Пан пропал

Культура
Москва, 17.04.2000
«Эксперт Северо-Запад» №7 (14)
В Петербурге в рамках фестиваля польских фильмов состоялась российская премьера киноленты Анджея Вайды "Пан Тадеуш"

Очередной, уже восьмой по счету, фестиваль прошел на фоне разговоров киноманов о невиданном подъеме польской кинематографии. В качестве главного аргумента приводится: впервые за долгое время национальный продукт - "Огнем и мечом" Ежи Гофмана и "Пан Тадеуш" Анджея Вайды - потеснил в польском прокате западные блокбастеры типа "Звездных войн". И еще один довод: Американская киноакадемия вспомнила о существовании Вайды, чьи фильмы несколько раз номинировались на "Оскар", но безуспешно, и решила наградить его почетной статуэткой "за выслугу лет".

Этот лестный факт признания поляки вполне могут принять как награду за выслугу лет всему польскому кинематографу, долгие годы находившемуся по советскую сторону железного занавеса и оттого явно недооцененному на Западе. Имена Кавалеровича, Мунка, Занусси, Вайды и Гофмана остаются малоизвестными западному зрителю, а два самых знаменитых поляка - Роман Полански и Кшиштоф Кесьлевский - снимали свои шедевры за границей и, очевидно, войдут в историю как фигуры космополитичные.

Фестиваль между тем произвел на петербуржцев неожиданное впечатление. В Польше сейчас выпускается двадцать-тридцать картин в год. Петербуржцам показали шесть лучших (по уверениям поляков, а оснований им не верить нет) лент 1999 года. Так вот, если это - лучшее, то ситуацию, аналогичную польскому "невиданному подъему", у нас принято называть "катастрофическим упадком отечественного кинематографа".

Без Вайды

Сам Вайда приехать на фестиваль в Петербург не смог - отдыхает после поездки в Лос-Анджелес. Но это не слишком расстроило интеллигентных старушек (откуда у них всегда берутся приглашения?) - любительниц Сокурова и филармонических вечеров, электорат Явлинского, посещавших польские показы в кинотеатре "Ленинград". Старушки обеспечивали должный градус духовности: например, когда кто-то с галерки попытался оживить скучнейшую провинциальную церемонию открытия выкриком "а банкет будет?", несчастного чуть не разорвали, приговаривая "позор!" и "какая серость!".

Главным событием фестиваля, естественно, стала российская премьера "Пана Тадеуша", собравшая полный зал. К Анджею Вайде у нас всегда дышали неровно - имея, в общем, вполне веские на то основания. Пугала лишь длительность опуса - почти три часа. До начала сеанса перед входом кинокритики вполголоса рассуждали о том, что хороший фильм идет 90 минут, ну в крайнем случае 100, а лучше всего - 75. Они были абсолютно правы. Досмотреть "Пана Тадеуша" до конца оказалось непросто, и утверждение, что семь миллионов уже проделали это, вызывает сомнение. Хотя следует признать, что режиссура - мастерская, оператор - безукоризнен, актерская работа - прекрасна (в ролях лучшие из лучших: Даниэль Ольбрыхский, Гражина Шаполовска, Богуслав Линда, Анджей Северын, Марек Кондрат и др.).

Кстати, сравнение "Пана Тадеуша" с "Сибирским цирюльником", столь популярное в Питере, допустимо лишь с натяжкой. Никита Михалков обошелся с российской историей весьма свободно: прошелся по верхам, нахватал красивых безделушек и уверяет теперь, что все так и было. Вайда, конечно, более глубок и обстоятелен, и тем не менее ощущение некоторого китча присутствует. И если у Ежи Гофмана китч выглядит абсолютно органично (этим, он, собственно, и знаменит), то от Вайды, автора "Пепла и алмаза" и "Канала", ждешь чего-то другого. В картине приметно заигрывание со зрителем, но не чувствуется нерва и вдохновения: она идеальна, как красивая иллюстрация к знаменитой поэме, но не более того. По-видимому, прокатных перспектив за пределами Польши у "Пана Тадеуша" нет.

В неожиданном ракурсе при просмотре возник национальный вопрос: некоторые зрители обиделись на то, в каком виде представлены "москали". И еще более на то, что главного из них играет Сергей Шакуров. Интеллигентные старушки покидали зал ворча: "Разве можно так русских показывать?"

Блудные дочери удачи

Худшим фильмом фестиваля оказалась работа Марты Месарош "Дочери удачи". Не зря режиссер заранее готовила себе позиции для отступления, а Ольга Дроздова, сыгравшая главную роль, призывала "не судить строго". Эта "простая, но странная", как выразилась Месарош, лента снята абсолютно в традициях нашего постперестроечного кино: смесь "чернухи", "порнухи", "бытовухи" и прочего с претензией на драматичность, психологическую убедительность и социальную значимость.

Фильм Месарош - история провинциальной русской учительницы лет тридцати пяти, которая вместе с юной дочкой едет в Польшу челноком. Там "дочери удачи" попадают в надуманную криминальную переделку, после которой мама вынуждена заняться проституцией, делает на этом поприще большие успехи и (единственный любопытный, но недостаточно продуманный поворот) начинает даже получать удовольствие от нового ремесла. Дочка маму подбадривает. Объявившийся ближе к концу муж (его играет Черневич) тоже, в общем, не против маминого бизнеса. В финале дочка преподносит сюрприз - убегает вместе с маминым пожилым сутенером (Ян Новицкий). Мама сидит на берегу моря и смотрит вдаль.

В общем, даже из этого скромного сюжета можно было бы извлечь что-то в духе "Дневной красавицы". И Месарош, славящаяся умением выписать женский характер, наверное, смогла бы сделать это. Увы, сейчас у нее это не получилось. Актеры, за исключением Новицкого, играют из рук вон плохо, количество "обнаженки" явно переходит ту грань, когда ее еще можно объяснить нуждами развития сюжета, пьяные русские и похотливые поляки вызывают равное омерзение, а дочку с ее фальшивыми гримасами хочется ударить чем-нибудь тяжелым, например, кирпичом. Приговор, вынесенный интеллигентными старушками этому фильму, был безжалостным: "Тут же сплошная проституция!"

В ожидании воскресенья

Было показано и еще четыре фильма - две комедии и две драмы. Все на крепком среднем уровне. "Килер 2" любимого в нашей стране Юлиуша Махульского ("Ва-банк", "Дежа Вю", "Кингсайз" и т. д.) - продолжение детектива двухлетней давности, тоже, как говорят, пользуется в Польше большой популярностью. Это чистая комедия положений в духе старых работ Пьера Ришара. На этот раз разбогатевшего героя Цезария Пакулы по имени Килер пытаются убить и заменить двойником, специально выписанным из Никарагуа. Актеры хороши, гэги забавны, но в целом ничего особенного. Фильмы с Ришаром были смешнее. Так сейчас снимают и у нас, хотя европейского лоска у Махульского больше. А вторая комедия - "Фукс" Мацея Даткевича - и вовсе напоминает отечественного "Гения". Молодой мошенник, используя технические приспособления, грабит "нового поляка", а симпатичный полицейский закрывает на это глаза. Хотя, опять же, нет надоевшей социалки: герой Абдулова в фильме "Гений", помнится, еще овощами благородно приторговывал. Его польский двойник до этого не опускается.

Польские драмы меньше имеют общего с "нашим новым кино", но и от среднеевропейского уровня они весьма далеки. "Полустанок" дебютантки Урсулы Урбаняк - эпизод из провинциальной жизни, история о девушке, которая смотрит на проходящие поезда, ждет настоящей любви, мучается и -закономерный финал - уходит в поисках лучшей доли. Зрителю хочется того же: уйти куда-нибудь в поисках фильма, конец которого нельзя было бы предсказать после первых пяти минут просмотра.

Фильм Ежи Штура "Неделя из жизни мужчины", к сожалению, к таковым не относится. Известного комического актера потянуло, очевидно, снять серьезное кино с самим собой в главной роли, чтобы показать разнообразие собственных артистических способностей. Способности действительно налицо и, как это обычно бывает у актеров-режиссеров, постоянно крупным планом. Но для полноценного фильма этого мало: кино о немолодом прокуроре, у которого в течение всей недели все идет наперекосяк, получилось многословным и откровенно спекулятивным (умирающая мать, недоразвитый ребенок-сирота, жуткие преступления обвиняемых и т. д.). Сидишь и ждешь - когда же воскресенье?

В общем, итоги минувшего года для соседей кажутся не слишком утешительными.

У партнеров

    Реклама