Партийный декаданс

Москва, 30.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №18 (25)
Общероссийские политические партии стремительно теряют свои позиции в Санкт-Петербурге

Явный упадок российской партийно-политической системы, превращающейся в бесформенный нарост на "президентской вертикали", особый урон нанес петербургским партийным организациям.

Что показали выборы

Наглядная тому иллюстрация - результаты выборов по 209-му федеральному и 33-му и 44-му городским округам. Если на федеральном уровне общероссийским партиям гарантирована пропорциональная квота в Государственной думе, то на местах, где доминирует мажоритарный принцип, их при первой же удобной возможности начинают теснить местная администрация, а также рвущиеся во власть разного рода "авторитетные бизнесмены". В этой связи весьма показателен относительный успех креатуры Смольного Натальи Петуховой, занявшей на недавних выборах в 209-м федеральном округе второе место, а также четырех "крепких предпринимателей", вышедших во второй тур на выборах в Законодательное собрание по 31-му и 44-му округам.

Степень падения влиятельности демократических и национал-коммунистических партий, однако, оказывается различной. Резкое усиление на общероссийском уровне советско-реставрационных тенденций - на фоне фактической самоликвидации демократической оппозиции, - оказывает мобилизующее воздействие на антилиберальный электорат и, напротив, заметно деморализует традиционный электорат "Яблока" и СПС, что, в свою очередь, дает определенные преимущества кандидатам, идущим под традиционными национал-патриотическими лозунгами (как, например, Юрию Савельеву, получившему в том же 209-м округе 36,79% голосов и занявшему первое место).

Судя по всему, политическая жизнь в Санкт-Петербурге будет в дальнейшем развиваться по линии ослабления удельного веса филиалов общероссийских партий, с одной стороны, и усиления влияния "местного фактора", - с другой.

Система координат

Все партийные организации, действующие на петербургской политической сцене, условно можно разделить на две группы: местные отделения общероссийских объединений и собственно городские. У обеих групп немало общего - все без исключения петербургские партии представляют собой карликовые образования, либо прозябающие в нищете, либо живущие за счет пожертвований, источник которых окутан плотным информационным туманом. Все они, так или иначе, вынуждены сегодня ориентироваться не столько в многомерном пространстве идей, сколько в плоской системе координат: "Путин - Яковлев".

Но есть и различия. С одной стороны, филиалы столичных организаций бесспорно доминируют в количественном и качественном отношениях: их физически гораздо больше, и они на порядок влиятельнее, нежели собственно петербургские политические образования. Однако, с другой стороны, практически все местные партии, корнями уходящие в Москву, пребывают в состоянии острого кризиса. Критичность положения, в котором оказались петербургские филиалы всероссийских партий, в очередной раз подтвердили итоги только что состоявшегося голосования: во всех трех случаях, напомним, партийные кандидаты потерпели сокрушительное поражение. Причиной системного кризиса, поразившего традиционные петербургские филиалы общероссийских партий, является, как нетрудно предположить, кризис их "головных предприятий".

Единство в кавычках

Тупиковость попыток создания на городском уровне жизнеспособных филиалов столичных партструктур ярче всего проявилась на примере формально самой благополучной российской партии - объединения "Единство". За последние несколько месяцев петербургские "медведи" фактически раскололись на две организации. Причиной явился спор между председателем исполкома "Единства" Богданом Данилишиным и исполняющим обязанности председателя политсовета Виктором Юраковым.

В итоге победил Юраков, давний знакомый лидера думской фракции "Единства" Бориса Грызлова.

Проигравшие сторонники Данилишина, впрочем, в долгу не остались и пригрозили создать параллельное "Единство", опирающееся на своих сторонников в районных партячейках. Реальная влиятельность петербургского "Единства" хорошо видна на примере итогов выборов по 209-му округу, в ходе которых "медвежий" кандидат - депутат ЗакСа Сергей Андреев, несмотря на свою сравнительную известность в городе, получил всего 4,21% голосов (то есть на 1,76% меньше, чем Юрий Шутов).

Явная выморочность местного "Единства" спровоцировала появление "конкурирующей фирмы". 11 сентября было зарегистрировано движение с более чем смелым - почти "сепаратистским" - наименованием "Воля Петербурга" ("ВП"), поспешившее отрекомендовать себя в качестве "настоящей пропутинской партии". Среди ее вождей - вице-спикер ЗакСа Сергей Миронов и ректор Горного университета, в котором нынешний президент приобретал научную степень, Владимир Литвиненко. Оба в прошлом - активисты предвыборного штаба ВВП.

Если "ВП" удастся перетянуть путинское одеяло с погрязшего в склоках "Единства" на себя, то местных "медведей" может постичь печальная судьба "домороссов". Как известно, в 1995 году претендовавшее на роль "главной партии власти" движение "Наш дом - Россия" набрало в Петербурге 12,78% голосов, в 1999 - только 0,76%, а к настоящему моменту и вовсе прекратило свое существование как в городе, так и в стране.

Что касается еще одной горемычной "партии власти" - движения "Отечество - Вся Россия", занявшего в декабре 1999 года в СПб почетное 3 место, то оно также успело на уровне города расколоться. Возглавлявший в декабре прошлого года список "Всей России" петербургский губернатор покинул движение, как только оно вошло в состав "Единства", после чего местное отделение ВР почило в бозе. На берегах Невы, правда, функционирует отделение лужковского "Отечества", возглавляемое ректором Гидрометеорологического института, экс-депутатом ЗакСа Львом Карлиным. Кандидат "Отечества" на выборах по 209-му округу Анна Чеснокова получила 1,27% голосов.

Закат петербургского "Яблока"

Удерживавшее в городе на протяжении нескольких лет подряд безусловную пальму первенства "Яблоко", судя по всему, окончательно переместилось из высшей в первую городскую политическую лигу. В этом убеждают результаты выборов по 31-му и 209-му округам, где "единые демкандидаты" - яблочники Голов и Дулов - заняли безнадежные третьи места, причем с огромным отрывом от лидеров.

Падение популярности местных явлинцев происходит на фоне острого внутреннего кризиса, поразившего их организацию. Первые трещины по петербургскому "Яблоку" побежали еще в период подготовки к выборам 19 декабря 1999 года, когда позиция Игоря Артемьева, готовившегося к губернаторским выборам и настроенного в этой связи на резкую полемику с губернатором, пришла в столкновение с интересами кандидатов в депутаты Госдумы, стремившихся всячески затушевать разногласия "Яблока" с Владимиром Яковлевым.

Внутрияблочный конфликт стал еще более очевидным в ходе весенней губернаторской предвыборной гонки, когда Артемьев предпочел опереться на команду московских имиджмейкеров, фактически отстранив от проведения кампании своих давних соратников по Региональной партии центра - организационной основе местного отделения "Яблока". В свою очередь, лидер яблочной фракции в ЗакСе Михаил Амосов инициировал начало "нового яблочного курса", ориентированного не на бескомпромиссную борьбу против Яковлева, а на "политику конструктивной оппозиции действиям городской администрации". В свою очередь, сам Артемьев объявил "новый курс" чуть ли не предательством партийных принципов.

Однако точка зрения экс-кандидата в губернаторы не встретила понимания со стороны большинства однопартийцев. Впрочем, даже несмотря на резко обострившиеся внутренние противоречия, петербургское "Яблоко" продолжает оставаться одной из наиболее мощных и дееспособных городских партструктур. Чего не скажешь о его партнере по единому демократическому альянсу - петербургском отделении Союза правых сил. Сомнения в организационной мощи местного филиала правосильцев возникли сразу же в момент его появления на свет, когда выяснилось, что лидером городского СПС стала "московская варяженка" Ирина Хакамада.

"Виртуальность" городского СПС стала еще более очевидной в связи с выборами по 209-му думскому округу, где "правые" даже не попытались выставить собственного кандидата и с готовностью поддержали "яблочника" Анатолия Голова, проигравшего думские выборы уже дважды (а теперь и трижды). Еще более имидж городских "правых" испортил "казус Линькова". Как известно, этот демократический "анфан террибль", несмотря на членство в СПС, отказался снять свою кандидатуру и поддержать "единого кандидата Голова". Впрочем, даже если бы Линьков подарил свои 3,06% голосов Голову, последнего это бы не спасло.

Что касается "единого" демократического кандидата по 44-му округу представителя СПС Ольги Курносовой, то, несмотря на формальное третье место, в действительности она оказалась далеко позади вышедших во второй тур лидеров, получивших на двоих почти 80% голосов.

Когда в товарищах согласья нет...

У городских коммунистов - две "системообразующие" партии: ленинградские комитеты КПРФ (лидер - Юрий Белов) и РКРП (Юрий Терентьев). Такой дуализм можно считать исконно петербургской спецификой: несмотря на то, что на всех федеральных выборах КПРФ уверенно опережает РКРП, итоги городских избирательных кампаний оказываются иными. Так, по результатам выборов в ЗакС в 1998 г. обе партии провели в городской парламент по одному депутату: Станислав Житков и Борис Борнелинер соответственно.

В текущем году городские коммунисты показали, что могут вполне успешно соперничать на выборах и друг с другом. Несмотря на то, что в 31-м избирательном округе по выборам в ЗакС баллотировался 1-й секретарь Ленинградского комитета РКРП Юрий Терентьев, Московский райком КПРФ поддержал его оппонента, председателя муниципального совета Вадима Войтановского. После чего представители РКРП выступили с заявлением о том, что "эта ситуация исключает возможность дальнейшего предвыборного сотрудничества" городских организаций обеих компартий.

В целом же следует признать, что самостоятельное политическое значение городских компартий, как и партий вообще, снизилось. Характерно, что добившиеся успеха Юрий Савельев (первое место по 209-му округу) и Вадим Войтановский (второе место по 31-му округу) баллотировались не как партийные кандидаты. В обоих случаях КПРФ выступала как сторонняя группа поддержки независимых кандидатов, имеющих серьезный запас личной харизмы. В свою очередь, партийный кандидат экс-депутат ЗакСа Юрий Терентьев (РКРП) потерпел сокрушительное поражение, заняв в 31-м округе шестое место.

Петербургская альтернатива

Нынешний год ознаменовался появлением в Петербурге нескольких собственно городских партий, ни одна из которых, впрочем, не успела принять участие в только что прошедших городских выборах.

В марте была зарегистрирована "Гражданская партия Санкт-Петербурга". Ее лидер Алексей Темкин основными достижениями своей партии считает успешное участие в муниципальных выборах (из 120 кандидатов победили около 40 человек), а также разработку концепции муниципальной реформы в Петербурге. Предлагается "изменить конституционный строй Санкт-Петербурга", превратив его из государственного образования в рамках РФ в муниципальное образование (чтобы не препятствовать "адекватному развитию в нем системы местного самоуправления").

Полной противоположностью выглядит политический проект, представленный региональной партией "Свободный Петербург". Целью партии заявлено повышение государственно-правового статуса Санкт-Петербурга до уровня республики в составе РФ. Одной из ближайших задач "Свободный Петербург" ставит обжалование в Конституционном суде указа президента РФ, вводящего институт представителя президента в федеральном округе, а также трех законов, коренным образом изменяющих систему федеративного устройства в РФ.

Лидер Балтийской социал-демократической партии, зарегистрированной в апреле 2000 года, Александр Никифоренко главной своей задачей на ближайшее время называет "участие в создаваемом теневом правительстве Петербурга - при условии, если оно будет иметь коалиционный характер и включать все основные политические силы города".

Но для того, чтобы собственно городская партийная жизнь из замороженно-эмбриональной фазы перешла в фазу устойчивого роста, необходимо, чтобы этим процессом всерьез заинтересовался средний бизнес.

Городским олигархам публичная политика как таковая вообще ни к чему - они успешно решают вопросы путем непосредственного "доступа к телу". Мелкий бизнес, в свою очередь, до такой степени зависим от различного рода "структур" (чиновничьих, бандитских), что заниматься политикой всерьез не может по определению. Что же касается среднего бизнеса, то у него - по крайней мере в теории - есть и возможности, и резон вложиться в создание полноценной городской партийно-политической системы.

До последнего времени петербургский средний бизнес мог надеяться на то, что всю необходимую работу по политическому обустройству города успешно проделают общероссийские партийные структуры. Сегодня эта иллюзия развеяна окончательно. Данное обстоятельство позволяет предположить, что в ближайшие годы мы можем стать свидетелями политизации широкой массы петербургских предпринимателей, что, в свою очередь, может привести к новому усилению роли политических партий в жизни города.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама