под руководством тренера Гарета Саутгейта играет в не зрелищный, но очень прагматичный и эффективный футбол. Два года назад Англия уступила победу в домашнем чемпионате Европы только по пенальти.

Нынешний мундиаль — это последняя попытка выиграть чемпионат для лучших игроков последних двадцати лет, 35-летнего аргентинца Лионеля Месси и 37-летнего португальца Криштиану Роналду. К турниру они подходят в разном состоянии. Месси, всю карьеру игравший в «Барселоне», в прошлом году потерял себя в новом клубе — французском ПСЖ. Однако в этом году неожиданно перезапустил карьеру, вновь много забивая. На контрасте с ним Роналду выглядел неубедительно, забивал мало и в конце концов занял место на скамейке запасных «Манчестер Юнайтед». Но за считаные дни до мундиаля дал скандальное интервью, раскритиковав все и всех — клуб, партнеров, тренеров и даже поваров.

Чемпионат мира в Катаре — последний шанс и для золотого поколения Бельгии. Десять лет назад в стране неожиданно появилась россыпь талантов мирового уровня: де Брёйне, Куртуа, Азар, Лукаку. Все эти годы сборная Бельгии на всех турнирах считалась одним из главных фаворитов, но смогла добиться лишь бронзы на прошлом чемпионате мира. Сейчас ключевым игрокам команды за тридцать, и это их последний крестовый поход.

Катар: перезагрузка через спорт

В последние годы Катар делает ставку на спортивную дипломатию. Страна не только активно участвует в Олимпийских играх и других международных соревнованиях, но и все чаще принимает крупные состязания на своей территории: здесь ежегодно проводятся теннисные турниры WTA и ATP, прошли мировые первенства по боксу и плаванию.

Главная цель Катара — закрепить за собой статус прогрессивной арабской державы и таким образом выйти на лидирующие позиции в политике, религии и экономике. И чемпионат мира по футболу — один из способов осуществления задуманного, но далеко не единственный.

В течение долгого времени одним из основных оставался политический инструментарий. После «арабской весны» (2010–2011 годы) Катар поддерживал оппозиционные партии и движения («Национальная коалиция революционных и оппозиционных сил» в Сирии, «Братья-мусульмане»* в Египте, «аль-Ислах» в Йемене), а также участвовал в борьбе за передел сфер влияния в Ливии в 2014 году. Кроме того, Дохе часто ставили в вину связи с террористическими организациями, среди которых называли «Джебхат ан-Нусра»*, «Боко харам»*, ИГИЛ* и др.

Крайне неоднозначную оценку в мире получило сотрудничество катарских властей с палестинским «Хамасом» и афганским «Талибаном»*. И если в первом случае критики просто заявляли, что Доха использует свой вес в палестино-израильском конфликте не столько для его урегулирования, сколько для получения долгосрочных выгод, то в случае с «Талибаном» ситуация гораздо сложнее.

Катар в течение долгого времени поддерживал деятельность движения на территории своей страны (политический офис «Талибана» в Дохе), а также способствовал частичному обелению репутации его руководства (и, по наблюдениям некоторых экспертов, продолжает заниматься этим до сих пор, всячески поддерживая идею легитимации талибов в качестве власти в Афганистане). Это, в свою очередь, ведет к тому, что многие общественные и правозащитные организации (а также отдельные политические партии) призывают бойкотировать страну и снизить интенсивность сношений с ней.

Не уходит на второй план и постоянное комплексное оппонирование Катара Саудовской Аравии. Доха, сохраняя за собой негласный статус претендента на лидерство в исламском мире, всячески стремится противопоставить себя Эр-Рияду и продемонстрировать «конкурентные преимущества» катарской версии ваххабитского ислама. Как правило, основной упор делается на сохранение культурных объектов (в то время как саудовцы уничтожают ранние памятники культуры в рамках борьбы с идолопоклонничеством), лучшее положение женщин (доля женщин, получивших высшее образование, в Катаре в десятки раз выше, чем в Саудовской Аравии), общую веротерпимость и открытость.

Давит Катар и на другие показатели. Например, предметом гордости властей являются экономические данные: низкий (в масштабах региона) уровень безработицы и огромный (52,1 тыс. долларов) ВВП на душу населения, а также объем средств, которые ежегодно тратятся на развитие науки и образования в стране. Доха не упускает случая публично подчеркнуть, что усилия правительства направлены на повышение благосостояния нации, а не на «обогащение отдельных лиц» (под которыми, как правило, подразумевается королевская семья соседей).

Большой интерес представляет феномен применения медиаинструментов для укрепления регионального влияния Катара. Речь идет прежде всего о международной телекомпании «Аль-Джазира», созданной по указу катарского эмира в 1996 году и ставшей рупором правящей династии, а также основным средством обоснования катарских притязаний на региональное лидерство.

Важное место в медиасистеме занимает государственная телерадиокомпания Qatar General Broadcasting and Television Corporation (QGBTC), включающая в себя телеканал Qatar TV и радиоканал Qatar Radio. Оба СМИ активно используются катарской стороной для проведения информационных кампаний, а также для медийного распространения собственного видения тех или иных региональных событий.

Впрочем, демонстрируемая политическая самостоятельность и довольно крепкие экономические позиции не гарантируют абсолютного спокойствия. Катар по-прежнему сильно зависим от своих соседей (в первую очередь от Саудовской Аравии) по части обеспечения продовольствием, поскольку большую часть продуктов, ввиду отсутствия собственной системы сельского хозяйства, закупает за рубежом.

Кроме того, благосостояние страны во многом определяется ситуацией на рынке энергоносителей, от продажи которых правительство получает основные дивиденды, а также объемами туристического потока — последнее особенно важно с учетом той идеологической ставки, которая сделана на мундиаль 2022 года.

Получение Катаром чемпионата мира было частью большой сделки с Францией. В ее рамках Катар приобрел убыточный парижский футбольный клуб ПСЖ и купил французские истребители на 14,6 млрд долларов

«Желтые карточки» для Дохи

Несмотря на все усилия по созданию благоприятного имиджа, Катар остается консервативной страной. Жесткий внутриполитический курс, избранный династией Аль Тани, ярче всего проявляется в вопросах, касающихся регулирования общественной жизни. И зачастую реальное положение дел противоречит идеям, которые Доха продвигает «на экспорт».

Так, несмотря на декларируемую веротерпимость, в стране предусмотрены суровые, вплоть до смертной казни, наказания за богохульство, публичные призывы к смене веры, вероотступничество. Деятельность других конфессий контролируется сверху.

Похожая ситуация и с соблюдением прав женщин. Хотя более 60% катарских женщин имеют высшее образование и официально трудоустроены, круг доступных им профессий не столь широк, а разрыв в заработной плате на аналогичных должностях может достигать 50%.

Параллельно с этим нормой в Катаре является эксплуатация труда мигрантов (число которых превышает два миллиона) и ограничение их в правах. Хотя подобное характерно для всех монархий Залива, доля гастарбайтеров, работающих на Доху, рекордная: 90% населения страны. Неудивительно, что ведущие правозащитные организации относят Катар к странам с низким уровнем человеческой свободы.

Несмотря на призывы бойкотировать нынешний мундиаль, «красную карточку» Дохе не показали: перенести чемпионат на другую площадку практически невозможно. В стране это прекрасно понимали, а потому практически не реагировали на выпады в свой адрес. Другое дело, что получить от мероприятия ту выгоду, на которую делался расчет, у Катара уже не выйдет — в том числе из-за последствий упомянутых выше скандалов. Более того, проблемы с внешним позиционированием, обусловленные спецификой государственного устройства и главенствующей идеологии, никуда не денутся и после турнира.

* Организации признаны террористическими, их деятельность запрещена на территории РФ.