Арктический фронт «НоваТЭКа»: стужа в помощь

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
23 января 2023, 00:00
№4

«НоваТЭК» как будто не замечает тотальных санкций, обрушившихся на него в самый разгар реализации амбициозного проекта по производству сжиженного природного газа «Арктик СПГ — 2». На кону не только сам проект, но и будущее высокотехнологичной отрасли российского ТЭКа

АЛЕКСАНДР ИВАНТЕР
В сухом доке Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений «НоваТЭКа» в Белокаменке Мурманской области завершаются пуско-наладочные работы на первой технологической линии завода «Арктик СПГ — 2»

Перелет из Сабетты в Утренний вышел будничным: рабочая лошадка Ми-8 шел метрах в тридцати над ледяным покровом Обской губы, как трамвай на городском маршруте — ни качки, ни воздушных ям, вот только видимость в заиндевевших на морозе иллюминаторах была почти нулевая. Ровная, как стол, снежная пустыня на сотни километров вокруг, и лишь на подлете в сумерках полярной ночи замелькали огни большой стройки. Запустив завод по сжижению природного газа на Ямале, российский частный нефтегазовый гигант «НоваТЭК» решил развить успех на полуострове Гыдан, напротив Ямала.

Пять лет назад, 8 декабря 2017 года, контролируемый «НоваТЭКом» международный проект «Ямал СПГ» закачал первую партию сжиженного газа во флагман своего танкерного флота, газовоз «Кристоф де Маржери». В 2021 году, с запуском четвертой технологической линии, реализованной на разработанной «НоваТЭКом» технологии сжижения «Арктический каскад» (АК), завод вышел на проектную мощность.

А в прошлом году завод в Сабетте умудрился сработать даже с ее превышением — благодаря сильно отрицательной большую часть года температуре здешнего воздуха. Как сообщил журналистам заместитель директора по производству ОАО «Ямал СПГ» Владислав Хлыбов, завод выдаст по итогам 2022 года 21 млн тонн, или 5%, мирового производства сжиженного газа — при проектной мощности четырех линий 17,4 млн.

Технологическая эффективность предприятия тоже на мировом уровне: на нужды, сопутствующие сжижению, прежде всего на выработку электроэнергии для работы завода, идет не более 5‒6% добываемого на проекте газа.

Давно живет в повестке дня «НоваТЭКа» и третий завод по крупнотоннажному сжижению, «Обский СПГ» на Ямале. На Восточном экономическом форуме в прошлом году основатель и глава «НоваТЭКа» Леонид Михельсон сообщил, что новый завод будет иметь две технологические линии по сжижению мощностью 2,5 млн тонн каждая, причем решено масштабировать собственную технологию. «Фишкой» АК является наличие единственного контура охлаждения газа вместо обычно применяемых двух, поскольку предварительное охлаждение газа происходит естественным путем. Окончательное инвестиционное решение по «Обскому СПГ» ожидается в первой половине 2023 года.

Но это послезавтрашний день «НоваТЭКа». Ближайшие рабочие задачи компании — пуск в эксплуатацию второго крупнотоннажного проекта по сжижению газа, «Арктик СПГ — 2», стройка которого сейчас идет полным ходом одновременно в двух локациях Заполярья, отстоящих друг от друга на полторы тысячи километров.

Как это может быть? Сейчас объясним.

Завод для строительства СПГ-заводов

«НоваТЭК» решил сооружать «Арктик СПГ — 2» по необычной технологии, на основаниях гравитационного типа (ОГТ, подробности ниже). Каждая из трех технологических линий будущего завода собирается на платформе в Центре строительства крупнотоннажных морских сооружений (ЦСКМС) в Белокаменке, на берегу Кольского залива, в 35 км от Мурманска, и по готовности будет отбуксирована по морю до Утреннего на Гыдане, где сейчас идет обустройство одноименного газоконденсатного месторождения и строительство всей необходимой для работы завода инфраструктуры (см. карту).

В расчете на один объект — «Арктик СПГ — 2» — строительство масштабного кольского гринфилда очевидным образом не окупается. Замысел «НоваТЭКа» куда масштабнее. Затевая строительство ЦСКМС в июле 2017 года, компания задумала создать конвейер по строительству крупнотоннажных СПГ-заводов. Тогда овчинка стоит выделки: удельные (на тонну продукции) капитальные затраты будут ниже, чем для завода, построенного в месте эксплуатации, подобно «Ямал СПГ». Сотрудники «НоваТЭКа» в Белокаменке подтвердили предположение «Эксперта», сообщив, что у компании в перспективе будет возможность строить на ЦСКМС на взаимовыгодных условиях технологические линии СПГ-заводов для других проектов.

Дополнительный неоспоримый плюс строительства завода на погружных платформах — минимизация негативного воздействия завода и окружающей среды друг на друга. В частности, практически обнуляются риски — и затраты по их купированию — техногенного влияния таяния вечной мерзлоты.

Что касается построенного на суше «Ямал СПГ», то эти затраты были, а с учетом текущего мониторинга и остаются весьма существенными. Для консервации многолетнемерзлых грунтов, на которых стоит завод, было погружено 30 тысяч термостабилизаторов. Они видны повсюду на территории завода, особенно их много вокруг свай — торчат из земли метра на полтора (на столько же заглублены в землю) необычные, с частыми продольными ребрами диаметром сантиметров десять столбики. Термостабилизаторы, или сезонно-охлаждаемые устройства, работая в зимний период, замораживают окружающий сваю грунт за счет разницы температур воздуха и грунта через хладоноситель — специальную жидкость. Последняя, испаряясь, охлаждает сваю, потом конденсируется и снова испаряется. И так по кругу, без внешних источников энергопитания (подробнее об особенностях строительства на вечной мерзлоте читайте материал «Вбуриться в вечность» в № 24 «Эксперта» за 2021 год).

Эта громадина может плавать?

Масштабы двух сухих доков в Белокаменке поражают воображение. В России они сопоставимы по размерам только с одним объектом — доком верфи «Звезда» в Большом Камне Приморского края (там сейчас строятся новые танкеры-газовозы для «НоваТЭКа»). Док «Звезды» имеет горизонтальные размеры 480 на 114 метров, док ЦСКМС — 415 на 175 метров.

В первом доке ЦСКМС идут пуско-наладочные работы первой технологической линии. Линия состоит из двух частей — нижнего и верхнего строений. Нижнее строение, это и есть ОГТ, представляет собой, грубо говоря, большую бетонную коробку весом 480 тыс. тонн. По периметру нижнего строения расположен полый бетонный кантилевер («юбка»), который по прибытии линии на место эксплуатации будет заполнен водой и погрузит платформу на дно Обской губы у причальной стенки Утреннего.

Никаких наземных резервуаров для сжиженного газа на «Арктик СПГ — 2», в отличие от «Ямал СПГ», не будет: два гигантских резервуара общей емкостью 230 тыс. кубометров и еще два для газового конденсата, на 75 тыс. кубов, находятся внутри нижнего строения платформы.

На ОГТ устанавливается верхнее строение — это технологические модули (модуль для удаления ртути, модуль вспомогательных систем и т. д.). Самый высокий, до 60 метров, модуль включает в себя главный криогенный теплообменник — технологическое «сердце» завода. Вес модулей варьируется от 8 до 15 тыс. тонн (бытовой аналог по размеру и массе — четырехподъездная девятиэтажка). Общий вес верхнего строения — 160 тыс. тонн. Совокупная масса всей платформы — 640 тыс. тонн, высота — около 100 метров.

Все 14 модулей первой технологической линии изготовлены в Китае и доставлялись в Белокаменку с октября 2021-го по февраль 2022 года, аккурат к началу СВО. Сейчас идет интеграция модулей и проверка их работоспособности на платформе.

Вторая технологическая линия сейчас находится в стадии изготовления во втором доке ЦСКМС. Нижнее строение платформы уже готово. Два модуля верхнего строения изготовлены в самом Центре, еще два модуля готовятся к установке на ОГТ. На третьей технологической линии предусматривается уже восемь модулей собственного изготовления, четыре из которых уже запущены в работу.

По итогам 2022 года на СПГ российского происхождения приходилось около 15% импорта сжиженного газа в ЕС и 6% поставок СПГ в Азию

Мы все решим. Но не скажем как

И все шло бодро, пока в пятом пакете санкций ЕС, опубликованном 8 апреля прошлого года, не появился запрет на продажу, поставку, передачу или экспорт в Россию прямо или косвенно товаров и технологий, необходимых для сжижения газа. Тотальное эмбарго оказалось весьма болезненным. Каким образом «НоваТЭК» планирует организовать доставку основного технологического оборудования преимущественно европейского производства для второй и третьей линий завода в обход санкций ЕС либо организовать их замещение — тайна за семью печатями. Ни до, ни после, ни во время поездки представители компании не комментировали эту тему, несмотря на изощренные домогательства журналистов.

Прошлым летом из-за санкций на проекте произошла смена генподрядчиков. На место итальяно-турецкого консорциума Saren B. V. и французской Technip Energies пришли российская компания Nova Energies (контролируется НИПИГазом) и неизвестная широкой публике компания Green Energy Solutions LLC, зарегистрированная в ОАЭ. Теперь это их головная боль — на марше искать и находить альтернативные решения для проекта в обход санкций.

Наиболее критичным выглядит запрет на поставку теплообменников для крупнотоннажного сжижения газа: на «Ямал СПГ» использовались спиральновитые теплообменники американской Air Products, а на проекте «Арктик СПГ — 2» предполагалось использовать это оборудование производства немецкой Linde (последними, к слову, оборудованы обе технологические линии первенца российской крупнотоннажной СПГ-индустрии — завода «Сахалинской энергии» в Пригородном).

Часть модулей для второй линии «Арктик СПГ — 2» все же удалось изготовить и отгрузить, мы застали их монтаж и наладку в огромном, 93 метра высотой и с 600-тонными мостовыми кранами, сборочном цехе 107 ЦСКМС в Белокаменке. Но основная часть работ, судя по просачивающейся в СМИ скупой информации, прервана: китайские подрядчики перестали получать европейскую «начинку» для модулей.

Не удалось нам получить информацию и о том, кто же конкретно выполнит уже этим летом в высшей степени нетривиальную операцию по транспортировке 640-тысячетонной готовой первой платформы «Арктик СПГ — 2» из Белокаменки на Гыдан. И в этой части производственных замыслов западные партнеры «НоваТЭКа» подложили компании свинью. Вскоре после начала СВО из проекта вышла голландская Boskalis, занимавшаяся транспортировкой модулей для технологических линий «Арктик СПГ — 2» из Китая в Белокаменку и планировавшая осуществлять буксировку готовой платформы на Гыдан. Путь длиной около полутора тысяч километров должен быть преодолен за летнее навигационное «окно». Идеальное время — полторы-две недели на стыке июля‒августа. Вот только исполнитель нужен новый.

Отказываясь сообщить какие бы то ни было детали, «НоваТЭК» не видит проблем с транспортировкой платформы на Гыдан и подтверждает сроки прохождения ближайших «сигнальных флажков» проекта: переход первой платформы из ЦСКМС в Утренний — август 2023 года, первая партия СПГ с первой очереди завода — декабрь 2023-го. Подтверждает компания и ранее анонсированные сроки ввода в эксплуатацию второй (2024 год) и третьей (2026 год) технологических линий.

Столь же бескомпромиссно стоит пресс-служба «НоваТЭКа» на защите информации об альтернативном варианте обеспечения электроснабжения «Арктик СПГ — 2». Установленная мощность основной газотурбинной электростанции, обеспечивающей работу завода «Ямал СПГ», составляет 376 МВт. Она реализована на восьми энергоблоках фирмы Siemens мощностью 47 МВт каждая.

На «Арктик СПГ — 2» изначально предполагалось устанавливать недавно созданные на базе авиационного двигателя для Boeing-777 турбины LM-9000 американской фирмы Baker Hughes единичной мощностью до 75 МВт. Однако в июне 2022 года американцы разорвали контракт, прервав поставки (по неподтвержденной информации поставлены только четыре турбины из семи), что заставило оперативно искать адекватную альтернативу. «Сейчас смотрим, перепроектируемся, чтобы заменить турбину на электропривод. Самый тяжелый вопрос — это турбина. У нас есть 115 мегаватт у “Силовых машин”, но она промышленная. 70–80 мегаватт турбины нет. Электроприводы обсуждали с двумя-тремя производителями, которые вместе сделают электропривод. Это займет пару лет. Соответственно, для обеспечения энергией нужно будет строить электростанцию на 400 мегаватт на одну линию»,— сообщил Леонид Михельсон на ПМЭФ-2022.

Позднее в СМИ прошла информация, что компания собирается использовать на проекте плавучую ТЭС производства турецкой компании Karpowership. «НоваТЭК» никак не комментирует эту информацию.

Единственный энергообъект, который мы увидели в Утреннем, — это рабочая электростанция на 72 МВт, где уже работают два модуля по 24 МВт, реализованные на 12-мегаваттных турбинах пермского «ОДК-Авиадвигатель». Но функционал станции вспомогательный: она обеспечивает электроэнергией объекты инфраструктуры промысла, вахтовый поселок, процесс добычи, транспортировки газа и конденсата. Для питания крайне энергоемкого процесса сжижения газа ее мощности явно недостаточно.

«Завершаются работы, необходимые для подключения первой технологической линии. Общая готовность у нас по первой фазе составляет 83 процента. Сейчас выполняются электромонтажные работы и испытания технологических трубопроводов», — доложил журналистам начальник управления строительства береговых сооружений ООО «Арктик СПГ — 2» Сергей Комлев. Отвечая на вопрос «Эксперта», он уточнил, что все дноуглубительные работы в порту Утренний, необходимые для проводки технологической линии на основании гравитационного типа, закончены ФГУП «Гидрографическое предприятие» до проектной отметки минус 15,1 метра. Такая же глубина и в Сабетте, ее хватает для прохода танкеров и ледоколов сопровождения.

Спохватились

«Эксперт» неоднократно поднимал проблему сильнейшей зависимости производства российского СПГ от западных технологий (см., например, материал «Когда научимся сжижать» в № 8 за 2019 год). Долгие годы процесс импортозамещения в отрасли шел ни шатко ни валко: компании, затевающие средне- и крупнотоннажное производство СПГ, предпочитали полагаться на западные технологии, инжиниринг и оборудование. Гранд-идеей был быстрый захват максимально возможной доли бумирующего глобального рынка СПГ за счет эффективной монетизации газа в недрах. Выстраивание полной цепочки производственных и инжиниринговых компетенций в сложной отрасли внутри России не было приоритетом.

И, надо признать, ставка сработала. Россия вступила в СПГ-гонку сравнительно недавно: первый крупнотоннажный завод в Пригородном на юге Сахалина был запущен в 2009 году, тогда как первая трансокеанская поставка сжиженного газа в мире была осуществлена в 1958-м, а о глобальном рынке продукта можно было уверенно говорить где-то с середины 1970-х. И вот сегодня наша страна является номером четыре в мире по производству СПГ (после Австралии, США и Катара) с долей около 8% (а всего на первую четверку приходится около 70%). Однако теперь «медаль» повернулась к нам другой стороной: по полной программе реализовались риски практически тотальной зависимости от западных технологий и оборудования.

Первой ласточкой на пути к достижению технологического суверенитета в отрасли стала четвертая линия «Ямал СПГ», решенная «НоваТЭКом» на основе собственной технологии и на российском оборудовании. И хотя процесс отладки линии оказался долгим и непростым, компания довела дело до конца и теперь планирует масштабировать «Арктический каскад» на следующих проектах.

Санкционная блокада резко активизировала усилия СПГ-производителей и российских машиностроителей по импортозамещению. Холдинг «Атомэнергомаш» (дивизион «Росатома») займется созданием ключевого оборудования для крупнотоннажного сжижения природного газа — криогенных теплообменников. До конца 2022 года планировалось подписать договор между «НоваТЭКом» и входящим в «Атомэнергомаш» ОКБМ «Африкантов» на разработку технической документации для производства крупнотоннажных спиралевитых теплообменников. Уже сейчас «Атомэнергомаш» осваивает производство криогенных насосов для средне- и крупнотоннажных производств СПГ.

Кроме того, в декабре 2021 года еще одно предприятие «Росатома», НИИ электрофизической аппаратуры им. Д. В. Ефремова в Санкт-Петербурге, запустило в эксплуатацию стенд для испытания оборудования для средне- и крупнотоннажного сжижения СПГ — криогенных насосов, детандеров и компрессоров. Первыми были испытаны насосы производства уже упомянутого ОКБМ «Африкантов», предназначенные для перекачки СПГ из резервуаров заводов на танкеры-газовозы.

Активно задействованы в импортозамещении основного технологического оборудования для крупнотоннажного сжижения газа и другие предприятия, в частности «Казанькомпрессормаш» (газоперекачивающие агрегаты, компрессоры) и «Криогенмаш» (оборудование для сжижения, емкости для хранения СПГ).

Подключены к процессу и ведущие фундаментальные научные учреждения страны. Так, Объединенный институт ядерных исследований в Дубне работает с «Газпромом» над созданием систем хранения и транспортировки жидких газов и ряда ключевых видов оборудования для СПГ. В частности, турбодетандеры для сжижения для проектов «Сахалинской энергии» и «Ямал СПГ» разработаны НПО «Гелиймаш» и «Криогенмаш» с участием специалистов ОИЯИ и прошли испытания в Дубне на гелиевом криогенном комплексе института.

Минпромторг при участии «НоваТЭКа» сформировал перечень из 18 видов СПГ-оборудования, освоение выпуска которых отечественными предприятиями получит (а семь уже получило) государственную поддержку. В октябре 2022 года на Евразийском экономическом форуме в Баку Леонид Михельсон заявил, что компания приняла решение финансировать НИОКР для надежных и стратегических поставщиков на общую сумму до 30 млрд рублей.

Доля «Газпрома» в обеспечении газового потребления Европы за один прошлый год рухнула с 27 до 15%. Этим воспользовались США, нарастившие поставки СПГ в Старый Свет в два с половиной раза

«Двуглавая» логистика с перегрузкой

«Выработка СПГ на заводе “Ямал СПГ” соответствует полному наполнению резервуарного парка за четыре-пять суток, при этом партия отгрузки СПГ одного из четырех резервуаров соотносится с вместительностью одного газовоза, — привел арифметику работы газового конвейера “Ямал СПГ” Владислав Хлыбов. — Вследствие отлаженной работы, логистики и ритмичного подхода газовозов отгрузка партий осуществляется практически каждые сутки, при этом мы имеем стабильный средний уровень заполняемости резервуаров в районе одной трети». Загрузка газовоза занимает 13 часов.

Действующий коммерческий флот «НоваТЭКа», обеспечивающий транспортировку продукции «Ямал СПГ» потребителям, состоит из 26 танкеров. Ядро флотилии — 15 газовозов высокого арктического класса Arc7 с мощностью силовой установки 45 МВт и водоизмещением 74 тыс. тонн. Эти суда способны самостоятельно, без ледокольного сопровождения, продвигаться в толще льда до 1,5 м (при обычном ходе, кормой вперед — до 2,1 м). Еще одна особенность танкеров — универсальная силовая установка: она может работать на дизеле, на мазуте и на самом СПГ.

Логистика арктических СПГ-проектов «НоваТЭКа» такова, что танкеры ледового класса доставляют свой груз по западному и восточному маршрутам Севморпути не напрямую покупателям, а на перегрузочные комплексы. Западная точка перегрузки строится в Ура-Губе Баренцева моря (пока идет стройка, работает временный рейдовый перегрузочный комплекс), точка локации восточной — бухта Бечевинская на Камчатке (см. карту). Здесь будет осуществляться перегрузка СПГ на танкеры обычного, неледового класса, которые гораздо дешевле и в строительстве, и в эксплуатации.

Для обеспечения поставок с «Арктик СПГ — 2» наличного флота, зафрахтованного «НоваТЭКом», недостаточно. Понадобилось еще 21 судно. Согласно первоначальным планам 15 газовозов должны были быть построены на ССК «Звезда» в России, а шесть — корейской судостроительной компанией Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME). Однако летом прошлого года корейцы расторгли контракт на строительство танкеров, а верфь «Звезда», судя по просачивающейся в СМИ информации, испытывает серьезные проблемы с поставками необходимого для постройки судов иностранного оборудования, так что сроки сдачи в эксплуатацию газовозов, скорее всего, будут сдвинуты как минимум на год.

Маркетинг СПГ осуществляется внутренними соглашениями участников проекта «Ямал СПГ», и даже не в точности соответствует соотношению долей их участия в совместном предприятии. Так, из 19,64 млн тонн конечной продукции «Ямал СПГ» 2021 года «НоваТЭК» приобрел лишь 5,4 млн тонн, при том что он обладает контрольным пакетом (50,1%) в СП, а французская TotalEnergies с долей в 20% в «Ямал СПГ» (она же остается владельцем 19,4% акций самого «НоваТЭКа», хотя и вывела в декабре двух своих представителей из совета директоров компании) получила в 2021 году 5 млн тонн СПГ, а не почти 4 млн, как это следовало бы из доли ее участия. Еще два участника проекта представляют КНР — это крупнейшая государственная нефтяная компания Китая CNPC с долей 20% и суверенный Фонд Шелкового пути, владеющий 9,9%.

Несколько лет стабильно росло число рейсов газовозов с «Ямал СПГ» по восточному «рукаву» Севморпути: в 2019 году было 36 проходов, в 2021-м — уже 44 (и 29 на Запад). В минувшем году ситуация изменилась. Подскочил спрос на СПГ в Европе, решительно свернувшей покупки российского трубопроводного газа, возникла премия на европейском рынке сжиженного газа по отношению к азиатским котировкам, соответственно, выросли поставки продукции «Ямал СПГ» в западном направлении.

Сегодня потребление природного газа в мире составляет, грубо, 4 трлн кубометров в год. Из них более 1,2 трлн опосредовано международной торговлей, в составе которой устойчиво растет доля СПГ: уже около 540 млрд кубометров газа доходит до потребителя не только пересекая госграницы, но и с двумя физическими превращениями — сначала сжижением, а затем регазификацией после транспортировки.

Клубы стран-производителей (20+ государств) и потребителей (более 40) сжиженного газа быстро расширяются. Все ведущие производители планируют существенно нарастить выпуск в ближайшие годы. Например, Катар планирует нарастить мощности по сжижению с 77 до 110 млн тонн в 2027 году. Значительный объем новых мощностей начиная с 2025 года планируется к запуску в США.

Спрос в ближайшие годы будет опережать предложение. При этом значительный рост спроса ожидается не только в традиционных азиатских крупных потребителях (Китай, Япония, Тайвань, Южная Корея), но и в Европе, сворачивающей поставки российского трубопроводного газа. В прошлом году поставки «Газпрома» в «большую» Европу, включая Турцию, рухнули наполовину — «выпали» свыше 80 млрд кубометров (см. таблицу 1). Доля «Газпрома» в потреблении Европы снизилась с 27 до 15%.

Одновременно интенсивно растут поставки в Старый Свет сжиженного газа. В прошлом году, по оценке VYGON Consulting, они увеличились на 66%, с 75 млн до 125 млн тонн, причем более половины прироста покрыл американский сжиженный газ: поставки СПГ в Европу из США подскочили в два с половиной раза, с 21,4 млн до 53 млн тонн. Экспорт в Европу позволил Штатам по итогам прошлого года догнать Катар и с показателем 81,2 млн тонн разделить с ним «серебро» в списке крупнейших экспортеров СПГ в мире. Именно американцы стали главными выгодоприобретателями «изгнания» из Европы российского трубопроводного газа (это было ясно еще летом прошлого года, до взрывов трех ниток «Северных потоков», см., например, статью «Американский газ в степях Украины» в № 23 «Эксперта» за 2022 год).

Экспорт СПГ российского происхождения в Европу в прошлом году тоже заметно вырос, более чем на треть, с 14,2 млн до 19,4 млн тонн. По итогам 2022 года на российский СПГ приходилось чуть менее 15% импорта сжиженного газа в ЕС и лишь около 6% совокупных поставок СПГ в Азию, при этом европейский рынок российского СПГ впервые превысил по объему азиатский.

В 2023‒2025 годах именно проект «Арктик СПГ — 2» будет способен обеспечить примерный баланс глобального спроса и предложения СПГ. Это второй в мире по мощности из строящихся ныне заводов по сжижению газа после катарского North Field East, рассчитанного на 31,2 млн тонн, но ближневосточный гигант выйдет на проектную мощность только в 2029 году. Надеемся (и от души желаем этого), что «НоваТЭК» преодолеет все санкционные трудности и выдержит график пуска объекта.

Алеша на посту

Кольская земля — в числе самых демографически неблагополучных регионов России. Если в позднем СССР в Мурманской области насчитывался миллион двести тысяч постоянных жителей, а в областном центре, с прописанными в городе моряками и рыбаками, — 500 тысяч, то сейчас на Кольском полуострове осталось 670 тыс., а в Мурманске — 270 тыс. И отток населения продолжается. За один только 2021 год Мурманск покинуло пять тысяч человек.

На Большой земле расхожим мотивом отъезда считают неблагоприятные условия жизни — холодные зимы, пронзительные ветры с Баренцева моря, полярная ночь. Впрочем, не стоит преувеличивать. Благодаря Гольфстриму, море и Кольский залив не замерзают круглый год. Так что зимы, конечно, холоднее московских, но существенно мягче, чем в той же Сабетте.

Полярная ночь при первом очном знакомстве оказалась вовсе не тотальной теменью, как думалось в Москве. Точнее было бы сказать, что предрассветные сумерки плавно переходят в сумерки вечерние. Относительно светло — примерно как в вечно пасмурной декабрьской Москве — с 11 до 13 часов. В 15:30 полная темень. В 10 утра полная темень. Но это впечатления от Мурманска — 68 градусов северной широты, в Сабетте (72 градуса) заметно темнее (напомним, что один градус широты соответствует 111 км на поверхности Земли).

Ключевой фактор миграции — дефицит достойных рабочих мест. Только за последнее десятилетие обанкротились и остановлены такие крупнейшие работодатели региона, как Мурманское морское пароходство и Мурманский судоремонтный завод Морского флота, а также целый ряд рыболовных компаний. Масштабные гринфилды «НоваТЭКа» в одиночку неспособны переломить ситуацию, да и требуют специфических компетенций. Так, в активной фазе сооружения ЦСКМС в Мурманске и области удалось найти лишь чуть более 20% необходимого персонала, а металлические конструкции в Белокаменку возят до сих пор из Лисок и Челябинска. Чтобы вокруг ЦСКМС сложился полноценный кластер сопутствующих местных производств, нужно не только время, но и целенаправленные и, как показывает опыт работы других федеральных компаний, весьма нетривиальные усилия самого «НоваТЭКа» по повышению локального содержания своей продукции в регионе присутствия.

Непонятно, чем и как удержать на полуострове молодежь. Школьники не видят дома сильных, интересных мест для получения высшего образования. Апофеозом деградации, не будем подбирать более мягкое слово, вузовской системы Мурманска горожане считают слияние мореходки и педагогического (речь идет о присоединении Мурманского государственного технического университета, объединяющего среднюю и высшую мореходки, к бывшему пединституту, ныне носящему громкое имя Арктический государственный университет.

Главной точкой притяжения для мурманчан является Питер, до которого 1340 км по автомобильной и 1440 км по железной дороге. Впрочем, близко познакомиться с северной столицей можно и не покидая Заполярье. На центральном проспекте Мурманска, носящем имя вождя мировой революции, мы обнаружили несколько шоурумов «Новостройки Петербурга». Сам же проспект Ленина переходит в Кольский проспект, так что общая протяженность всей магистрали, разрезающей город с севера на юг, — почти 10 км, что дает московским снобам повод троллить Мурманск как «город одной улицы».

Мурманск не производит впечатления провинциального захолустья. Торговые центры и автосалоны, активный трафик на дорожной сети. Центр города красив и ухожен, изобилует симпатичными образцами сталинской архитектуры. Работают филармония и драмтеатр, колледж искусств, Дворец культуры и Дом моряков, областная научная библиотека, несколько стадионов, бассейн и Ледовый дворец. Много скверов, парков, детских городков. Казалось бы, есть все для насыщенной, разнообразной жизни. Включая даже «бутик укрепления семьи» — так многообещающе назвали хозяева магазин интим-принадлежностей с огромной витриной в самом центре города, на Ленина, 67.

Раскинувшиеся на террасах сопок кварталы новостроек Мурманска менее нарядны, а местами сильно изношены. В наибольшем запустении находится зона города между центром и новостройками, это трех-пятиэтажки зомби, давно расселенные и полуразрушенные — городу не хватает денег и времени, чтобы достойно закончить их земной путь.

Главная достопримечательность и место силы Мурманска — монумент защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны. Возвышающаяся на вершине сопки Зеленый мыс 35-метровая фигура воина из серого гранита, получила у мурманчан доброе имя Алеша (болгарский Алеша в Пловдиве, к слову, всего 10,5 метра высотой). В шинели и каске, с винтовкой за спиной, Алеша пристально смотрит на запад, в направлении ближайших недружественных государств (до норвежского Киркенеса, еще недавно излюбленного места воскресного шопинга мурманчан, чуть больше 200 км).

Сосредоточенный Алеша олицетворяет бойцов 14-й армии и Северного флота, удержавших стратегический незамерзающий порт и Кировскую железную дорогу в годы Великой Отечественной войны, обеспечив важнейший канал поставок союзников по ленд-лизу («Эксперт» подробно писал об этой героической странице истории Заполярья в статье «Гранитный линкор», см. № 20 за 2021 год).

Открывающийся от монумента вид на Мурманск и Кольский залив оставляет неизгладимое впечатление. Брутальная северная красота насыщает энергией. Спина прикрыта Алешей.

Все у нас получится.