Гармония кэйрэцу и сегуна

Общество
Москва, 14.02.2011
«Эксперт Казахстан» №6 (285)
В Японии высокие технологии отлично уживаются со вчерашним днем

Что поражает нашего человека в Японии больше всего? Нет, не уровень жизни, хотя он высочайший, не технологические достижения, хотя они на уровне фантастики… В этой стране просто очень удобно жить. Провожая детей в школу, японцы не беспокоятся об их безопасности. Опоздать на работу японец не может: электрички подъезжают строго по графику. А бесшумные лифты за считаные мгновения доставят его на любой этаж небоскреба.

Страну восходящего солнца группа журналистов из Алматы посетила в начале февраля по приглашению Mitsubishi Motors Corporation. По ощущениям японцев — это самый холодный месяц года. Но после алматинских снегов и морозов Токио встретил нас весной: 10—15 градусов тепла днем — и цветением сливы, которую в невежественном восторге мы приняли за сакуру.

Самое первое впечатление, как водится, самое верное. Так вот, по дороге в отель наш микроавтобус на средней скорости в 50—60 км/ч, не сбавляя ее, чуть было не налетел на шлагбаум. «Чуть было» не считается, так как шлагбаум сработал в метре от бампера машины. Мы слегка испугались, но наш водитель Юлия и бровью не повела. Именно таким вот образом японцы переходят в черте города на скоростные платные дороги. А точность настройки японской электроники вызывает только восхищение.

Еще одно впечатление: история для японцев — не пустой звук, именно оттуда они черпают силы, чтобы жить сегодня. В Токио высокие технологии органично уживаются с историей. В частности, с императорским дворцом в центре города. На самом деле на площади в восемь гектаров, а земля в Японии самая дорогая в мире, разместились некоторые уцелевшие фрагменты некогда роскошного сооружения.

Пешеход всегда прав

Мне как автомобилисту было очень интересно наблюдать за дорожным движением. Если иностранец приехал надолго, то ему лучше сразу получить водительское удостоверение японского типа. Из бывших советских стран только граждане Прибалтики и Грузии могут водить авто по полученным на родине правам. По правам же международного образца других постсоветских государств можно ездить всего один месяц. Несмотря на ограничения, многие выходцы из СНГ водят автомобили в Японии на свой страх и риск, до первого нарушения.

Теорию сдать довольно просто. Сергей, уже в течение 10 лет проживающий в Токио, сдал ее с первого раза. Но практику вождения ему пришлось сдавать дольше: в первый раз он никак не мог привыкнуть смотреть влево (в Японии левостороннее движение).

Чисто визуально в Токио велосипедов на порядок меньше, чем в Амстердаме. Если в Голландии на двухколесном друге можно ездить только по велосипедным дорожкам на проезжей части, то в Японии велосипедистов чаще встретишь на тротуарах. И это притом что в Токио велосипедные дорожки выделены прямо на проезжей части. Но риск попасть в ДТП на дороге велик: по словам горожан, часто именно автолюбители, поворачивая налево, прижимают велосипедиста к обочине.

В отличие от Амстердама, где велосипед зачастую представляет большую опасность для пешеходов, чем автомобили, в Токио велосипедисты… молчат. Если пешеход мешает движению и идет по велодорожке, велосипедист остановится, подождет и только потом тронется с места.

Японцы оставляют велосипеды в строго отведенных местах на обочине тротуаров, тогда как в Амстердаме они стоят практически повсюду, что объясняется скорее разницей менталитетов, нежели правил. В то же время, по нашим наблюдениям, технологичными велосипедными стоянками (стеклянная будка, где за деньги можно поставить велосипед в подземный многоярусный гараж) японцы пользуются нечасто.

Несмотря на законопослушность, японцы часто проскакивают на красный свет светофора. Связано это с тем, что светофоры в перпендикулярном направлении срабатывают с полуторасекундным опозданием. Иностранца, который только что сел за руль автомобиля, подобный стиль вождения может шокировать. Но к нему быстро привыкают, и некоторое время спустя приезжий перенимает этот стиль.

В Японии строго соблюдается принцип приоритета пешехода. При этом мера ответственности зависит от мощности транспортного средства: то есть мотоциклист, совершивший наезд на пешехода, заплатит куда меньше, чем владелец внедорожника. Часто не имеет значения, прав автолюбитель, совершивший наезд, или не прав. В любом случае полицейский выпишет владельцу машины крупный штраф: блюститель порядка считает, если ты на автомобиле, то, как обладатель объекта повышенной опасности, должен быть вдвойне внимательным.

Приближая время и соединяя города

В самом Токио проживает 12,5—13 млн человек, в одноименной префектуре — 18 млн. Однако в отличие от Москвы, где в любое время дня на тротуарах полно людей, в Токио уже к 10 утра улицы пустеют: в рабочее время японцы работают. Горожане успевают добраться до работы с 6 до 9 утра: они очень ценят рабочее время, поэтому встают рано, чтобы не стоять в автомобильных пробках. В большинстве офисов есть душевые кабины, где можно ополоснуться с дороги и переодеться в офисную одежду.

Отчасти отсутствие толчеи на улицах связано с отличной транспортной инфраструктурой. На станциях, разбросанных по всему городу, есть три вида железнодорожного транспорта: междугородный — линии Shinkansen и городской — наземные и подземные электрички.

Чтобы проехать 3—4 станции на электричке, нужно заплатить порядка 210 иен (2,8 доллара). Стоимость проезда зависит от расстояния.

Shinkansen — высокоскоростная сеть железных дорог для перевозки пассажиров между крупными городами. Первая линия открыта между Осакой и Токио в 1964 году. Общая длина поезда составляет порядка 400 метров.

Станция Shinagawa представляет собой город в городе с обилием магазинов и точек общественного питания. Именно здесь мы сели в поезд Shinkansen, чтобы добраться до города Нагоя. Расстояние между городами около 400 км, и Shinkansen преодолевает его за два часа при крейсерской скорости свыше 200 км/ч. Поездка обошлась нам в 14,7 тыс. иен (чуть больше 193 долларов) с человека: почти один доллар за один километр.

Ночная баня

Токийское такси — отдельная песня. Таксистами обычно работают люди среднего возраста. Молодежь волнуют другие проблемы: учеба и карьера. Раньше такси останавливались только на специальных стоянках, теперь можно «голосовать» в любой точке города. За посадку с пассажира берут 710 иен (9,3 доллара), куда автоматически входит плата за первые два километра пути.

Для примера: в 11 часов ночи мы взяли такси от гостиницы до японской бани. Проехав расстояние около 8 км, заплатили по счетчику 2,5 тыс. иен (около 33 долларов). В Алматы примерно такое же расстояние от Толе би — Фурманова до автовокзала «Сайран» можно проехать за 600 тенге (4 доллара).

В японскую баню мы попали к 12 ночи — самое время для японца помыться, днем на это нет времени. Поэтому бани здесь работают до утра. Прямо на входе, как и повсюду в Японии, нужно обязательно снять обувь и идти босиком. Цена билета — 1,7 тыс. иен (22,4 доллара) с человека, за эти деньги вы получите кимоно, в которое нужно облачиться в раздевалке, а также все необходимое для бани. После принятия множества ванн с целебной водой можно зайти в парилку, сухим паром напоминающую финскую сауну.

В бане можно поесть, понежиться в глубоком кожаном кресле в зале для релаксаций.

А потом отправиться закусить. Некоторые кафе работают круглосуточно. Посреди ночи можно спокойно зайти в дешевое кафе, где лапша с мясом, салат и напиток будут стоить всего 500 иен (6,6 доллара). В кафе средней руки обед обойдется в 2—2,5 тыс. иен (26,3—33 доллара) на человека. А вообще, еда в Токио дорогая. Как нам рассказали сами японцы, семья из трех человек тратит на питание в среднем тысячу долларов в месяц. Но оценки весьма условны и касаются только тех, кто готовит дома. Если же питаться в городе, то денег уйдет куда больше.

100 лет — не предел

Японцы имеют своеобразную методу воспитания детей. Как правило, до пяти лет ребенку позволяется практически все. Затем он попадает в жесткие рамки правил, и вплоть до совершеннолетия (здесь оно наступает в 20 лет) он точно знает, что и как должен делать в любой жизненной ситуации.

Старшее поколение самозабвенно предано работе и считает усердие ключевым критерием оценки качества работы. Сорокачасовая рабочая неделя — не для японцев. До сих пор в Японии работают по субботам, и это считается нормой. Как жалуются пожилые люди, сегодняшняя молодежь перенимает у Запада не самые лучшие традиции. Молодые японцы не столь усердны, как их родители, не хотят много работать, но при этом хотят получать достойную зарплату — знакомая картина, не правда ли?

Япония — лидер среди всех стран мира по числу долгожителей. Средняя продолжительность жизни в стране составляет 77,9 лет для мужчин и 85,1 — для женщин. Для сравнения: в Казахстане она равна 66 годам. Есть две основные составляющие долгой жизни: питание и ментальность. Основное меню японца состоит из риса (180 кг на взрослого в год), морепродуктов и рыбы. Все это вместе взятое не позволяет жителям страны набирать лишний вес, при этом давая мощный заряд энергии. За четыре дня в Японии мы съели бесчисленное количество блюд из креветок, в которых йода почти в сто раз больше, чем в говядине.

Второе — ментальность. Здесь не заметишь, как в Китае, громко спорящих посреди проезжей части людей. Японцы стараются избегать нерационального выброса эмоций. Складывается впечатление, будто японцы постоянно находятся в состоянии легкой прострации, так как не реагируют на внешние раздражители.

Может быть, поэтому, когда в черте города решили строить скоростные дороги на уровне пятого-шестого этажа жилых домов, японцы поначалу возмущались, но потом быстро успокоились. Видимо, возмущались тоже очень спокойно. Для нас несущиеся мимо наших окон на пятом этаже автомобили выглядели бы несколько странно. Для японцев это в порядке вещей.

Когда японцу звонит его непосредственный начальник, со стороны беседа выглядит малосодержательной. Подчиненный часто повторяет «хай» («да»), здесь не принято обсуждать указания начальника. Догадаться, когда «хай» может означать «нет», практически невозможно.

Правда, разница между старшим и молодым поколением очевидна. Первое впитало психологическую устойчивость к стрессам с молоком матери. Молодежь же в силу урбанизации и высокого темпа жизни более подвержена эмоциям.

Между тем в Японии остро ощущается дефицит живого общения: люди все чаще уходят в виртуальную реальность, и это может длиться годами. Отсюда и высокий уровень самоубийств. Правительство уже взялось за решение проблемы, открывая клубы для общения. Нет сомнения, что и с этой проблемой японцы справятся. Обычно японцы долго думают, прежде чем принять серьезное решение, но если оно принято, то обязательно выполнят. Казахстанцы и японцы в чем-то похожи друг на друга, в чем-то различаются. Прежде всего, нас роднит чувство коллективизма: и мы, и они готовы прийти на помощь, часто в ущерб себе.

Правда, мы по-разному воспринимаем окружающий мир. Казахстан открыт миру, Япония — обособленна и самодостаточна. Сегодня, в эпоху глобализации, японцы стремятся к открытости, но когда это произойдет, никто не знает. Быть может, именно в этих самых различиях и заложена прелесть страны с самой высокой плотностью электронных устройств на один квадратный метр.

У партнеров

    «Эксперт Казахстан»
    №6 (285) 14 февраля 2011
    ЖКХ
    Содержание:
    Реклама