Взгляд из Смольного

Тема недели
Москва, 20.03.2000
«Эксперт Северо-Запад» №5 (12)
Отвечая на вопросы "Эксперта", губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев был уверен, что в городе дела обстоят лучше, чем во многих российских регионах. Он готов поспорить за влияние с Москвой. На этой цели он хотел бы сосредоточиться, а не заниматься политикой ради политики. Хотя без политики все равно не получается.

- Не может губернатор быть абсолютно свободным от политики, нравится ему это или нет. Для меня никогда не было самоцелью "засветиться" в большой политике - на трибуне, перед массами. Но вся страна, все люди очень политизированы. Губернатора обязательно воспринимают как политическую фигуру, ищут в высказываниях второе дно, подоплеку, тайный смысл - и зря. Большинство из руководителей регионов говорит о делах насущных, и не надо это наизнанку выворачивать.

Но, наверное, это надо пережить. У людей ведь есть основания сомневаться и не доверять. Страна переходит, все еще переходит, на совершенно новый путь развития. К сожалению, не все было воспринято правильно. Что такое демократические убеждения - всем понятно. А что можно и чего нельзя при демократии - критерии, рамки какие-то - это ведь мало кто цивилизованно воспринял. У нас часто под свободой слова понимали вседозволенность высказываний, под рыночной реформой - беззаконие. Сколько, с позволения сказать, пионеров-первооткрывателей под демократическими лозунгами насоздавали новых псевдорыночных структур с единственной целью - обмануть людей, общество. А на самом деле думали о личной наживе. Мы видели и взлет, и падение этих структур, включая крупнейшие банки. Но сейчас, и я очень рад этому, приходит осознание того, что нужно жить нормальной жизнью, где есть место работе и семье, отдыху и заботам, хозяйству, даже скучным денежным расчетам. На мой взгляд, сегодня действительно начался совершенно другой период, когда стали делаться реальные дела.

- Но не странно ли, что именно сейчас, когда, как вы говорите, наступил период реальных дел, вы и "засветились" в большой политике? Вы говорите: самоцели нет, - но неужели и цели нет?

- Цель есть. Защищать интересы города. Возрождать и укреплять влияние Петербурга. Ведь смотрите: во времена Российской империи развивались две столицы - и ничего, никому это не мешало, больше того, способствовало укреплению государства. Я уже не первый раз говорю о том, что Москва могла бы поделиться своими "столичными" функциями. Мы их не хуже можем выполнять. У нас уже есть многолетний опыт работы Межпарламентской ассамблеи в Таврическом дворце. То есть крупного международного института, в котором принимают участие государственные деятели самого высокого ранга - руководители парламентов, председатели комитетов. И мы обеспечиваем стабильную деятельность МПА - и текущую работу, и большие форумы. Я считаю, что в Петербург вполне мог бы переехать Совет федерации. И, как вы знаете, эта идея поддержана уже многими политиками. Конечно, эти вопросы требуют долговременного обсуждения и подготовки. Вот мы сейчас договорились, что будем создавать парламентский центр - покажем его представителям политической элиты, государственных структур. Я уверен, что такая переориентация на Петербург принесет ему пользу, привлечет к нему внимание, даст толчок его новому развитию.

- Владимир Анатольевич, помилуйте, кто же заинтересован переводить в Питер ключевые госструктуры только ради того, чтобы привлечь к нему внимание? А как осуществлять взаимодействие с теми, что останутся в Москве? Представляете - "четыреста тысяч курьеров"...

- А если предположить, что тогда будет быстрее развиваться инфраструктура: транспорт, связь? А если с этого начать решать проблему более равномерного развития территорий? Тем более что эти территории есть за что уважать и там есть чему учиться. И в частности, у Петербурга. Например, когда в Москве после семнадцатого августа пошел спад, у нас, как ни странно, все резко пошло в гору. При этом никогда не надо забывать, что Санкт-Петербург живет за счет своих источников. Поэтому дефолты и прочие катаклизмы на Питер особо не влияют. Мы в девяносто седьмом году разместили на триста миллионов долларов еврооблигаций. Могли бы направить деньги на инвестиционные проекты - и получилась бы пренеприятнейшая вещь: пришлось бы отдавать треть. При этом на городе висел постоянный долг - каждые полтора-два месяца мы должны были выплачивать крупные суммы. Мы приняли правильное решение, согласовали его, кстати, с ЕБРР: реструктурировать долги Питера. В результате мы получили возможность нормальной человеческой жизни. Долги мы выплачиваем раз в год - нормально? Нормально. Москва по-другому подошла - деньги были направлены на проекты, и чуть не произошел дефолт на шестьсот миллионов, и неизвестно, чем Москва расплатится через два месяца. Как видите, мы умеем разумно расходовать деньги, у нас хороший инвестиционный климат, налоговая среда. Но нужны, очень нужны дополнительные финансовые потоки. И если бы сюда переехал ряд государственных структур, отдельные министерства, то вслед потянулся бы и бизнес. А уж мы бы обеспечили нормальные условия.

- А как приглашать чиновников, сенаторов, бизнесменов переехать в город, который, увы, называют "криминальной столицей"?

- По всем этим громким криминальным историям Петербург, между прочим, находится на тридцать первом месте в России. А не на первом, заметьте. Я сужу, как полагается в статистике, по числу тяжких преступлений на тысячу человек. А по раскрываемости Санкт-Петербург занимает одно из первых мест. На одно убийство в Петербурге - сразу, в этот же год - десяток по другим местам включая Москву. Я точно знаю, что вопрос о "криминальной столице" - политический. Кому-то выгодно представлять город таким образом. Почему после девятнадцатого декабря о Питере как о "криминальной столице" ничего не пишут? Сейчас будут выборы - опять начнут писать. Не нравится, что город развивается, не нравится, что город не просит, что он самостоятельно идет по жизни. Это очень не нравится. А сами убийства - это же связано с общей ситуацией в России. С экономической ситуацией, когда нищий человек за грош убить готов.

- Но вряд ли Галину Старовойтову или Михаила Маневича и многих других убил нищий, чтобы отнять грош. Или получить. К тому же вы только что настаивали на том, что в Питере как раз - относительная экономическая стабильность.

- Я вообще говорю - экономическая ситуация такая, что жизнь человеческая обесценилась. А что касается громких убийств политиков и бизнесменов, то во всей стране идет политическая борьба, борьба за контроль над финансами и целыми промышленными отраслями, передел собственности идет. Ведь город является составляющей государства. И не может такого быть, чтобы где-то что-то было чересчур здорово. Мы, к сожалению, находимся в прямой зависимости от общих российских дел.

Записала Наталия Жукова

У партнеров

    Реклама