Лицом к реальной экономике

Калининградский Инвестбанк предпочитает инвестировать в реальный сектор экономики

В августе 1998 года Инвестбанк остался с "голым" корсчетом. Объявленный правительством дефолт лишил банк 6 млн долларов, вложенных в ГКО-ОФЗ, и обесценил 2 млн долларов, вложенных в корпоративные бумаги. Клиенты, бросившиеся спасать свои рубли и доллары, обнаружили, что в банке их нет - сумма, фактически равная срочным вкладам физических лиц, ушла в доход государства.

Сам виноват

Несостоятельность банка, который аккумулировал порядка 40% вкладов частных лиц в области (в основном валютных), потрясла калининградцев. Однако августовский кризис лишь ускорил падение банка, которое было запрограммировано задолго до дефолта стратегическими просчетами, допущенными руководством. В свое время аналитическая служба банка представляла расчеты, свидетельствовавшие о явном дисбалансе активов и пассивов. Аналитики предупреждали, что остатками на счетах клиентов, составлявшими в канун августа 1998 года около 70 млн рублей, следует распоряжаться более рационально. Банк же позволял себе содержать нерентабельные отделения в тех районах города, где не было достаточного количества клиентов. Свою роль сыграло и прекращение длительного сотрудничества с одним из крупнейших клиентов и акционеров - СП "Цепрусс": банк лишился доходов от обслуживания порядка 75% экспортной программы завода, которая достигала тогда 40-50 млн долларов ежегодно. В июле 1998 года "Цепрусс" закрыл свои счета в Инвестбанке, выразив тем самым недоверие политике, проводимой руководством этого финансового института.

Собственник всегда прав

За несколько месяцев до кризиса банк пережил очередное потрясение. Крупные акционеры - "Цепрусс" и "ЛУКойл-Калининградморнефтегаз", владеющие в совокупности 42% уставного капитала банка, телекоммуникационные компании "Вестбалттелеком" и "Калининградские мобильные сети", держатели 10% уставного капитала, - выразили недоверие Андрею Кубанову, тогдашнему президенту Инвестбанка. В стороне осталась лишь иностранная компания GG, на долю которой приходились 25%. С мая 1998 года российские акционеры пытались договориться с Кубановым о том, чтобы деятельность исполнительной дирекции была более прозрачна для собственников банка.

Требование "прозрачности" вызвало у Андрея Кубанова резкое неприятие. Отказался он и сформировать наблюдательный совет банка так, как предлагали акционеры - в зависимости от вклада в уставный капитал. Кубанов сформировал совет по своему разумению: от каждого акционера, каким бы вкладом в уставный капитал он ни обладал, по одному представителю. Кроме того, в совет вошли держатели мелких пакетов акций и даже люди, не имевшие никаких имущественных отношений с банком: чиновники администрации, владельцы СМИ. Сопротивление президента представляется тем более странным, что степень его участия в уставном капитале банка была мала - менее 2%.

Возможно, гарантию своей "непотопляемости" Кубанов видел в одном из пунктов устава, который гласил, что он является "пожизненным президентом". Это препятствие крупные акционеры попытались решить путем образования держателя контрольного пакета акций. Ради этого СП "Цепрусс" продало свой пакет владельцу телекоммуникационных компаний Владимиру Пирогову. Однако президент банка не признал владельца контрольного пакета, воспринимая любые его действия как покушение на свой личный авторитет. Обида президента была столь велика, что он отказался даже принять в доверительное управление 25% акций, предложенные ему с условием подчинить свою деятельность более строгим принципам.

Стратегический альянс

И тогда собственники решили, что такой президент им не нужен. Наблюдательный совет передал полномочия Валерию Байбакову, вице-президенту СП "Цепрусс". По согласованию с наблюдательным советом банк начал избавляться от излишеств, которые позволял себе ранее. Продавали лишнюю недвижимость, безболезненно, для обеспечения полного комплекса банковских операций, сократили в два с половиной раза штат сотрудников. Кризисный 1998 год Инвестбанк закончил с убытком в 27 млн рублей. Члены правления и руководители департаментов банка совместно разрабатывали программу финансового оздоровления.

Московская комиссия работала в банке около двух месяцев. Оценив банк по "затратному" методу (какую сумму необходимо вложить для восстановления основных функций), совет директоров АРКО в мае 1999 года заключил генеральное соглашение с банком на получение межбанковского кредита в 105 млн рублей сроком на три года. Соглашением также предусматривалось, что АРКО выкупает 25% плюс одна акция по номинальной стоимости - по одному рублю. При этом остальные акционеры, вне зависимости от прежнего участия в уставном капитале, обязались обеспечить большинство в совете директоров представителям агентства.

Деньги были получены, платежи "расшиты". АРКО вложило еще 80 млн рублей в уставный капитал банка. Сегодня АРКО является крупнейшим акционером Инвестбанка, держателем 85% акций. Новый собственник пожелал видеть президентом Инвестбанка Валерия Байбакова, которому бывшие крупные собственники оказали доверие ранее.

Подъем на прежнюю высоту

С благословения нового хозяина в банке началась радикальная перестройка. Прежняя структура была слишком громоздкой, и согласования между различными ведомствами внутри банка растягивались на долгое время. Теперь каждый занимается своим делом, каждому делегированы определенные полномочия. Вице-президенты совершенно свободны в тактике: сами проводят переговоры, они узнаваемы, авторитетны для своих клиентов, сами осуществляют те задачи, которые поставлены перед ними наблюдательным советом. Авторитарный стиль руководства окончательно искоренен: решения о выдаче кредита принимает кредитный комитет, и президент не имеет права его обойти.

Принятые меры пошли банку на пользу. Сегодня Инвестбанк приближается к докризисному уровню. Например, в июне 1999 года в банке было 189 постоянно работающих "средних" счетов (обычная сделка на которых превышает 150 тыс. рублей), в августе - 190, в сентябре - 198, а в январе 2000 года их стало 300. В октябре прошлого года сумма паспортов сделок составляла 1,5 млн долларов и 2,5 млн немецких марок, а к настоящему моменту Инвестбанк обслуживает экспортно-импортные операции клиентов на общую сумму 22 млн долларов и 12 млн немецких марок.

Возврат доверия клиентов к банку подтверждается и растущими остатками на счетах: в ноябре прошлого года их было всего 20 млн рублей, в декабре - уже 54 млн, а в январе нынешнего - 145 млн рублей. Валерий Байбаков рассказал, что по плану реструктуризации, утвержденному АРКО, за первый квартал 2000 года банк должен был иметь убыток 10 млн рублей, однако получил прибыль в 5 млн рублей (операционная же прибыль банка - 11 млн рублей). Наблюдательный совет не одобрил "перевыполнения" планов. Однако это, а также начало кредитования реального сектора экономики (Инвестбанк предоставил кредиты фирме "Парус" для организации производства безалкогольных напитков, на деньги банка открыт супермаркет компании МДМ. Банк участвует в финансовом оздоровлении стратегического для области "Калининградавиа" - предприятия, которое является единственным отечественным воздушным мостом, связывающим анклав на Балтике с "большой Россией") позволило убедить новых и старых клиентов в состоятельности банка.

Поворот к реальной экономике президент Инвестбанка обосновал так: "Нам не нужна сверхвысокая, быстрая, но преходящая прибыль. Нам нужен надежный клиент. В Калининградской области мало действительно мощных предприятий, и соревноваться с коллегами в попытках завлечь элиту - потеря времени и, главное, перспективы. Ориентироваться на кредитование торговли и сферы услуг? Но это самый ненадежный клиент, 'конъюнктурщик', готовый моментально перейти в тот банк, где кредиты подешевле. Самым надежным остается производство. И если Инвестбанку удастся вырастить себе партнеров, помочь им сделать бизнес успешным, эти клиенты останутся в банке на долгие годы".

Калининград