Можно ли акционировать долг?

Экономика и финансы
Москва, 09.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №17 (24)
Круглый стол журнала "Северо-Запад"

В России пока только один действенный способ избавления компаний от несостоятельных менеджеров и собственников, ликвидации неэффективных предприятий - банкротство. Сегодня более тысячи предприятий Северо-Запада находятся под процедурами, предусмотренными Законом "О банкротстве". АО "Ленинградский Металлический завод" (ЛМЗ), предприятие "Самсон", фабрика "Я Беккер", аэропорт "Ржевка" - вот далеко не полный их перечень. Их практика создает базу для новых правил регулирования отношений собственности.

Прецедентом можно считать процедуру акционирования долга, предложенную внешним управлением на "Ленинградском металлическом заводе". Обсудить, какое значение для предприятия в частности и экономики в целом может иметь этот инструмент санации, за "круглым столом", организованным журналом "Северо-Запад", собрались на прошлой неделе не только сторонники акционирования долгов, но и его противники.

Власть недоверчива

Суть операции в том, что, проведя под внешним управлением эмиссию акций в интересах кредиторов, предприятие приобретает новых собственников. Хорошо это для предприятия или плохо? Внешний управляющий ЛМЗ Евгений Гуляев однозначно уверен - эмиссия во благо. "Кредиторы, еще не вернув прежние деньги, рискуют и вкладывают в завод новые средства, которые позволяют вывести предприятие из кризиса", - подчеркивает Гуляев. "Возможно, эмиссия позволяет решить проблемы предприятия, но где гарантии, что этот инструмент не будет использован для намеренного передела "лакомой" собственности?" - отвечают оппоненты. Например, глава петербургского отделения Федеральной службы финансового оздоровления и банкротства (ФСФО) Александр Утевский рассказывает о том, что существуют целые группы, специализирующихся на намеренном банкротстве предприятий с целью вывода или распродажи активов. "Процедура банкротства иногда дает положительный результат - вычленяет нормальный, живой бизнес, но иногда разваливает предприятие в пух и прах. Если все процедуры не будут прописаны в законодательстве, мы можем наряду с положительным результатом, например, на ЛМЗ, получить резко отрицательный на целом ряде других предприятий", - предупреждает Александр Утевский. К сожалению, сегодня конечный результат внешнего управления часто зависит от одного конкретного человека - управляющего, - от его истинных целей и моральных устоев. Безусловно, "агнцев" от "козлищ" должен отделять закон. Но в этой области он не только слаб, но и противоречив. Юридическое обоснование эмиссии акций под внешним управлением можно выделять в отдельную главу. Такое разностороннее толкование законов трудно найти еще в какой-либо области экономики.

Мнение Александра Утевского: "Закон "Об акционерных обществах" относит вопросы изменения Устава общества исключительно к компетенции собрания акционеров. Изменение капитала общества - это изменение его устава. Закон "О банкротстве" просто обходит эту проблему. В частности, там ничего не сказано о том, что внешний управляющий может заниматься уставным капиталом". Исходя из этого, на взгляд Александра Утевского, надо сделать вывод, что управляющий должен заниматься заводом, но не подменять собою органы управления акционерным обществом.

Ученые смелее

Но такая точка зрения небесспорна. Хотя в статье 74-й закона "О банкротстве" и нет прямого указания на то, что внешний управляющий имеет право на проведение эмиссии акций, однако там и нет на это запрета. Эта же позиция широко поддерживается и академическими кругами. Что не запрещено законом, то разрешено. Следуя этому принципу, сторонники эмиссии делают вывод о возможности проведения дополнительной эмиссии акций в период банкротства. Например, заведующий кафедрой предпринимательского права МГУ им. Ломоносова доктор юридических наук профессор Анатолий Быков отмечает, что оценка правомерности действий внешнего управляющего ЛМЗ с позиции формального толкования закона "О банкротстве" по меньшей мере дискуссионна, а по его мнению даже ошибочна. Согласно статье 2 этого закона целью внешнего управления является судебная санация или восстановление платежеспособности предприятия. А это, по мнению Анатолия Быкова, означает, что если внешний управляющий принял какие-то меры, прямо не указанные в статье 74, но соответствующие общим целям и задачам внешнего управления, то в этом случае следует признать, что внешний управляющий вправе осуществлять эти действия. Эту же позицию разделяют и питерские ученые, например, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Владимир Попондопуло: "Внешний управляющий обязан предпринимать все меры для выведения предприятия из кризиса, включая и эмиссию акций".

Кроме Закона "О банкротстве", есть еще и законы "Об акционерных обществах", "О рынке ценных бумаг" и "О защите интересов акционеров и инвесторов на рынке ценных бумаг". С их точки зрения, правом на выпуск дополнительной эмиссии обладает исключительно общее собрание акционеров, а также совет директоров, если в уставе общества это право зафиксировано. Однако, как считает Анатолий Быков, такая трактовка правовых норм может применяться исключительно к повседневной практике деятельности акционерного общества. В период же, когда компания находится под процедурой банкротства законам необходимо давать толкование исходя из общих задач и целей внешнего управления. "В условиях банкротства деятельность акционерного общества определяет закон "О банкротстве", а закон "Об акционерных обществах" продолжает действовать в той части, в которой он не противоречит закону "О банкротстве", - уверен профессор Быков.

А выпуск дополнительных акций в этом случае следует рассматривать не в качестве меры по увеличению уставного капитала, а в качестве одного из способов спасения предприятия от его полной ликвидации со всеми вытекающими из этого социально-экономическими последствиями. Причем очень важно, что в данном случае восстановление платежеспособности предприятия осуществляется исключительно за счет самих кредиторов.

Что же касается защиты прав акционеров, на которые ссылаются оппоненты ЛМЗ, то поскольку закон гласит, что "в период внешнего управления компетенция общего собрания переходит внешнему управляющему", то акционеры полностью лишаются тех прав и правового статуса, которые они осуществляли бы через собрание общества.

Нужен прецедент

Таким образом, юридические аргументы сторонников эмиссии явно перевешивают. И все участники круглого стола сошлись во мнении, что дополнения к закону "О банкротстве" необходимы. На этот счет высказался заместитель председателя комитета по собственности Государственной Думы Григорий Томчин: "Акционирование долга - инструмент хороший, но не "всепогодный". Целиком согласен: для того, чтобы он не пошел во вред экономике в целом, его процедура должна быть прописана в законе. И хорошо, что есть случай с ЛМЗ. Потому что, не создав прецедент на практике, законодательно процедуру не прописать. Если дело остановится только на ЛМЗ, то раньше чем через два года законодательство не появится. Нужно чтобы еще три, четыре, пять предприятий прошли такую эмиссию - тогда процедуру закрепят законом. Время ее пришло", - уверен Томчин.

Депутаты пообещали не медлить, и уже сейчас сделать все, что от них зависит. В частности, заместитель Председателя комитета по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Госдумы РФ Ярослав Швыряев сообщил, что уже в ближайшее время группа депутатов Госдумы РФ собирается внести в Закон о банкротстве дополнения, расширяющие права внешнего управляющего. После принятия этих поправок арбитражный управляющий получит возможность распоряжаться имуществом должника, подписывать мировое соглашение, а также принимать решение о выпуске новых акций компании-должника.

Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама