От ужасного до смешного

Культура
Москва, 21.04.2008
«Эксперт Казахстан» №16 (164)

Обличать пороки общества посредством смеха блестяще удавалось маэстро комедии Мольеру. До некоторых пор казалось, что Эмир Кустурица достойный продолжатель этого непростого трагикомического жанра. Но вышедший на экраны в прокат «Завет» заставил усомниться во вдохновенности и жизненности мастера. Такое ощущение, что режиссер механически продолжает эксплуатировать наработанные в предшествующих картинах образы, каноны и коды. Речь идет не об авторском почерке и стиле, который узнаваем, а о продукте, как будто скроенном по ремесленным лекалам. И дело даже не в поднадоевшем с «Черной кошки и белого кота» и «Жизни как чуда» цыганском разгуле, а во взявшейся откуда-то пропаганде в духе «мы идем к вам». Кустурица взвалил на себя миссию исследователя и презентанта народного менталитета, а также создателя национального продукта. Ранние фильмы отражали всю сложность политических и социальных взглядов автора, но потом словно включился невидимый моторчик, перпетуум мобиле – персонажи стали вращаться в пляске все быстрее, радоваться жизни все больше и стрелять все чаще, но только уже петардами и холостыми патронами. Трагикомедия превратилась в форменный фарс. А жизнь из чуда – в формулу успеха. Почему с Кустурицы мы спрашиваем по гамбургскому счету? Ведь «Завет» – это всего лишь комедия. Но все же мы продолжаем сомневаться: развлечь зрителя – не может быть главной задачей великого и ужасного, иначе не было бы талантливых и ярких работ, по которым мы узнали и полюбили этого режиссера.

Кутерьма от Кустурицы закручивается уже с самого начала, и не столько благодаря сюжету, сколько характерам и образам персонажей, каждый из которых один безумнее другого. Герои «Завета» (они же все население экологически чистой сербской деревеньки): 12-летний кровь с молоком отрок Цане, его дед, деревенский Леонардо да Винчи, изобретающий странные приспособления, и школьная учительница с замашками и пышными формами как у Софи Лорен. Апогея события достигают в городе, куда отправляется Цане, чтобы выполнить завет деда. Там зрителя ожидают еще более странные персонажи: держатель борделя и мафиози, строящий местные башни-близнецы, придурковатые братья с автоматами и в кожаных трусах и рано повзрослевшая школьная красавица и ее мама-стриптизерша. И, как всегда у Кустурицы, чистые и невинные дети влюбляются и борются за свое счастье, а им мешают злобные, погрязшие в грехах этого мира, но при этом смешные взрослые. И, как всегда, идея не нова – добро вновь побеждает зло. А по-другому и быть не может, ведь зло у Кустурицы не субстанционально, оно – всего лишь нехватка добра. Другое дело, что жизнь – не сказка, но, как говорят, смех ее продляет.

 

У партнеров

    «Эксперт Казахстан»
    №16 (164) 21 апреля 2008
    Нефть
    Содержание:
    Каток для нацкомпаний

    Власти Казахстана, вводя пошлину на экспорт нефти лишь для ряда компаний, не решают проблемы изъятия сверхдоходов у крупных недропользователей

    Реклама