"Кирпичи" haut couture

Модельер Олег Кондратьев вводит в моду недорогую обувь ручной работы

Что делает нормальный соотечественник, желающий иметь ту обувь, которая нравится? Ищет подходящую модель в магазине. А если не найдет? Будет искать дальше, пока не повезет. В свое время Олег Кондратьев поступал иначе - он покупал подходящую обувь и переделывал ее на свой лад. Дизайн подработает, подошву прошьет, колодку поменяет. Сначала развлекался для себя, затем - для друзей. Эта дорожка и привела его к собственному обувному делу. Модельному.

"Колхоз" для generation P

Обувь от Кондратьева прочная, красивая и оригинальная, на здоровенной подошве. Рассчитана она на молодежь с претензиями generation P. Однако никого не удивляет, когда обычный "колхоз" за 800 рублей ("колхозом" именуют обувь, производимую массово) покупают люди из "мерседесов". Хотя, конечно, какой уж тут колхоз? Одни названия чего стоят: "А-17", "быки", "пароходы", "кирпичи"... Причем над придумыванием названий не мучаются: как видят, так и называют. Чуть вздернутый носок "пароходов" напоминает высокий нос океанского лайнера. У "кирпича" "морда" квадратная и обрубленная, как в жизни. С "быком", сразу видно, лучше не спорить. И только самые популярные "А-17" - просто удобная круглоносая обувь на толстой подошве (название почерпнуто на "Ленвесте", где заказываются колодки).

Весь "колхоз" Олегом смоделирован и выношен лично. Выношен в прямом и в переносном смысле. Ботинки придуманы в годы молодости. "Было это лет десять назад. Я как раз вернулся из армии. Сначала было хобби, потом пытался работать профессионально. И постепенно все переросло в бизнес. Начинал с мастерской в Репино, делал набойки и накаты. Мастерская была три на пять метров, но мы стали обрастать клиентурой. Идея собственной оригинальной обуви была всегда. Тогда мы могли позволить себе что-то хапнуть из фирменных образцов, развить. Потом научились придумывать сами. Я повышал свою квалификацию, пытаясь делать все, - вспоминает модельер. - Если не получалось, я все равно пытался. Иногда я принимал заказ и не имел представления, как его исполнить. Брал и делал. Вот откуда профессионализм".

Упорство помогло набраться смелости, поверить в себя и решиться предложить рынку новый подход. Модели поражают порой не только остротой решений, но и углов. "Некоторые удивлялись: это недоделанный ботинок? - смеется Олег. - Доделанный, но угловатый. Потом появилась итальянская обувь с такими же углами. Возможно, она была и раньше, да я не знал".

Говорят, прообразом этих моделей являются ботинки фирм "Гриндерс" и "Мартенс". Отличия - в цене (более низкой) и качестве (более высоком). Ботинки западных фирм стоят за сотню долларов, а "кирпичи" и "пароходы" обходятся в 800-1000 рублей и носятся полтора-два года. Причем поношенные можно отремонтировать у Кондратьева.

Качество - важная составляющая этой обуви. Оно обеспечивается дедовской технологией производства. Вся обувь прошивается вручную, включая женские сапоги на тонкой подошве. Вручную делается форма, вручную форма натягивается на колодку. "Хочется делать качественную обувь, - говорит Кондратьев. - В импортную изначально заложен брак. Ведь мода меняется, и им не нужна обувь, которую можно носить годами. Итальянцы считают, что человек должен иметь шестнадцать пар обуви. Наш соотечественник позволить себе этого не может".

Это - Клим Ворошилов...

Полное название фирмы - "Производственно-творческая студия КВ-4 Олега Кондратьева". Аббревиатура родилась пять лет назад, неожиданно. Готовились к первому показу, проводимому фирмой Revlon. Завтра на подиум, а названия нет. Вбегает один из сотрудников и кричит: "Ну вы прете как танки. Только начали работать, а уже манекенщицы, модельные агентства, показы. Просто КВ-4". Напомним, КВ-4 - тяжелый танк, названный в честь командарма Климента Ворошилова.

В показах студия участвует и сегодня, а вот на конкурсы не приглашают. Объяснение веселое: "Я не имею корочек дизайнера, а значит, и права участвовать в конкурсах. Вне конкурса выступаю часто. Для них я не профессиональный, а лишь признанный модельер".

Фирма Кондратьева - вполне успешное коммерческое предприятие, хотя для развития успеха, по лености очевидно, делается немногое. Именно поэтому сбыт кондратьевской обуви в Петербурге ограничен. В этом постарались бывшие партнеры и ученики Кондратьева. Делая обувь "по образу и подобию", они не очень заботятся о качестве, зато о цене - очень. Дешевые подделки полностью вытесняют обувь от Кондратьева с питерских прилавков, одновременно совершенно дискредитируя ее своим низким качеством. Поэтому в сезон, то есть с августа по декабрь, количество проданных "пароходов" и "кирпичей", словом "колхоза", составляет около 1000 пар в месяц. В другие месяцы, например в мае, спрос падает до 300 пар. Так что в год стандартной обуви продается примерно на 5-6 млн рублей. Продажи осуществляются двум десяткам более или менее постоянных торговых партнеров мелким оптом.

Зато на другом крупном рынке, в Москве, обувь Кондратьева имеет отличную репутацию и устойчивый спрос. Здесь официальным дистрибутором является сеть из шести магазинов "21 век", обеспечивающих фирме безоблачное существование, а модельеру - возможность мечтать.

Есть у Кондратьева и специальный цех из семи мастеров, выполняющих индивидуальные заказы. Они ежемесячно удовлетворяют потребности двух сотен ди-джеев, танцовщиков, стриптизерш, поп-звезд и других "передовиков" культурного фронта Москвы, Петербурга, Архангельска, Норильска и даже Рима. Это добавляет к доходам еще 1,5-2 млн рублей.

Работников подбирает сам модельер, так сказать, вручную. "Наша обувь собирается иначе, чем любая другая, - говорит он. - Например, в нашем 'заказном' цехе работает всего семь человек, людей туда набираю лично я". Отсев большой. Во-первых, требования высоки, да и работать надо не по 8 часов. Во-вторых, из-за обманчивой простоты профессии. По словам Кондратьева, "многие очень скоро начинают мнить себя мастерами". Соискатели, выдержавшие все испытания и оставшиеся у Кондратьева, о своем решении жалеют. Самая маленькая зарплата в студии - 6000 рублей, а лучшие мастера получают до 500 долларов.

Satisfaction

"Моя цель проста - хочу быть известен, поэтому работаю со звездами", - скромно признается Кондратьев. Постоянные клиенты студии, например, "Отпетые мошенники", НОМ, "Два самолета", "Колибри", Шура и другие.

Заплатив рубль за вход на старинную петербургскую фабрику "Рабочий", поп-звезды пробираются дворами и лестницами, пока не попадают в просторный цех, заполненный столами, станками, заготовками для обуви, обрезками кожи. Там они входят во вторую дверь от угла, за которой сидит модно небритый Олег Кондратьев и смотрит громадный Sony Trinitron. Он выслушивает сбивчивые пожелания, снимает мерку. У звезд много костюмов, много обуви, и не только от Олега Кондратьева. Монополия Кондратьева - концертная обувь. Удобную обувь для многочасовых выступлений, индивидуальную и при этом стильную, может создать только отечественный маэстро.

- Вас считают едва ли не родоначальником питерского обувного дизайна. Часто ли ваши модели "используют" другие?

- Случайно или нет, но я заметил: только что-то выпустишь, как вскоре похожие вещи появляются у конкурентов по более низкой цене. Например, есть такая хорошая ростовская обувная фирма "Варус". Это большая фабрика, выпускает цивильную обувь. Качество, дизайн - отменные. Какой-то московский магазин сообщил им, что мои "кирпичи" отлично идут. Они содрали, переделали и поставили на поток. Но для них это просто еще одна модель. А я придумал эту колодку. Она сама собой появилась в моем воображении. Попробовал сделать, понравилось. Заинтересовал людей, занимающихся продажами.

Чтобы делать обувь, надо в ней жить. Я сам переходил во всех своих ботинках. С длинными волосами, с сережками в ушах, с перстнями на пальцах, в косухе и таких ботинках. А летом - в шортах и ботинках под колено со здоровыми носами на толстой подошве. Все делалось и подгонялось для себя, чтобы было удобно.

- А кто ваши конкуренты?

- Вообще существуют только питерские конкуренты - "Рэбл", "Экстра", "Липрикон", в других городах обувной дизайн отсутствует. Но объяснить этого я не могу. Может быть, клубная мода с восьмидесятых годов формируется именно здесь? Владельцы самых крутых московских клубов, не афишируя этого, посещают Питер, чтобы "поклубиться" по-настоящему.

- Ваши обувщики получают очень приличную зарплату. Поэтому они работают с таким старанием?

- К своему делу надо относиться с любовью. Это я понял по своему жизненному опыту. Одно из наших преимуществ в том, что половина сотрудников - не профессионалы, а наученные нами люди, которые начали с нуля, как и я в свое время. У них подход другой. Человек пришел не потому, что работы нет, а потому, что хочет заниматься этим делом. Почти все мастера работают здесь по семь-десять лет. Научиться изготавливать качественную обувь, которую мы делаем на потоке, может при желании каждый. Но шагнуть выше, делать что-то экзотическое, специальное - здесь требуется особая изощренность. Один мальчишка пришел в пятнадцать лет. Привел его брат, мой знакомый, один из первых татуировщиков в Питере. Он попросил меня научить парня чему-нибудь. Тот учился восемь лет, и сегодня знает почти все, что знаю я.

- "Пароходы" и "кирпичи" - это, конечно, не экзотика, хотя выглядят достаточно экзотично. А что, по-вашему, настоящая экзотика?

- Делали мы как-то "казаки". У "казаков" голенище имеет четыре части. Так вот на каждой части нужно было методом татуировки выжигать свой замысловатый рисунок. Девушка-мастер работала целый месяц. Стоило это заказчику около восьмисот долларов.

- Среди клиентов есть иностранцы?

- В основном студенты. Американцам, например, очень нравятся наши угловатости. К тому же получить за тридцать долларов обувь ручной работы они считают большой удачей. Есть среди постоянных клиентов известные римские стриптизерши, из бывших россиянок. Обувь для них едва ли не самое главное. По существу, это их единственная одежда.

- Кому вы подражаете?

- Больше всего нравится Чеззаро Пачотти. Неплохие модели, неплохое качество. Бивос - очень плохое качество, но очень хорошая линия. По дизайну отличные модели у Ферре. У Версаче мужская обувь слишком солидная, а женская - экстравагантная. Вообще я стараюсь не сильно всматриваться, чтобы не уподобиться.

- О чем мечтает модный дизайнер обуви?

- У меня всегда была идея создать модный дом. И хотя сегодня мы профессионально занимаемся обувью, вскоре, надеюсь, сможем делать и одежду. Хочу, чтобы было побольше звезд. Чтобы человек любого стиля - от солидного в костюме и галстуке до панка галимого - мог заказать у меня все что душе угодно.

Сегодня у меня на одном диванчике могут мерить обувь "новый русский" и паренек с сережками и наколками. Они оба пришли ко мне, за моими моделями. Также, надеюсь, будет и с одеждой.

Вот такой он - питерский обувщик Кондратьев. Одни говорят, что Олег Кондратьев - хороший маркетолог. Нашел пустую нишу на рынке и удовлетворяет нужды творческой публики в стильных индивидуальных решениях, а отвязанной молодежи - в модной, недорогой и прочной обуви. Хотя, скорее всего, маркетолог он никакой. Просто российский рынок - бездонен. Все ниши пусты, а сегменты голодны. Сколько возможностей для нового бизнеса, для творческого подхода! И не обязательно сидеть на нефтяной трубе, качать бюджетные средства, гнать водку, охотиться за федеральным заказом... Можно просто удовлетворять потребителя.