Время сеять

Петербургская промышленность вплотную занялась аграрными проектами в Ленинградской области

До недавнего времени пищевые предприятия Петербурга и аграрные хозяйства соседней Ленинградской области за редкими исключениями жили независимо друг от друга. Первые постепенно развивались, вторые постепенно разваливались. Попытки наладить их сотрудничество сверху, через совместные программы администраций города и области, успехом не увенчались.

И вдруг примерно с середины минувшего года лед тронулся. Вице-губернатор Ленобласти по АПК Юрий Голохвастов в беседе с "Экспертом" отметил, что партнерство между петербургским бизнесом и аграриями активизируется. Скажем больше: экспансия в областной аграрный сектор становится главным направлением развития городской пищевой промышленности.

Предприятия, начавшие работать с областью раньше, - молочные комбинаты "Петмол" и "Пискаревский", мясоперерабатывающий завод "Парнас-М" - расширяют свои сельхозпроекты. Кроме того, в соседний регион двинулись новые игроки: предприятия областного АПК скупают компания "Росзернопродукт", созданная питерским бизнесменом Александром Аладушкиным, концерн "Колибри", производитель продуктов глубокой заморозки "Талосто" и другие.

Компании идут в сельское хозяйство прежде всего за сырьем. Они хотят иметь собственное зерно, молоко, бычков, что обеспечит стабильное развитие предприятий на многие годы вперед. К тому же пищевой бизнес обнаружил, что вопреки общепринятому мнению вложения в аграрный сектор весьма выгодны. Дополнительным стимулом послужил подъем, начавшийся в сельском хозяйстве области. В 1999 году, впервые за десять лет, здесь зафиксирован рост производства - он составил 18,6% к уровню 1998 года.

Нельзя сказать, что аграрии встречают горожан с распростертыми объятиями. Пускать на свою делянку чужаков хочется не всем. Однако питерские предприниматели настроены решительно.

Входной билет за пять миллионов

Итак, в аграрном секторе региона произошли положительные сдвиги: наметился рост производства, число убыточных хозяйств за 1999 год сократилось вдвое, получена прибыль около 780 млн рублей (раньше такого не случалось). Но в целом ситуация остается тяжелой: 69 хозяйств из 229, расположенных в Ленобласти, убыточны. Кредиторская задолженность сельхозпредприятий не снизилась и превышает их валовой доход вдвое, а дебиторскую задолженность - в 3,5 раза. Это значит, что даже 160 хозяйств, включенных в число прибыльных, по большей части имеют огромные долги, которые бесконечно реструктурируются. До 50% задолженности приходится на платежи в бюджет и внебюджетные фонды. Практически все предприятия, как значится в документах областного правительства, испытывают хронический недостаток оборотных средств.

Кажется, что при таком жутком состоянии отрасли вкладывать туда деньги могут только идиоты или альтруисты. Председатель совета директоров компании "Росзернопродукт" Александр Аладушкин не относится ни к первой, ни ко второй категории, однако активно осваивает областное направление и объясняет это так: "Занявшись проблемами сырья, мы, как и другие представители пищевого бизнеса, стали кое-что узнавать о сельском хозяйстве. И узнали, что оно весьма рентабельно. Так, рентабельность производства молока в аграрных хозяйствах составляет от двадцати до ста процентов. Тогда мы сделали для себя простой, но гениальный вывод: сельское хозяйство - большой бизнес, не менее интересный, чем, к примеру, банковский. Убытки аграриев объясняются единственной причиной: их мощности не загружены. В одном хозяйстве, с которым мы познакомились, из пяти тысяч гектаров земли десять гектаров засевается картошкой, остальное пустует, и это типичный случай. Мы намерены загружать сельскохозяйственные мощности и получать хорошую прибыль".

Продвижение в аграрный сектор Ленинградской области "Росзернопродукт" начал в минувшем году. Тогда были приобретены агрофирма "Оредеж" - оператор рынка комбикормов, птицефабрика "Заводская" и заключено стратегическое соглашение с Лужским комбикормовым заводом.

Стратегическим партнером "Росзернопродукта" стал холдинг "Ленптицепром". Это уникальное предприятие при советской власти объединяло все областные птицефабрики, а сейчас включает четыре, что тоже немало. Кроме того, компания приступила к скупке акций Лужского молочного завода и Выборгского комбината хлебопродуктов, состоящего из двух мельниц и комбикормового завода (контроль над комбикормовыми предприятиями обеспечивает серьезное влияние в аграрном мире, поэтому кормовая тематика весьма интересует Аладушкина). "Росзернопродукт" уже владеет 5,5% акций комбината. Весной текущего года пришло время покупать совхозы.

"Мы хотим приобрести контрольные пакеты акций трех-пяти областных хозяйств на инвестиционных условиях и сделать эти хозяйства образцово-показательными, - рассказал 'Эксперту' Александр Аладушкин. - Мы намерены взять сельхозпредприятия, которые специализируются на молоке, но имеют также посевные площади. Будем выращивать фуражное зерно для своих комбикормовых фирм - в этом сезоне планируем засеять до тысячи гектаров пшеницы и ячменя, а молочный бизнес нам интересен сам по себе. Поначалу можем взять двадцать шесть процентов акций того или иного хозяйства - блокирующий пакет, но потом все равно доводить его до контрольного".

Природа не может ждать решения вопросов собственности, и пока Аладушкин финансировал посевную кампанию в трех хозяйствах без приобретения акций. Однако он считает такую форму партнерства промежуточной и по-прежнему намерен добиваться контроля над хозяйствами.

В текущем году "Росзернопродукт" рассчитывает потратить на совхозные проекты около 5 млн рублей. "Компания могла бы вложить и гораздо больше, - комментирует Аладушкин, - но вряд ли успеет найти до конца года достаточное количество партнеров - переговоры с аграриями идут сложно... Надо с чего-то начинать, и я воспринимаю пять миллионов рублей как входной билет в аграрный сектор области. Такой объем вложений позволит показать на примерах, что мы хотим и умеем работать в сельском хозяйстве, и даст право заявлять о более масштабных проектах".

"Колибри" с коровами или без

Президент концерна "Колибри" Алексей Наровлянский согласен с коллегой в том, что сельское хозяйство - доходная отрасль, однако считает все оценки этой прибыльности сильно заниженными. "Нет более выгодного бизнеса в этой стране, чем сельскохозяйственный", - заявляет он.

Наровлянский создал немецко-российскую комиссию экономистов. Никаких тендеров не объявлял, считая их бесполезными ("Это государство любит объявлять тендеры на всевозможные исследования, которые длятся годами, поглощают массу бюджетных денег и, как мы видим по состоянию экономики, не дают никакого толка", - отмечает Наровлянский), а просто привлек знакомых германских и отечественных ученых, те поработали пару недель и выяснили: в 1999 году средняя себестоимость одного литра молока в хозяйствах Ленобласти составляла 1 рубль 15 копеек, а средняя цена продажи молока перерабатывающим заводам - 4 рубля 30 копеек, что дает рентабельность в 300%. "Такой рентабельности нет больше ни в одной отрасли за исключением торговли наркотиками и оружием, - говорит Наровлянский. - Добиться убыточности аграрного хозяйства можно только очень сильно воруя. Рыдания бедных колхозников об их несчастной жизни не стоит принимать всерьез. Они выгодны ворующим руководителям, которые не желают пускать в свои владения более рачительных хозяев, и аграрному лобби во власти, с которым эти руководители до недавнего времени, вероятно, активно делились".

Концерн "Колибри" производит, по выражению его руководителя, "все, что можно съесть" - маргарины, масло, пельмени, котлеты, мороженое и т. д. Общий объем выпуска продукции - около 200 тонн в сутки. Компания уже успела поработать в сельском хозяйстве, правда, не в Северо-Западном регионе, а на Черноземье. "Колибри" владеет Бутурлиновским маслоэкстракционным заводом в Воронежской области и распоряжается 4 тыс. гектарами земли, расположенными по соседству.

Ленинградской областью концерн заинтересовался после того, как приобрел весной этого года завод "Роска" - третье по величине (после "Петмола" и "Пискаревского") молочное предприятие Петербурга. По убеждению Наровлянского, завод, дела которого сейчас идут не блестяще, станет высокорентабельным, если ему будут принадлежать несколько совхозов. Для загрузки "Роска" на 90% мощностей на него, по подсчетам "Колибри", должны работать 7-8 тыс. голов молочного стада. Чтобы прокормить такое стадо, требуется, в свою очередь, как минимум 18 тыс. гектаров пастбищ. Это площадь примерно пяти-шести областных хозяйств. Соответственно, столько хозяйств и планирует приобрести "Колибри". В данный момент он ведет активные переговоры с рядом совхозов.

"Неважно, как юридически будут выглядеть сделки с хозяйствами - купим мы их или возьмем в управление, - отмечает Алексей Наровлянский. - В любом случае непременным условием соглашения является полный, стопроцентный, контроль 'Колибри' над бизнесом сельхозпредприятия. Нам также все равно, водятся в хозяйстве коровы или они уже занесены в Красную книгу. По мне, так лучше б они там не водились".

Иными словами, "Колибри" готов самостоятельно закупать молочное стадо для своих хозяйств и даже считает такой вариант предпочтительным. Ему нужны хорошие коровы, а те, что имеются в большинстве совхозов области, только помешают делу.

Хотя концерн занимается в том числе и мясопереработкой, активно развивать в области мясное животноводство он не планирует, считая эту отрасль малорентабельной, и делает ставку именно на молоко. Тем не менее 25% стада, которым обзаведется "Колибри", пойдет на мясо. Таким образом, побочным результатом проекта станет получение сырья для мясоперерабатывающих предприятий концерна.

Компания будет закупать не только скот, но и технику - немецкие машины или российские, приближенные по качеству к европейским. В сумме "Колибри" намерен инвестировать в аграрный проект 10-15 млн долларов в течение двух-трех лет. В этом году - не менее 4 миллионов. ("Если, - отмечает Алексей Наровлянский, - не сорвутся те банковские кредиты, на которые я сейчас рассчитываю".)

Бычки приехали

Положение мясного животноводства Ленинградской области хуже, чем всех прочих отраслей. Общее поголовье скота (включая свиней, коров, птицу) сократилось с 540 тыс. в 1990 году до 209 тыс. и продолжает снижаться - правда, значительно меньшими темпами, нежели до 1998 года. Особенно плохо дела обстоят с мясными коровами. На весь регион осталось лишь три хозяйства, которые специализируются по этой части, - "Искра", "Волна" и "Рассвет". Каждое из них держит до 3 тыс. бычков, а раньше держали по 20 тысяч. Все прочие хозяйства отдают предпочтение молочным коровам и растят, как правило, не более 50 мясных.

Возрождение отрасли требует колоссальных затрат - бычков надо закупать, и в больших количествах. Мясоперерабатывающие предприятия Петербурга, которым хотелось бы работать на российском сырье, долго на эти траты не решались. Сейчас они, кажется, морально созрели. По мнению Юрия Голохвастова, созреванию способствовал тот факт, что Евросоюз, похоже, скоро отменит дотации для сельского хозяйства, а значит, импортное мясо резко подорожает.

Так или иначе, ведущий питерский производитель мясных изделий - завод "Парнас-М" - активно готовится к выращиванию собственных бычков в областных хозяйствах (экспансии "Парнаса-М" в Ленобласть посвящен отдельный материал "Нужны дотации?"). Другой производитель - компания "Талосто", лидирующая в городе по выпуску продуктов глубокой заморозки, - уже начал их растить. В минувшем году "Талосто" купила убыточную ферму "Лисички" недалеко от Волхова. В этом году начала закупать и завозить туда племенной скот из Финляндии, Германии и Дании. В общей сложности планируется довести поголовье, принадлежащее "Талосто", до 10 тыс. голов и вложить в проект 1 млн долларов. "Это наш первый опыт работы в сельском хозяйстве, - говорит менеджер 'Талосто' Дмитрий Шилов. - Если он окажется успешным, мы готовы пойти дальше: расширять проект в 'Лисичках' и, быть может, взять другие хозяйства области. Наши возможности - финансовые и управленческие - это позволяют".

Размытые критерии

Инвесторы называют разный объем вложений, запланированный на реализацию аграрных проектов. Подсчитать, сколько стоит покупка одного хозяйства в среднем, невозможно. Это зависит от состояния хозяйства, прежде всего от величины его задолженности. Закрытие долгов сельхозпредприятия - главная статья затрат любого инвестора. Землю покупать не надо, ибо рынка земли в России пока не существует, но приходится платить за акции хозяйства - это второй пункт расходов. Кроме того, к базовым затратам относится покупка семян и техники, если инвестор хочет заняться земледелием; скота и все той же техники - если он реализует животноводческие проекты. Так, молочная европейская корова (голландская, к примеру) стоит в среднем 500 долларов, для нее одной требуется всевозможной техники на 100-150 долларов. Недешево обходятся комбикорма и ГСМ. Ну а меньше всего волнуют бизнесменов расходы по оплате труда аграрных работников. "Те маленькие деньги, которые сейчас не получают колхозники, но будут получать, работая у нас, не лягут тяжким бременем на наши компании", - таков общий приговор. Действительно, оклады на селе мизерные. Даже если инвестор повысит их в два-два с половиной раза, на его бюджете это не скажется.

У всех городских предпринимателей, решивших освоить аграрный сектор, возникают однотипные проблемы. Главная - в том, что найти хороших партнеров-аграриев чрезвычайно трудно, почти невозможно. По словам питерских бизнесменов, в области есть примерно 20 крепких хозяйств, то есть 10% от общего числа. "В этих хозяйствах дороги лучше Рублевского шоссе, - говорят представители 'Росзернопродукта'. - Их менеджеры ездят на джипах по деревне, а на 'вольво' выезжают в город. То есть живут так, как и должны жить грамотные представители доходного сельскохозяйственного бизнеса". Но благополучным хозяйствам сторонние инвесторы не нужны. "На мой взгляд, лучшее хозяйство области - АОЗТ 'Рабитицы', - отмечает Алексей Наровлянский. - Я преклоняюсь перед знаниями и талантом его директора и, наверное, с удовольствием с ним бы работал. Однако 'Рабитицы' ни во мне, ни в ком-либо другом не нуждаются".

Таким образом, искать партнеров приходится за пределами двадцатки, и знакомство с основной массой совхозов питерских бизнесменов шокирует. "В совхозе, который мы, видимо, будем брать, - поделились впечатлениями представители одной из компаний, вернувшись с осмотра хозяйств, - на балансе числится двадцать пять комбайнов. Мы нашли три. Имея огромные посевные площади, они живут тем, что снимают плодородный слой земли и продают его соседним садоводствам. Когда слой кончается, копают глубже и продают песок. Увязли в долгах, каждый год задолженность прирастает на один миллион рублей. На директора заведено уголовное дело за злостное уклонение от платежей в Пенсионный фонд". "Так, может, вам лучше купить какой-то другой совхоз?", - спросили мы. - "Нет. Другие еще хуже".

Словом, экономические критерии при отборе хозяйств под проекты городского бизнеса отсутствуют. Если применять эти критерии - не подойдет никто. "Я выбираю хозяйства беспринципно, - рассказал Алексей Наровлянский. - А точнее, исключительно по принципу территориальной близости к моему заводу". Территориальный принцип назвали главным и другие участники похода в Ленобласть. Они готовы взять любой совхоз почти не глядя, если он расположен в удобном для построения технологических цепочек месте.

Самодостаточные люди

Однако удобно расположенные хозяйства, объективно нуждаясь в инвестициях, далеко не всегда желают договариваться с инвесторами. Не случайно рабочие площади хозяйств - земля, фермы и т. д., как отмечалось выше, загружены мало. Они загружаются ровно настолько, чтобы прокормить директора и нескольких его родственников. Директора такая ситуация, в общем, устраивает, он не видит смысла ее менять, тем более ценой потери контроля над хозяйством. Казалось бы, поддержать городских гостей должны те, кого земля как раз не кормит, - среднее звено сельских управленцев и рядовые работники. Но тут начинаются проблемы с менталитетом: если позиция директора по крайней мере логична, то в позиции простых сельских тружеников логика отсутствует напрочь, во всяком случае та логика, к которой привыкли бизнесмены-промышленники.

Александр Аладушкин поделился опытом общения с коллективом хозяйства "Рождественно", интересующего "Росзернопродукт" потому, что находится рядом с его птицефабрикой: "Когда мы вышли с предложением купить контрольный пакет 'Рождественно', то в ответ услышали только одно: 'Это что, мы теперь на чужого дядю работать будем?!' Приводим железный на первый взгляд аргумент: сейчас работники хозяйства получают семьсот-девятьсот рублей в месяц, а 'Росзернопродукт' сразу гарантирует им зарплату в две тысячи двести-две тысячи пятьсот рублей. Оказалось, что зарплата вообще не аргумент. Колхозники - самодостаточные люди. У каждого свой огород. На водку с картошкой хватает, и хорошо. А то, что дети растут как попало, пить начинают в четырнадцать лет, будущего не имеют, - это их ни фига не беспокоит". Алексей Наровлянский дает схожую оценку рядовым аграрным труженикам: "Они не получают денег, не работают, пьют и доворовывают то, что случайно еще осталось в хозяйствах".

Отсюда возникает следующая серьезная проблема - кадровая. Кто будет обслуживать хозяйства, купленные городским бизнесом, - самодостаточные колхозники?

Выход есть

Бизнесмены говорят, что преодолеть ментальность аграриев - нежелание уступать контроль над хозяйствами в ущерб интересам этих хозяйств - поможет государство. Те самые чиновники, которые, по мнению Алексея Наровлянского, поддерживали беспечно-убыточную жизнь аграрного сектора, сегодня уже готовы поддержать людей, желающих установить в сельском хозяйстве новые правила игры. "Мы, представители нового пищевого бизнеса, неизбежно придем в сельское хозяйство, потому что оно нам нужно, и неизбежно купим чиновников, способных помочь или помешать нашему приходу, - поясняет свою мысль руководитель 'Колибри'. - Да, собственно, мы уже допущены в закрытый клуб аграрных чиновников в качестве гостей. Они к нам прислушиваются".

Александр Аладушкин о покупке государственных служащих не упоминает, но отмечает факт сотрудничества с ними. "Столкнувшись со странными аргументами аграриев, - рассказывает он, - я сказал губернатору области Валерию Сердюкову и вице-губернатору Юрию Голохвастову: с вашими ребятами разговаривать невозможно, убеждайте их сами. И они обещали помочь. Областная власть поддерживает нашу позицию о необходимости участия в акционерных капиталах хозяйств, потому что заинтересована в грамотном управлении этими хозяйствами. Теперь мы периодически выезжаем в совхозы вместе с Юрием Голохвастовым, вместе проводим разъяснительную работу. Такое партнерство даст результаты".

Кадровая проблема тоже решаема. Как отмечает генеральный директор "Колибри", среднее звено специалистов - агрономы, зоотехники - на селе сохранилось. Что касается рядовых работников, то при умелом управлении хозяйством потребность в них невелика. Четыре тысячи гектаров земли, которыми распоряжается "Колибри" в Воронежской области, обслуживают всего лишь 24 человека. Соответственно, на 18 тыс. гектаров, необходимых концерну в Ленинградской области, потребуется не более 90 сельхозрабочих. Такое количество нормальных людей, уверен Наровлянский, он найдет. "Что делать с остальными товарищами колхозниками, проживающими в областных хозяйствах, - добавляет Наровлянский, - я, честно говоря, не знаю. Думаю, они сопьются и исчезнут естественным образом".

Единственная кадровая позиция, которая вызывает серьезные вопросы, - механики, способные обслуживать современную технику. Этот вопрос "Колибри" намерен решать путем создания общего, на несколько хозяйств, научно-технического центра, где механики пройдут обучение. Больших вложений создание центра не требует.

В общем, промышленники верят в свои силы, а в них верит власть. По мнению Юрия Голохвастова, предприятия Петербурга действительно способны серьезно помочь аграрному сектору. "Только кооперация с пищевыми, торговыми компаниями города, - сказал он 'Эксперту', - может дать толчок к развитию сельского хозяйства".

В будущем к местным инвесторам могут прибавиться инвесторы со стороны. Пока конкуренты петербуржцев из других регионов - такие, как московский пищевой концерн "Вимм-Билль-Данн", - сельским хозяйством Ленобласти не интересуются. Сперва им надо пропахать собственную Московскую область, да и нет смысла везти сырье за тысячи километров. Однако, по сведениям генерального директора комбината "Петмол" Валентина Полякова, тот же "Вимм-Билль-Данн" имеет планы строительства в Питере (или неподалеку от него) собственных производств. Есть такие планы и у зарубежных производителей пищевой продукции. Отстраивая в регионе заводы, иноземные гости неизбежно заинтересуются региональной сырьевой базой. Остается посмотреть, готово ли сельское хозяйство принять предлагаемые инвестиции.