Игра мускулами

Российская бюджетная реформа не имеет экономического смысла

В экономический лексикон новой России прочно вошли слова "бюджет" и "бюджетный процесс". Осень - время битвы за утверждение бюджета, быстро превратившегося из экономической категории в разменную монету политического противостояния представителей различных ветвей власти, промышленных отраслей, территорий. И это понятно: делится большой кусок ВВП, а с ним и влияние, связанное с управлением ресурсами. В этом году наблюдается особый накал страстей, поскольку предложенное федеральным правительством перераспределение бюджетных доходов ломает сложившиеся до этого пропорции.

Правительство собирается, перераспределив бюджетные доходы в пользу центра и сконцентрировав деньги в своих руках, потом справедливо раздать их территориям, пополнив, например, фонд поддержки регионов. Но многие регионы почему-то не верят и в то, что раздадут, и в то, что справедливо. И считают, что "зачистка" областных бюджетов замыслена, чтобы ущемить права субъектов федерации. Но даже если не подозревать центр в злонамеренности, можно ли быть уверенным, что благие цели будут достигнуты, а не останутся на уровне деклараций?

Консолидированный бюджет страны, кроме прочего, является средством делегирования полномочий. Задуманное перераспределение части единого бюджета, по сути, означает, что часть ранее делегированных полномочий отходит к высшему руководству страны. Иными словами, когда Бюджетным Кодексом России был установлен паритет 50 на 50, так же распределялись и управленческие функции. Теперь же федерация готовится взять на себя, условно говоря, 70% управления, урезав возможности руководителей территорий. Решение достаточно спорное. Не случайно даже на низшем уровне управления - корпоративном - прослеживается явная тенденция к децентрализации. Государственный же менеджмент, осуществляемый преимущественно "сверху" (откуда плохо видно), тем более громоздок и не оперативен.

Другая управленческая функция бюджета - координация. В этом отношении высокая степень бюджетной централизации действительно может обеспечить более сбалансированное развитие территорий. Перераспределение части средств от сильных регионов к слабым позволяет снять дисбалансы. Однако здесь существует опасность укрепить иждивенческие настроения, и, чтобы этого не произошло, необходим продуманный механизм контроля за использованием дополнительных средств дотационными регионами: они должны идти не на текущее потребление, а на развитие. Пока таких механизмов фактически нет.

Наконец, бюджет - это средство контроля, позволяющее отследить, как консолидированные ресурсы общества употребляются на финансовое обеспечение задач и функций государства. С этой точки зрения, видимо, лучше перераспределять деньги в пользу тех, кто их более эффективно использует.

В статье 65 Бюджетного Кодекса записано: формирование расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации базируется на нормативах финансовых затрат на оказание государственных услуг. Но сами нормативы в большинстве случаев отсутствуют, причем как в регионах, так и у федерального правительства.

Одинаковую неспособность как федеральной, так и региональной власти управлять бюджетным процессом характеризует такой факт. При достаточно высоком проценте исполнения расходной части бюджетов всех уровней долги по оплате энергопотребления постоянно растут - и у федеральных, и у региональных потребителей. Сбалансированность бюджетов оказывается не более чем красивой сказкой. Это что касается текущих затрат.

Для составления же бюджета капитальных расходов необходимы обозначенные и понятные ориентиры, такие, как, например, оборонная доктрина или государственная политика развития в различных сферах - науки, образования, здравоохранения и т. п. Этого напрочь нет. Тут можно привести такой пример. На боевое дежурство страна ставит новые ракеты "Тополь-М". Но орбитальная группировка, обеспечивающая боеспособность ракетных войск стратегического назначения, по сути уже перестала существовать. Что превращает ракеты на земле в дорогостоящие, но совершенно бесполезные болванки.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод, что очевидных выгод от перераспределения бюджета не имеется, и затеянные пертурбации скорее нацелены на то, чтобы показать, кто в доме хозяин. А подобная игра мускулами лежит, понятно, в сфере политики, но никак не экономики. Экономический смысл реформы невнятен, зато последствия могут нанести вред: у сильных регионов существенно снижаются достигнутые было возможности самостоятельного роста, а слабые привыкают сидеть "на игле" и, следовательно, развиваться тоже не будут.

Санкт-Петербург