Коряжма, непонятная - или непонятая?

Тема недели
Москва, 14.08.2000
«Эксперт Северо-Запад» №13 (20)
Конфликт работодателей и работников Котласского ЦБК не носит принципиального характера. Причина кроется лишь во взаимном непонимании

Так случилось, что из пяти целлюлозно-бумажных гигантов России два находятся на территории Архангельской области. Отношения между северным ЦБК - Архангельским и южным - Котласским, скорее, можно квалифицировать как соревнование, а не конкуренцию (разница в этих понятиях все же есть). Потому что на рынке, как внутреннем, так и более сегодня актуальном внешнем - оба предприятия отправляют на экспорт свыше 70% продукции, - места пока хватает.

На первый взгляд

Тем не менее, как это и положено в большом бизнесе, обе компании чрезвычайно ревниво относятся к деятельности друг друга. Объединение двух ЦБК под единым началом могло бы быть неплохим аргументом для появления в отрасли своего олигарха. Но президент холдинга "Архбум" Владимир Крупчак ни за что не отдаст принадлежащий ему бумажный комбинат - у предприятия отличные перспективы, а у владельца - серьезные деловые амбиции. Самому Крупчаку "съесть" котласского конкурента тоже не под силу, потому что южный ЦБК уже поглотила петербургская корпорация "Илим Палп Энтерпрайз", которая успешно строит свою бумажную империю - в ее собственности находится и комбинат в Братске, один из крупнейших в стране, и известный в отрасли Петербургский картонно-полиграфический комбинат в Ленинградской области, и, в последние два года, Котласский ЦБК. Переговоры между "Илим Палп" и "Архбумом" не афишировались, но точно были. В результате status quo обеих компаний остался неизменным и, видимо, будет сохраняться в дальнейшем, если только не будет признана незаконной приватизация Архангельского ЦБК. Впрочем, подобные тяжбы пока крайне редко заканчиваются в пользу сторонников передела собственности. Поколебать эту практику может только объявленный сверху курс на тотальный пересмотр результатов приватизации во всей стране.

Рассказ о чисто производственной деятельности Архангельского и Котласского целлюлозно-бумажных комбинатов получился бы на удивление похожим. Оба модернизируются, но у Архангельского поновее основное оборудование, а в Котласе сделали мощные инвестиции в экологию, что потребовало замены оборудования на отдельных особо вредных для людей и окружающей среды участках. Объемы производства сопоставимы. Сортамент выпускаемых целлюлозы, бумажных и картонных изделий имеет как сходные сегменты, так и непересекающиеся. Правда, в противоположном направлении идут структурные процессы. В свое время Архангельский комбинат, спасаясь от долгов, выделил большое число непрофильных участков в самостоятельные юрлица, но переборщил, раздробив и основное производство. Сейчас идет процесс собирания, который ограничен рамками целесообразности. Котласский ЦБК, напротив, только сейчас намерен предоставить самостоятельность транспортным, строительным и прочим не относящимся к основному роду деятельности подразделениям.

А вот за не таким уж на первый взгляд значительным фактом, что глава "Архбума" Владимир Крупчак избран в Законодательное собрание Архангельской области, а генеральный директор Котласского ЦБК (КЦБК) Юрий Заяц эти выборы с треском проиграл, кроется пища для весьма и весьма интересных размышлений. Собственно, можно утверждать, что не руководитель Котласского комбината проиграл, а что победил ложно понимаемый местный патриотизм жителей Коряжмы - так называется город-спутник КЦБК. Конфликту между работодателем и работниками способствовала и управляющая компания "Илим Палп", который оказался не готова к экспансии своих интересов в регион.

Коряжемский феномен

Город Коряжма, его власти, местные лидеры и жители, сам комбинат с его местными руководителями и питерскими собственниками породили сегодня своеобразный социально-психологический феномен. Есть успешно работающее предприятие, на котором со средней зарплатой 4500 рублей трудится почти треть населения города, и на которое все стремятся попасть (больше пойти особенно некуда). Есть город с префицитным бюджетом (это в наши-то времена!), который на 80% наполняется налоговыми поступлениями комбината. И почему-то есть негативное отношение к ЦБК-кормильцу, у некоторых достигающее градуса ненависти.

Директор комбината Юрий Заяц приводит очень показательный пример. Однажды день получки выпал на субботу. В пятницу бухгалтерия успела выдать деньги половине из десяти тысяч работников, остальные получили в понедельник. После этого в дирекции раздался звонок: один из тружеников интересовался, собирается ли администрация в соответствии с законом применить к себе штрафные санкции и заплатить компенсацию за задержку зарплаты? Закон-то он закон, но послушаешь и подумаешь: Коряжма - это в России или где? Неплохо, видно живут в небольшом городке на юге Архангельской губернии.

Живут там и в самом деле неплохо, если сравнивать с большинством населенных пунктов российской глубинки. Когда "Илим Палп" скупала у коллектива комбината акции, чтобы дополнить до контрольного пакет в 20% акций, приобретенный на инвестиционном конкурсе, пришло в замешательство... областное ГАИ. Они даже интересовались специально, отчего это в Коряжму следует нескончаемый поток новеньких отечественных авто и подержанных иномарок с транзитными номерами. Отнюдь не на кусок хлеба не хватало, оказывается, коряжемцам.

Вообще-то у комбината были трудные времена, долги перед бюджетом, убытки, но все это не сказалось так серьезно на уровне благосостояния членов трудового коллектива и их семей, как на десятках тысяч российских предприятий. Расставшись с акциями и обзаведясь "колесами", трудящиеся вдруг обнаружили, что владельцами родного комбината стали капиталисты из Петербурга. При поддержке профсоюза (а он на ЦБК традиционно сильный) коллектив стал предъявлять претензии руководителям. В ответ на логичный аргумент "вы же сами продавали" по-детски наивно утверждали, что "вы нам не объяснили". Кстати, комбинатские менеджеры говорят, что и это неправда: и объясняли, и уговаривали не продавать.

Но даже не в этом суть. С приходом питерской корпорации жизнь не стала хуже. Более того, она стала лучше. В соответствии с условиями конкурса "Илим Палп" вложил в предприятие 170 миллиардов неденоминированных рублей. Модернизированы различные производственные участки, особенно те, что создавали угрозу здоровью рабочих и загрязняли окружающую среду. По экологической безопасности КЦБК теперь - один из первых в отрасли. Вот прямо сейчас все уже готово к переходу на бесхлорную отбелку целлюлозы, что полностью исключит выбросы в атмосферу ядовитого хлора и канцерогенных диоксионов - по российским меркам это можно считать технологическим прорывом. И речь идет не о разовых вложениях, собственники намерены постоянно инвестировать в комбинат. Здесь нет ни обмана, ни даже лукавства: ведь "Илим Палп", строящий свою бумажную империю, купил предприятие, чтобы постоянно извлекать прибыль, а это невозможно, если не вкладывать непрерывно средства в производство. Префицит городского бюджета наблюдается второй год - как раз с укреплением здесь петербургских капиталистов.

Так в чем же дело? А дело в том, что, по мнению многих, с ушлыми питерскими бизнесменами нужно бороться в принципе. Они априори не могут быть хорошими: во-первых, потому что они не местные, во-вторых, потому что богатые. На людей здешних им, стало быть, наплевать. Они их будут эксплуатировать как дешевую рабочую силу (между прочим, на Архангельском ЦБК зарплата на 500 рублей выше). А местный директор Заяц, всю жизнь проработавший на комбинате, обзавелся "Мерседесом" и зарплату свою коллективу не объявляет (это оттого, что его купили с потрохами питерские толстосумы - так что теперь он не "наш"). Директор по персоналу КЦБК Андрей Калинин тем, кто агрессивно кивает на жирующее руководство, обычно перечисляет вакансии в топ-менеджменте комбината и приглашает: если чувствуете в себе способности и образование позволяет - приходите, занимайте высокую должность и получайте высокую зарплату. Однако ратующему за справедливость слесарю Петрову воспользоваться предложением не дает не то образование, не то недостаточный управленческий опыт. Но калининский парадокс все равно не нравится: как-то неуважительно он разговаривает с пролетариатом. А если пролетариат упорно не желает почувствовать себя взрослым и ответственным, то будьте добры с этим считаться.

Что касается более высоких заработков на Архангельском ЦБК, то это правда. "Илим Палп", направляющий средства на свои многочисленные предприятия, вынуждена весьма аккуратно определять приоритеты. Кроме того, перераспределение доходов не всегда в пользу увеличения фонда зарплаты позволяет зато наполнять пресловутый городской бюджет, из которого, как известно, питаются жены, дети и родители тружеников КЦБК.

Конфликт, замешанный на классовом антагонизме и местном патриотизме, усиленно поддерживают те, кто намерен извлечь из распри личную выгоду или политические дивиденды. А также те, кто не удосужился пока всерьез задуматься над ситуацией. Главный редактор агентства "Архюгинформ" и самой популярной местной газеты "Трудовая Коряжма" Надежда Сухопарова еще пару лет назад находилась в стане ярых противников собственников комбината и боролась с ними всей неимоверной силой печатного слова. Она была и владелицей "Трудовой Коряжмы", но недавно продала свой бизнес именно Котласскому ЦБК. Часть общественности была шокирована и сочла происшедшее за предательство, причем за деньги. Сама Надежда говорит, что это результат ее долгих и непростых раздумий. По собственному признанию, ее "распропагандировал" все тот же Калинин, много раз задававший вопрос: неужели вы не понимаете, что, сталкивая лбами комбинат и его работников вместе с населением города, вы наносите людям вред - ведь город не может существовать без комбината и наоборот; вы разрушаете единый организм...

В чужом монастыре

Понятно, что, придя в Архангельскую губернию, "Илим Палп" нуждается в рычагах влияния на уровне области. Поэтому корпорация приняла решение выставить кандидатуру гендиректора КЦБК Юрия Заяца на выборах в областное Законодательное собрание. Кампанию поручили технологам из Петербурга, которые ничтоже сумняшеся принялись проводить ее на столичный манер.

Заяцу, представлявшему корпорацию, которая на протяжении нескольких лет вела достаточно жесткую и независимую политику, срочно поменяли имидж. Теперь он должен был выступать в роли "отца родного", который позаботится о каждом и решит все проблемы. В том числе и те, которые КЦБК еще вчера не решал. В том числе и те, которые не решал из принципиальных соображений.

Параллельно была применена излюбленная в больших городах метода слива компромата на конкурента. Единственным сильным конкурентом был Евгений Зарума, баллотировавшийся в областной парламент на второй срок. Семидесятилетний коммунист снискал известность и уважение неустанной борьбой за справедливость, разоблачениями, несгибаемыми принципами и искренним отстаиванием интересов родного города. Он может ошибаться, но честен и неподкупен - это знают в Коряжме все.

Команда, нанятая питерской корпорацией, то есть по существу сама корпорация, убеждала коряжемцев, что соперник их кандидата - плохой. Потому что он соперник. Потому что не хочет уступить место более эффективному кандидату из-за личных амбиций. И еще он развалил единственный в городе строительный трест (Зарума до ухода на пенсию работал там главным инженером). Трест, надо заметить, развалился сам - в силу печальных, но объективных экономических условий, от которых в стране пострадали многие строительные организации. Кроме того, в городе немало людей, которые считают, что трест развалил не кто иной как комбинат, перестав давать строителям заказы. Комбинат резонно объясняет, что должен экономить и потому заказывает тем, кто берется строить дешевле. По ряду причин себестоимость работ у северных строителей высока - здесь трудно содержать стационарную организацию, высоки затраты на эксплуатацию техники, дорога электроэнергия и тому подобное. У заезжих варягов подобных проблем значительно меньше.

Как бы там ни было, пинать уважаемого согражданами человека, печатать о нем листовки с откровенными небылицами, и это в городе, где все про всех все знают, означает заведомо обречь себя на провал. Не удосужились гости и поинтересоваться здешними обычаями и правилами. Бессменный мэр Коряжмы в течение пятнадцати лет Валерий Мальчихин заметил, например: "У нас никогда не было принято ходить по квартирам, а тут людей просто осаждали - мне даже жаловались, и это вызвало огромное раздражение".

Мэр, пока Юрий Заяц не возник в качестве соискателя депутатского мандата, поддерживал Евгения Заруму. Но когда гендиректор ЦБК объявил о намерении баллотироваться, мэр - и он этого не скрывает - даже попытался уговорить Заруму снять свою кандидатуру. Мэр тоже понимал, что Заяц, за спиной которого стоит крупное предприятие, действительно будет эффективнее, чем правдолюбец-одиночка. Но... помните? Зарума неподкупен. К тому же было поздно: на него уже пошел предвыборный "наезд", его обидели, и поступиться принципами он уже не мог.

Валерий Мальчихин все же свое дело сделал. С его подачи сотрудники муниципалитета работали с горожанами, убеждая бюджетников, что комбинат их благодетель. И убедили: социологи утверждают, что бюджетники проголосовали за Заяца. Проголосовали за него и районы, где работают лесозаготовители, которым укрепившийся комбинат обеспечил фронт работ и поистине спас от голода, уже подступавшего в пору падения объемов лесоперерабатывающего производства. ЦБК не просто купил пакеты акций леспромхозов, но и счел необходимым участвовать в социальных программах для менее благополучных партнеров, превратив их, правда, в "своих" рабочих. А поскольку лесозаготавители успели набедствоваться, их приход капиталистов не смутил и классовой ненависти не вызвал. Равно как и на "Мерседес" директорский им наплевать - им в лесу "Мерседес" не нужен.

Юрия Заяца "завалили" собственные рабочие. И еще значительная часть из двенадцати тысяч коряжемских пенсионеров, большинство из которых ушло с комбината до приватизации и, в отличие от "поздних" пенсионеров, не получило акций предприятия и смириться с этим отказывается. Что ж, издержки приватизации.

Кто проиграл?

Проиграли все. После выборов общественность очнулась как герой известного рекламного ролика: "е-мое, что ж я сделал?" Некоторые совестливые избиратели даже написали покаянные письма в газету. Мол, действительно, у гендиректора ЦБК больше возможностей лоббировать наши интересы наряду со своими. К его слову, наверное, больше прислушивались бы коллеги-депутаты. Его, наверное, больше уважал бы губернатор. Не такой уж он плохой. Он, может быть, даже, хороший. И вообще - чего мы хотим? Капитализм наступает по всей стране. Товарищей по партии коммуниста Зарумы в последнее время что-то не слышно. И, видно, социализма в отдельно взятой Коряжме нам уже не вернуть. Вот только не надо было залетным имиджмейкерам провоцировать протестное голосование.

Да, имиджмейкеры и политтехнологи, по сути, "подставили" своих клиентов. И самого кандидата, и Котласский комбинат, и всю корпорацию "Илим Палп". Только зря питерская корпорация не прислушалась вовремя к советам с мест. Их давали, например, здешние журналисты, которые в провинции, за неимением профессиональных технологов, частенько выполняют их роль. Давали те, кого принято именовать местными наблюдателями, - интеллигенция, чиновники, общественные лидеры. Теперь, после схватки, Котласскому ЦБК и "Илим Палп" предстоит заново налаживать отношения с трудовым коллективом, с горожанами, восстанавливать пошатнувшуюся репутацию. Это усилия. Это деньги.

Нелегко, оказывается, построить капитализм в русской провинции...

У партнеров

    Реклама