"Звездочка" не упадет

Тема недели
Москва, 14.08.2000
«Эксперт Северо-Запад» №13 (20)
Недостаточный объем оборонного заказа заставил предприятие найти новые рынки и виды деятельности

Знаменитая северодвинская "Звездочка" до сих пор называется государственным машиностроительным предприятием. Просто машиностроительным. Хотя во всей стране специалисты, да и не только они, знают, что "Звездочка" - один из крупнейших военных заводов, специализирующийся на судоремонте и судостроении. Название - во многом дань прошлому, когда всс связанное с обороной было тщательно засекречено, а "Звездочка" имела фактически одного заказчика и кормильца - Минобороны. После того как оборонный заказ рухнул, "Звездочку" постигла судьба всех подобных предприятий. Специализация - военная, связей на жестко ориентированном на конкуренцию рынке гражданского судостроения нет. И тем более нет реального доступа к зарубежным фирмам. Иностранцу на секретный завод попасть было практически невозможно. И даже соотечественникам, чтобы попасть в Северодвинск, где расположены "Звездочка" и еще более мощное "Севмашпредприятие", необходимо было выписывать пропуск в закрытую зону.

Другая жизнь

Новая жизнь начиналась, конечно, не с чистого листа. Шеститысячное предприятие располагало классными специалистами и уникальным опытом. Надо было добиться того, чтобы "золотой запас" был востребован. Пока шли поиски, "золотым рукам" и "золотым мозгам" приходилось туго. Задержки зарплаты доходили до полугода, начались и сокращения, правда, не массовые. При этом слесарь-судоремонтник 4-5-го разряда зачастую должен был довольствоваться заработком 1200-1500 рублей включая северные надбавки. Надо сказать, что средняя зарплата на заводе и сейчас примерно в два с половиной раза ниже, чем, например, на предприятиях благополучной бумагоделательной отрасли. Но появилась хоть какая-то перспектива.

Самой большой победой на гражданском поприще был заказ на траулер. В России их не строили уже двенадцать лет, и рыбный флот либо дохаживал на отечественном старье, либо платил огромные деньги за суда иностранной постройки. Заказчик - АО "Консервфиш", - после того как новый отечественный траулер год отработал на промыслах, подтвердил его отличные судоходные качества. Он, кстати, выходит в море даже в штормовую погоду, когда многие другие суда вынуждены прекращать лов.

Есть заказ еще на четыре траулера. Два корпуса уже на выходе. А всего "Звездочка" предполагает построить двадцать таких судов. По современным меркам это многовато для серии, но когда утверждали программу, исходили из высокой потребности отечественного рыбфлота. Финансируется проект за счет средств синдицированной кредитной линии норвежских банков, открытой под гарантии правительства Архангельской области. Это связанный кредит под поставки оборудования норвежских фирм. Уже получено свыше 20 миллионов долларов.

Заказ дался трудно - "лежащему" предприятию получить иностранный кредит даже под хороший проект нелегко. Помощь властей, конечно, сыграла свою роль, но все равно пришлось убеждать, доказывать: что обеспечат качество, выдержат сроки, что погашать заем сумеют в соответствии с графиком. Все эти переговоры, дипломатия стали первым опытом серьезной работы с гражданским заказчиком, но главное - с международными кредитными организациями.

Зато другой гражданский заказ - нашумевшие плавучие буровые и добычные платформы для освоения нефтегазовых месторождений шельфа - особой радости не приносит. "Газпром", по существу, прекратил финансирование этой программы стоимостью в 95 млн. долларов. Оплачено немногим более трети заказа, выполнение которого должно было завершиться еще три года назад. Это другой опыт, уже отрицательный.

Осталась у "Звездочки" и традиционная "фишка" - гребные винты. Есть типы винтов, которые в России может обрабатывать только северодвинское предприятие. Материал - любой: нержавеющая сталь, бронза, титановые сплавы. Масса - от нескольких килограммов до пятидесяти тонн; можно и выше. Работа тонкая, допуски по ГОСТу небольшие, много ручной доводки. Рабочие сплошь и рядом ходят по цеху не выпуская из рук чертежей - с ними постоянно приходится сверяться. На "Звездочке" нет своего мощного литейного производства, поэтому при изготовлении винтов они кооперируются с Балтийским заводом в Санкт-Петербурге, где льют заготовки нужного размера и конфигурации. Винтовое производство - успешное, но есть огромный резерв. В лучшие годы цех выпускал до 1000 винтов ежегодно (кстати, обработка иного большого и сложного винта может занять шесть-семь месяцев), а сейчас - 100-150. Чтобы загрузить мощности, нужно опять-таки работать с рынком, искать заказы, в том числе за рубежом. Интерес иностранцы проявляют - российская продукция дешевле зарубежных аналогов, хотя, надо признать, во многом за счет дешевой же рабочей силы. Сейчас делаются винты для Румынии, Венгрии, Чехии, Финляндии.

Ломать не легче, чем строить

Те, кто занимается утилизацией атомных подводных лодок (АПЛ), никогда не согласятся с поговоркой: ломать - не строить. Директор научно-исследовательского проектно-технологического бюро "Онега" Владимир Никитин настаивает: "Утилизация - звено жизненного цикла, такая же, как проектирование, строительство и ремонт". До недавнего времени "Звездочка" вовсю ремонтировала субмарины - всего завод сдал из ремонта 100 АПЛ. Но сейчас остро стоит противоположная задача: утилизация. Во-первых, "демография" подлодок такова, что все они постарели примерно в одно время. Поскольку работоспособность лодок ограничена ресурсом атомного реактора (срок жестко установленный), то период массового строительства когда-то неизбежно повлечет период массового вывода из эксплуатации. Во-вторых, лодки уничтожаются в рамках международных программ сокращения стратегических вооружений. В итоге 183 АПЛ ждут своей очереди на утилизацию, которая тормозится: меньше - технологическими проблемами, больше - отсутствием достаточного числа хранилищ для ядерных отходов. Наука и промышленная база оказались не готовы к решению актуальной задачи. Справедливости ради надо сказать, что это проблема не только России, но и другого крупного держателя атомных субмарин - США.

К настоящему моменту на счету "Звездочки" - 40 разделанных подлодок. Но вырезанные атомные отсеки приходится хранить на плаву - это значит, что примерно 1200 тонн ядерных отходов находится в море, близ Мурманска и на Дальнем Востоке. Более двенадцати лет отработанное ядерное топливо в таком состоянии держать опасно: металл импровизированного контейнера подвергается коррозии. А опасный груз пополняется - программу утилизации надо выполнять.

Поэтому на "Звездочке" готовятся наращивать мощности по разделке подлодок. Создаются специализированные цехи, закупается оборудование, НИПТБ "Онега" занимается разработками с целью повысить глубину утилизации. И здесь тоже маячит серьезная проблема финансирования. Сейчас этот вопрос находится в ведении Минатома, которому военное ведомство передает пущенные "в расход" АПЛ. Стоимость разделки одной подлодки в три раза превышает доходы от этой операции (извлекаются драгоценные и цветные металлы и все, что может быть вторично использовано, - например, гидравлическое оборудование). Если "Звездочка" вынужденно пойдет на массовую утилизацию АПЛ - а в стране больше практически никто не в состоянии этого сделать - предприятию придется работать себе в убыток. Администрация завода все же подходит к этому не тактически, а стратегически, полагая, что государственная проблема будет разрешена с помощью государства. Следовательно, будет увеличено бюджетное финансирование. Кстати, некоторые деньги и оборудование поступают и от американцев, кровно заинтересованных в том, чтобы Россия вовремя разоружалась в рамках международных договоренностей.

У партнеров

    Реклама