Деколонизация рубля в режиме реального времени

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
18 декабря 2022, 13:08

Российский финансовый рынок живее всех живых, и это хорошая новость. После того как нашей стране перерезали долларовую пуповину, не наступил коллапс, не посыпалась банковская и брокерская система. Да, возникли трудности у ряда банков и компаний, однако это не привело к катастрофическим банкротствам по аналогии с Lehman Brothers. Уже сейчас можно констатировать: произошло полное восстановление работы финансовой системы России, а с осени начался и новый ее рост. Темпы перераспределения капитала последних месяцев свидетельствуют, что внутренних сил у российской банковской, облигационной и фондовой системы достаточно для нормального воспроизводства в экономике, даже (и во многом благодаря) отключению элементов западной финансовой инфраструктуры — мостов с Euroclear и Clearstream.

Так, на прошлой неделе прошло первое с начала СВО IPO отечественной компании на российской бирже: Whoosh разместил акции по цене 185 рублей за бумагу и привлек с открытого рынка 2,1 млрд рублей. Да, это не миллиарды долларов, как при IPO ВТБ или «Роснефти», однако на российском рынке сегодня нет спроса от нерезидентов, а все, что смог собрать Whoosh, — это деньги отечественных инвесторов, преимущественно частных.

Еще более знаковым представляется оживление рынка облигаций. Например, в ноябре «Атомэнергопром» привлек 9 млрд рублей под 9,15%, ГТЛК — 5 млрд рублей под 12,2%, АФК «Система» — 10 млрд рублей под 10,38%. На облигации огромный спрос, переподписка порой кратно превышает утвержденные размеры выпусков. Инвесторы готовы давать в долг крупным корпорациям по ставкам ниже, чем накопленный с начала года уровень инфляции.

Новые размещения облигаций происходят с частотой по несколько выпусков ежедневно. Если смотреть на статику Мосбиржи, то за 11 месяцев 2021 года компании и банки разместили 784 выпуска на 5,5 трлн рублей, в этом году число размещенных выпусков за аналогичный период сократилось до 438, однако объем привлеченных средств превысил 6,9 трлн рублей — рост на четверть. Спрос на деньги со стороны компаний — это прямые инвестиции в нашу экономику. Что, впрочем, подтверждает статистику Росстата: за январь‒сентябрь 2022 года Росстат оценил рост инвестиций в основной капитал в 5,9% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. Да и в целом увеличение объема размещений само по себе хороший сигнал: рынок готов давать деньги (доверяет бизнесу), компании готовы их брать (видят перспективы развития).

Благодаря санкциям формируется наш «оншорный» рынок евробондов. Тот же «Газпром» разместил «замещающие» облигации на 442,6 млн долларов для обмена евробондов-2027, учет прав на которые ведется российскими депозитариями, на локальные долговые бумаги. Оплатить новые облигации компании можно было не только евробондами соответствующего выпуска, но и денежными средствами. Еврооблигациями были оплачены локальные бонды на 265,95 млн долларов, денежными средствами — на 176,65 млн долларов. Фактически это новые инвестиции в бумаги газового гиганта.

Ажиотажным спросом пользуются и юаневые облигации. На Мосбирже зарегистрирован уже десяток выпусков пандабондов российской селекции от «Роснефти», «Полюса», «Металлоинвеста», «Сегежи» и т. д., при этом доходность бумаг российского локального рыка в юанях ниже, чем доходность сопоставимых по рискам бондов в самом Китае, то есть спрос на эти бумаги огромен. О намерении разместить новые облигации в юанях заявили «Русал» и «Норникель».

И конечно, кардинально пересмотрел свое отношение к займам, бюджету и его наполнению российский Минфин. Ведомство при поддержке ЦБ и крупных российских банков произвело революцию на рынке ОФЗ. Так много и так кучно современная Россия еще не занимала. Счет уже пошел на 2 трлн рублей за последние пару месяцев. При этом займы Минфина совершенно не мешают размещению корпоратов.

Долгие годы российские компании предпочитали занимать деньги на Западе, потому что западные рынки были емкие, а инвесторы были готовы ссужать под низкий процент. При этом российские Минфин и ЦБ сами были кредиторами западной финансовой системы, храня ЗВР и часть ФНБ в облигациях развитых стран. Западные инвесторы, в свою очередь, вкладывали (в общем-то, наши же деньги) в ОФЗ. У этой странной конструкции был один недостаток: в случае проблем на сырьевых рынках иностранные инвесторы в панике убегали из России, ломясь в узкое горлышко валютного рынка, тем самым раз в несколько лет вынося рубль на новые минимумы.

Фактически жесточайшие санкции против России и ее финансового ядра сломали прежнюю конструкцию и одновременно создали мощнейший импульс развития национальной финансовой системы. Санкции отрезали нашу страну от внешнего финансирования, но и защитили курс рубля от атак и панических оттоков капитала. В результате отечественный рынок замкнулся на наш, российский, капитал и на нашу экономику. С учетом системного профицита торгового баланса и бюджетного профицита внешние займы России и не нужны.

То есть в долгосрочной перспективе санкции против России не только не достигли своей цели (банковская и финансовая системы устояли), но и создали для нашей страны больше, чем отобрали. Санкции вывели из анабиоза российские денежные и финансовые власти, заставили российские фининституты и компании решать свои проблемы с капиталами в российской юрисдикции. В итоге все это отвязало российский рубль от зависимости от доллара и евро, то есть попросту деколонизировало его.