Нельзя слушать народ

Москва, 14.08.2000
«Эксперт Северо-Запад» №13 (20)

Ни в коем случае при определении интересов народа нельзя слушать народ! Как только речь заходит об экономике, наилучшей демократией становится демократия "сталинского типа". Спрашивать "народ" при стратегическом планировании столь же безответственно, как и при лечении заболеваний. Есть люди, которые отвечают за результаты планирования, и эти люди - мы, а не "население".

Цели развития должны быть формализованы. Но ведь ни один из участников опроса общественного мнения не скажет, что необходимо обеспечить наличие в больницах именно 15,8 коек на 10 тыс. жителей региона. Зато есть ряд конвенций и законов, вполне внятно это определяющих, и в первую очередь мы должны стремиться выполнить именно их.

А возможность их выполнения, опять же, очень мало зависит от воли народа: есть конечные и вполне определенные средства и возможности, есть сроки, в которые мы можем ими распоряжаться.

Поэтому я предлагаю заниматься не "планом", а "планированием". Виденный нами "Стратегический план Санкт-Петербурга" (я, кстати, входил в Генеральный совет по его созданию) - некая ширма, и преследовал он несколько иные цели, чем то, что я предлагаю понимать под "стратегическим планированием". Этот план был заведомо низкоэффективен с позиции практического управления, тем более что делался с конкретной целью: получить кредит Мирового банка.

Мы у себя в области начали заниматься стратегическим планированием в 1997 году. Наиболее детально сейчас оно представлено в "Комплексной программе социально-экономического развития Ленинградской области на 2000-2001 годы", утвержденной 18 июня. Этот документ состоит из двух книг. Первая по содержанию примерно соответствует упомянутому "Стратегическому плану", хотя уступает ему по красочности оформления. Это пояснительная записка с анализом и прогнозом экономической ситуации и рядом приложений. А вторая книга - перечень конкретных мероприятий с указанием сумм и источников финансирования, сроками исполнения и ответственными. Это - документ прямого действия. Он открыт, доступен, понятен и вполне "прозрачен". Кстати, 28 июня Правительство России приняло решение, что подобный документ должен быть разработан в каждом субъекте Федерации.

И отличие двух документов - городского и областного - даже не в механизме реализации, а в самих результатах, на которые они нацелены. Этим как раз и должны заниматься специалисты: определять цели, ресурсы и механизмы достижения результатов. Как есть специалисты-хирурги, так есть и специалисты - государственные и муниципальные управленцы.

"Стратегический план Санкт-Петербурга" невозможно исполнить в принципе: исполнить можно только конкретные решения. В этом отношении "План" оказывается лишь первым шагом, за которым должно следовать все остальное. Но все-таки выработка критериев остается за "Планом" - а в нем их нет, ни качественных, ни количественных. Без критериев же, на одних декларациях, дела не делаются. Например, нельзя построить завод по результатам прочтения "Капитала" Маркса: это хорошая книга, но она писалась для других целей.

Повторю: население не может формулировать стратегические цели региона так же, как очередь в магазине не может определять курс лечения раковой опухоли. Только один человек из десяти тысяч может поставить диагноз и осмысленно сказать, что нужно для лечения - это как раз примерное соотношение численности чиновников правительства и всего населения области. И даже если чиновник окажется недостаточно компетентным, все-таки он - специалист и обучался своему делу. Мы же не всегда знаем, на какие отметки учился врач, но доверяем свое здоровье скорее ему, чем прохожему на улице.

Потребности каждого человека субъективны, но потребности людей как общества достаточно объективны, и термин "качество жизни" имеет объективное толкование. И я не согласен с теми, кто вносит в понятие "качества жизни" качественные - неизмеряемые параметры, так как при этом мы сразу теряем возможность управлять процессом.

Поэтому "Стратегический план" в том виде, в котором он существует в Петербурге, может расцениваться только как фаза выявления - причем без количественной оценки - ресурсов, которые могут быть задействованы властями для достижения наилучшей эффективности. Но мы уже сделали и второй шаг, а наш первый этап содержит абсолютно те же пункты, хотя лишен налета PR. Разумеется, мы не использовали такие инструменты, как "дерево целей региона". "Дерево целей" - это современная мифология. В реальности же конкретному человеку наплевать на "оценку" региона: считается ли регион "промышленным центром", "туристической Меккой", "культурной столицей" и т. д. Ему важно то самое и вполне конкретное "качество жизни". Хотя как доктор экономики я этот термин не люблю, но как вице-губернатор считаю его весьма важным. И я бы не стал работать вице-губернатором, если бы мне поручили заниматься "имиджем области", а не реальным уровнем жизни населения.

Кстати, у нашей области вскоре тоже появится "Стратегический план" до 2010 года. И в него будут привнесены идеологические и медиа-функции. Первый вице-губернатор Владимир Кириллов как раз отвечает за мир и согласие в Ленобласти, поэтому логично, что ему и его ведомству поручено разъяснение политики правительства населению и общественности. И, несмотря на то, что с точки зрения выработки и обоснования решений проделанной работы вполне достаточно, предлагаемый механизм разработки и широкого обсуждения "Стратегического плана" может облегчить реализацию намеченного: все - и руководители муниципалитетов, и директоры предприятий, и простые обыватели будут четко знать план развития области и свое место в нем. А это очень полезно.

Вице-губернатор Ленинградской области бывший член Генерального совета Стратегического плана Санкт-Петербурга.

У партнеров

    Реклама