Ненужные жертвы

Без льгот благотворительность не станет нормой жизни

Среди прочих льгот, подлежащих по новой налоговой системе отмене, есть и льгота благотворителям. Эту льготу жалко.

Логика фискала вполне ясна: злоупотребляя этой льготой, недобросовестные богачи могут укрывать часть своих капиталов от полноценного налогообложения. Кроме того, сами по себе льготы превращаются в отдельный продукт, который подлежит теневой купле-продаже со всеми вытекающими негативными последствиями. Но эта логика точна лишь отчасти и основана на архаических представлениях о современном состоянии российской филантропии.

Наша благотворительность в своей современной истории имеет как минимум два этапа развития. Первый, не делающий ей чести, относится ко второй половине 80-х годов, когда случился Чернобыль, был Афганистан, а заодно выяснилось, что и при социализме общественная организация, желательно фонд, открывают перед предприимчивым человеком заманчивые перспективы. Открыв такой фонд, можно распространять дефицитные товары народного потребления среди инвалидов и ветеранов, распределять гуманитарную помощь, производить полиграфическую продукцию, а заодно перекачивать "безнал" в "нал" и т. д. и т. п. Конечно, были исключения, но деятельность организаций того периода (помните, "фонд возрождения", "фонд развития", "фонд восстановления") надолго определила негативное отношение общества и, что важнее, налоговых органов ко всякой благотворительности.

Однако позднее, после 1991 года, положение стало постепенно меняться. В России появилась полнокровная генерация некоммерческих организаций (НКО), которые действительно оказывают различную помощь людям, попавшим в беду, и не преследуют никаких целей, кроме естественного желания выживать ради продолжения своей деятельности. Не удивительно, что на втором этапе развития новой российской филантропии имидж энтузиастов, по мере их вхождения в поле зрения фискальных служб, стал постепенно улучшаться. Ни о каком крупном воровстве в этот период речь уже не шла. Ну разве что по мелочи: получили компьютер, а потом кто-то оставил его дома, еще что-нибудь в этом роде... И по сей день российская благотворительность в значительной мере - дело людей бедных и нередко честных.

Несколько позже появились и собственно меценаты - состоятельные люди, раздающие личные деньги на разные добрые дела. Однако поверьте, в Петербурге крупные пожертвования - едва ли не на наперечет, даже если предположить, что кто-то не желает афишировать свои благодеяния. Видимо, против этих-то немногочисленных доброхотов и направлена поправка в налоговое законодательство.

Однако, на мой взгляд, отмена льготы бьет мимо цели. Среди благотворителей льготами мало кто пользовался, если кто-то пользовался вообще. Пример из жизни: года три назад я консультировал одного питерского интернет-провайдера на предмет, кому и сколько бесплатного Интернета дать. Дело святое - подвести Интернет к постели лежачего подростка. У постели больного возможности Сети приобретают экзистенциальное значение. Услуги эти, как известно, недороги. Я не раз предлагал: просчитайте все, используйте льготы и, собственно говоря, вернете себе часть пожертвованного. А в ответ я услышал: льгот много, есть федеральные, есть местные - поди в них разберись. А что нам скажут в налоговой? Зачем усложнять отчетность бухгалтеру? Бог с ним, давайте уж просто так, без всяких там льгот...

Словом, отмена налоговых льгот благотворителям нисколько не меняет хаотический пейзаж наших налогов и сборов. Тот, кто что-то отмывал, найдет (уже нашел, не сомневаюсь) другую схему. Тот, кто что-то кому-то давал, будет давать и впредь, потому что льготами не пользовался. А бедные по-прежнему будут помогать себе сами, потому что без этого им не выжить.

Разумеется, со временем все станет хорошо. Есть у меня такая надежда. Множественные ментальные ушибы нашего общества будут залечены, а помощь сирым (которых станет меньше, но они никуда не исчезнут, поскольку не исчезнут жизненные несчастья), не переставая быть подвигом во всей его красоте и непредсказуемости, получит прочную экономическую основу для своего существования в виде регулярных частных пожертвований. Но без льгот благотворителю эта перспектива, увы, снова отдаляется.