Чтобы не было мучительно стыдно

Ирина Галкина
10 октября 2005, 00:00

На прошлой неделе развернулась интерактивная дискуссия вокруг якобы подготовленного предложения Международного валютного фонда, которое он то ли сделал, то ли должен сделать Казахстану. Утечку информации в СМИ допустил председатель Национального банка страны Анвар Сайденов. Дескать, МВФ предложил Казахстану стать вторым в СНГ после России участником программы помощи бедным странам "План финансовых трансфертов". В представительстве МВФ, что находится в Алматы, удивились подобному "сватовству" фонда: никакой официальной информации на этот счет нет. Но, вероятно, нашим чиновникам виднее.

 

В деловых и правительственных кругах тем временем начался всеобщий одобрям-с. Вице-премьер Сауат Мынбаев заявил агентству "Интерфакс-Казахстан": "Это правильно для страны. Это в том числе экспорт капитала и возможность щадящим образом, но зарабатывать". При этом он подчеркнул, что такая финансовая возможность у Казахстана есть - например, стать донором через казахстанско-российский банк. Однако далеко не всегда страны-доноры зарабатывают. Чаще получается так, что реципиенты оказываются просто неплатежеспособными и донору приходится идти на списывание долгов.

Один из управляющих крупнейшего коммерческого банка страны предельно емко сформулировал цели государства: "Это поднимает статус страны, которая теперь будет узнаваема не только потому, что у нас высокие цены на нефть, а еще и потому, что мы будем участвовать в благородном деле, связанном с поддержкой беднейших государств". (Наверное, банкир оговорился, поскольку у нас не высокие цены на нефть, а, если проанализировать продажи, совсем наоборот.)

Казахстан уже давно одержим своим внешним имиджем, и в этом ничего плохого нет. Нас хорошо знают в нефтедобывающих компаниях всего мира, но возьми не заинтересованного инвестора, а простого иностранца, и окажется, что название страны ни о чем не говорит. Года два назад в Казахстане создан телеканал Caspionet, который вещает в респектабельном формате для англоязычных стран. Ежегодно в Алматы проводится помпезный медиа-форум, собирающий весь цвет мировой журналистики, с дальним прицелом - делегаты с помощью пера и микрофона обязательно расскажут своим согражданам о Казахстане. Наши чиновники больше времени проводят за границей, чем в стране, повествуя на различных симпозиумах об инновационной экономической политике...

Безусловно, если государство станет более узнаваемым - от этого мы только выиграем. Глядишь, пойдут инвестиции и в перерабатывающий сектор. Поедут туристы, дабы вкусить нашей экзотики. С нами станут считаться на международном уровне.

Для того чтобы стать донором, мы действительно имеем кое-какие предпосылки. Государственный и гарантированный государством внешний долг на 1 июля составил без малого 3 млрд долларов. Это наилучший показатель среди всех стран СНГ. Кроме того, нефтяные доходы позволяют нам уже не просить помощи, а совместно участвовать в решении социально значимых проблем. Во Всемирном банке как положительный факт отмечают такую готовность Казахстана. Например, только что завершены переговоры с ВБ по предоставлению займа в рамках реализации проекта по сохранению лесов и увеличению лесистости в республике. Общая стоимость проекта составляет 63,8 млн долларов. Всемирный банк одолжит 30 млн, 5 млн предоставит Глобальный экономический фонд в виде гранта, остальное в этом проекте профинансирует сам Казахстан. Это воспринимается как большое достижение в области самопомощи. Но, например, те же скандинавские страны не просят международных вспомоществований - их граждане, ведущие личное хозяйство или занимающиеся лесным бизнесом, знают, что всегда получат правительственную поддержку - не в виде гранта, но в виде предоставляемых налоговых преференций, и потому леса там постоянно восполняются. И в этом нет никакого геройства.

Пока о грамотной политике приходится только мечтать. Мы двигаемся вперед (хотелось бы верить, что в правильном направлении), но слишком медленно.

О том, что реформы пока не дают того экономического эффекта, на который мы рассчитываем, свидетельствует и официальная статистика. Уровень бедности снижается, но он по-прежнему высок. Каждый шестой казахстанец все еще имеет доходы ниже величины прожиточного минимума. Единственный город, где нет в буквальном смысле слова бедных - столица. Но опять же это среднестатистическая температура по больнице: богатые чиновники, проживающие в столице, с лихвой компенсируют бедность коренных астанчан. Статистики фиксируют катастрофические различия в распространении бедности в городской и сельской местности. Доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума среди сельских жителей в три раза больше, чем среди городских жителей.

Большинство экспертов сходится во мнении, что на всем постсоветском пространстве главная опасность для дальнейшего поступательного развития - коррупция. И Казахстан здесь, увы, не является исключением. Сколько ни боремся мы со взяточничеством, успехов на этом поприще мало. По индексу восприятия коррупции мы по-прежнему находимся на критическом уровне - и это в то время, когда Большая восьмерка прощает африканским странам фантастические долги (55 млрд долларов) за их успехи в борьбе с коррупцией (!).

По идее, государство, берущееся помогать другим странам, должно решить все свои внутренние проблемы. Чтобы войти в эту когорту, как мне представляется, вовсе не нужно измерять нефтяные накопления. Главное для нас - глубина проникновения хорошего образования и медицинского обслуживания, рост благосостояния всех без исключения граждан. Более того, донор просто обязан сделать не только экономику, но и государственную власть прозрачной и открытой, чтобы не было стыдно перед потенциальными реципиентами.

Для того чтобы стать донором, вовсе не обязательно иметь материальные возможности, главное, что нужно иметь - моральное право.