Инвестиции в самокат как транспортное средство

Виктория Безуглова
корреспондент журнала «Эксперт»
18 декабря 2022, 13:02

Оператор кикшеринга Whoosh вышел на IPO. На привлеченные 2,1 млрд рублей компания планирует резко нарастить парк самокатов, чтобы снять сливки с модного тренда на транспортную микромобильность

ВЛАДИМИР РЯБЧИКОВ/ТАСС

Один молодой отец рассказал в чате, как он, решив не отставать от духа времени, приехал в школу встречать дочку на арендованном самокате и обратно домой они тоже с ветерком помчались на самокатах, а потом он посчитал расходы: «Ребята, я заплатил 600 рублей, а если бы взял в аренду машину, то вышло бы так же или даже дешевле!» Впрочем, ощутимо высокий для транспорта чек, похоже, не останавливает тягу людей к кикшерингу, то есть к услуге аренды самокатов. В нынешнем году пользователи в России совершили около 100 млн поездок, из них 47 млн пришлось на сервис Whoosh и 29 млн — на Urent. При этом рынок проката самокатов растет третий год подряд, его география расширяется: освоившись в городах-миллионниках и на курортах, кикшеринг плавно приучает к транспорту последней мили города с населением 250–300 тыс. человек. «В прошлом году рынок микромобильности оценивался в девять миллиардов рублей, по итогам 2022 года можно будет ожидать цифру в два раза больше», — прогнозирует директор Ассоциации операторов шеринговых средств микромобильности Ксения Эрдман. По оценке аналитика Freedom Finance Global Алема Бектемирова, в 2026 году спрос на кикшеринг может вырасти более чем в десять раз относительно 2021 года и достичь 96 млрд рублей.

Неудивительно, что на волне этого бума оператор кикшеринга номер один Whoosh решил выйти на IPO. Четырнадцатого декабря компания разместила на Московской бирже допэмиссию в объеме 10,2% акций (11,35 млн штук) по цене 185 рублей за бумагу, всего на 2,1 млрд рублей. Капитализация бизнеса составила 20,6 млрд. Правда, изначально планировалось размещение в объеме 5 млрд: 2,5 млрд — за счет допэмиссии и еще столько же — от продажи акционерами части своих акций. Но в итоге акционеры решили акции не продавать, а лишь предоставить бумаги на сумму 0,2 млрд рублей для проведения возможной стабилизации на вторичных торгах. А инвесторы выкупили бумаги по нижней границе ранее установленного ценового коридора (185–225 рублей). Помимо ведущих российских инвестиционных фондов, выкупивших более половины проданных акций, в IPO приняли участие свыше 20 тыс. частных инвесторов с капиталом более 1 млрд рублей.

Несмотря на то что общий объем IPO оказался ниже ожидаемого, по словам генерального директора Whoosh Дмитрия Чуйко, планы развития компании не меняются. Практически все средства, привлеченные в ходе IPO, будут направлены на расширение парка самокатов и географии присутствия. Нынешний парк, насчитывающий 82 тыс. самокатов, увеличат на 40 тыс., а к 40 городам присутствия в России и СНГ добавится в среднесрочной перспективе 73 города.

«Это специфика отрасли, хорошую рентабельность можно показать, лишь имея большой транспортный парк», — поясняют стратегию Whoosh в Ассоциации операторов микромобильности. Собственно, по этой причине не дремлют и главные конкуренты Whoosh: у Urent флот самокатов в этом году составил 85 тыс., в планах — до 2024 года расширить парк до 130 тыс.; третий крупный игрок Яндекс Go на днях представил электросамокат собственной разработки и заявил, что к весне 2023 года увеличит свой парк с 20 до 70 тыс. единиц. Учитывая, что на эту тройку компаний с федеральным охватом рынка приходится 80% всего спроса, а оставшуюся пятую часть делят между собой свыше 40 игроков (средние компании с охватом в три‒пять городов и микрокомпании, представленные в одном городе либо в части городских районов), можно предположить, что тон в предстоящей экспансии станут задавать именно лидеры и борьба между ними будет жаркой.

Whoosh и до IPO активно привлекала для своего развития внешние инвестиции. В 2020 году она получила 1 млрд рублей от банка «Открытие» и МСП-банка, в 2021-м — совокупно 2 млрд рублей от закрытого фонда под управлением «ВТБ Капитала», вошедшего в состав акционеров компании, и от банка «Открытие» — в виде кредита. При этом в компании утверждают, что привлеченные средства пошли не только на обеспечение экстенсивного роста, но и на построение продвинутой модели бизнеса и совершенствование качества продукта.

Микромобильность — это не про развлечения

Кикшерингом Дмитрий Чуйко заинтересовался, когда в 2018 году, еще в статусе вице-президента по инновациям авиакомпании S7, увидел на набережной Сан-Франциско электросамокаты первопроходца отрасли американской Bird. Прекрасное развлечение: люди брали самокаты в аренду через интернет-приложение и катались, любуясь видами Тихого океана. Дмитрий просчитал вариант аналогичного формата в Москве на 50 самокатов, цена вопроса — порядка 500 тыс. долларов. В проект пригласил коллег по топ-менеджменту S7 Егора Баяндина, Олега Журавлева и Сергея Лаврентьева.

Начинали в гаражных мастерских. При этом купить электросамокаты не было проблемой, но, чтобы те стали современным сервисом, требовалось разработать платформу для управления, приложение для пользователей, создать специальные IoT-модули, способные принимать и отправлять данные платформе, а также связывать самокат с приложением и разблокировать его при наведении камеры смартфона на QR-код. И хотя сервис Whoosh мог стартовать в Москве еще в 2018 году, именно из-за неполной готовности модулей запуск перенесли на весну 2019-го. Расчет оказался верным: сезон прошел успешно, сервисом воспользовались более 200 тыс. человек, в том числе из-за простоя конкурентов в лице столичных операторов «Делисамоката» и YouDrive Lite, у которых возникли проблемы с покупным ПО — в частности «Делисамокат» не смог запустить бесстанционную модель. 

А уже в следующем, пандемийном году, когда люди искали альтернативы общественному транспорту, операторы кикшеринга поняли, что гораздо эффективнее использовать самокаты как транспортное средство, а не как развлекательное: частота поездок увеличивается, а при плотном покрытии территории точками размещения самокатов появляется привычка к доступному подручному средству передвижения. Сегодня уже все отечественные сервисы микромобильности делают акцент на то, что от 60 до 80% поездок их клиенты совершают в транспортных целях, чего не скажешь о зарубежных операторах, включая ту же Bird. Хотя и Whoosh, и Bird работают на рынке микромобильности, у них, как говорит Дмитрий Чуйко, совершенно разные бизнес-модели.

По его словам, Whoosh фактически с самого начала строил сервис, который много работает с производством софта электроники, но при этом его основа — операции «на земле»: «То, как мы заряжаем флот, как мы его ремонтируем, как строим сервисные центры, — все ИТ нацелены на то, чтобы обеспечивать эти процессы». А Bird — интернет-компания, которая развивалась по венчурной схеме, привлекала много денег, но и по сей день работает не как транспортная модель, а как рекреационная, без плотности покрытия территорий. «Если сравнивать нас по флоту, то он примерно одинаковый, около 82 тысяч самокатов, только у нас они распределены на 40 городов, а у них на 200; наша плотность покрытия способна обеспечить главный транспортный параметр — регулярность, а они этого сделать не могут», — поясняет Дмитрий Чуйко.

Существенны различия и в операционной деятельности компаний. У Bird до сих пор все самокаты работают без съемной батареи, поэтому их доступность в разы ниже, чем у самокатов со съемной, которыми стопроцентно оснащены аппараты Whoosh. У Bird много франшиз, а Whoosh отказался от франшизной модели: все операции контролируются, людей обучают внутри компании. «Операционная маржа Bird на уровне городов низкая, не хватает поездок, и они дорогие для оператора, у них большие накладные расходы: в прошлом году они 200 миллионов долларов проели, мы себе такое позволить не можем», — констатирует Чуйко.

Сравнение с Bird важно для понимания дальнейших перспектив кикшеринга как бизнеса в России, то есть убыточность зарубежных компаний не аргумент при оценке отечественных компаний. Рентабельность по EBITDA у Whoosh — 58%. Более того, до начала нынешнего года компания планировала выходить и на европейский рынок, в частности в Португалию, но от этих планов пришлось отказаться из-за санкционной политики.

Модель бизнеса Whoosh передовая и для России, не зря выручка компании растет быстрее рынка: в 2021 году она увеличилась в 5,7 раза по сравнению с 2020-м (с 855 млн рублей до 4,1 млрд), в то время как рынок вырос в 3,6 раза. И это результат работы по всей бизнес-цепочке: от собственных ИТ-решений и аналитики до управления операциями, когда в моменте известно, где каждое транспортное средство находится, стоит или едет, на сколько процентов заряжено, соответственно, система отправляет на точку машину, и операторы на месте меняют батареи, а разряженные везут на зарядные станции либо, если самокат сломан, отправляют его на сервисную станцию. Так обеспечивается постоянная исправность флота, наличие самокатов там, где их ждут. Результат — высокая эффективность бизнеса. Достаточно сравнить по финансовым показателям Whoosh и Urent за 2021 год: последний при сопоставимом парке самокатов уступал Whoosh по выручке более чем в три раза и имел отрицательную рентабельность.

Эффективности Whoosh добавляет самостоятельная сборка самокатов. «Сегодня к нам приходят самокаты как конструкторы, мы их сами собираем, при этом уже 15 процентов комплектующих делаем в России, а в 2024–2025 годах хотим создать собственную модель и наращивать то, что экономически целесообразно производить в стране: дешевле и быстрее», — говорит Дмитрий Чуйко.

В ожидании дивидендов

По мнению Алема Бектемирова, выход Whoosh на IPO стал правильным решением. «Вопреки пессимистичным ожиданиям продолжительного движения вниз на инвестрынке не произошло, основным позитивным драйвером стало завершение частичной мобилизации, и инвесторы использовали просадку как повод для покупок, в итоге индекс Мосбиржи закрепил существенный рост в октябре и ноябре, настраивая рынок на продолжение отскока после снижения в этом году», — говорит аналитик и прогнозирует «довольно хороший рост котировок Whoosh в долгосрочной перспективе».

Однако не весь рынок так же оптимистичен. С долей скепсиса оценил потенциальное владение акциями Whoosh подписчик портала "СмартЛаб" блогер Mozg. Он обращает внимание на то, что на фоне быстрого роста бизнеса компании прибыль у нее в абсолютных цифрах расти перестала, на горизонте маячат растущая амортизация и возможное снижение маржинальности на региональных рынках, так как основной потенциал рынков больших городов уже выбран. В связи с этим он ссылается на отрицательный опыт Bird и другой американской компании кикшеринга Lime: обе на первом этапе развития бизнеса показали впечатляющий рост, собрали под миллиард долларов инвестиций, лидируют на своем рынке, но остаются убыточными. По его мнению, акции Whoosh могут подходить для коротких спекуляций — как акции с высоким бета-коэффициентом, сильной зависимостью от новостного фона и ожиданий, а также в качестве отыгрывания корпоративных событий.

Эту точку зрения поддерживает и Леонид Делицын, аналитик ФГ «Финам». «В настоящее время темпы роста выручки компании остаются высокими (плюс 54 процента), но стремительно снижаются, ведь в прошлом году рост был пятикратным, а в позапрошлом — десятикратным. То есть потенциал роста выручки может оказаться значительно более скромным, чем сейчас ожидается, а усиливающаяся конкуренция со стороны других игроков — постепенно съесть прибыль». Кроме того, отмечает аналитик, пока Whoosh почти ничего не тратит на маркетинг, но, когда на уличных баннерах появятся звезды экрана и TikTok, рекламирующие услуги конкурентов с 50-процентной скидкой в честь черной пятницы, такая статья расходов появится.

Впрочем, по мнению аналитиков, позитивному настрою инвесторов в отношении акций Whoosh будет способствовать, помимо понятной бизнес-модели компании, узнаваемости бренда и крепких финансовых показателей, четкая дивидендная политика. Whoosh планирует выплачивать 25–50% чистой прибыли в зависимости от уровня «чистый долг к EBITDA». По словам Алема Бектемирова, в 2021 году компания выплатила 1 млрд рублей дивидендов, это 55% чистой прибыли за год.