Премия на бедность...

Москва, 30.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №18 (25)

Меня всегда поражало, как легко и бесцеремонно люди пытаются присоседиться к чужому успеху. У молодых вполне могло создаться впечатление, что над открытиями академика Жореса Алферова пахала вся страна, а в особенности потрудился глубоко разбирающийся в полупроводниковых гетероструктурах доктор экономических наук товарищ Зюганов. Не отстают от Зюганова и другие. Парламент не без удовольствия отвлекся от скучных занятий законотворчеством и битый час выяснял партийно-фракционную принадлежность лауреата: нынче-то он коммунист, но Александр Шохин напомнил всем, что "как политик" Алферов сформировался в НДР. Помилуйте, господа-товарищи, премию-то ему дали как ученому. Сформировавшемуся уж точно без вашего участия. Впрочем, речь не о том: страна, уставшая от неуверенности в себе, имеет драгоценный повод убедиться в собственной интеллектуальной состоятельности. И неважно, что Нобелевский комитет наградил академика за достижения 25-летней давности. Главное, есть материальное подтверждение тому, что российская наука еще что-то может.

Комментируя свое награждение, Жорес Иванович постоянно подчеркивает, что присуждение Нобелевской премии российскому ученому должно способствовать улучшению ситуации в российской науке. И прежде всего оптимизировать финансирование. Мол, пусть теперь попробуют отказать лауреату, а с ним и всей многострадальной отечественной науке - общество не поймет. И кажется, государство действительно готово раскошелиться. Но сможет ли подачка - а наше государство в нынешнем его состоянии только ее и может обеспечить - решить проблемы отечественной науки? Вряд ли. Нереально ожидать от российского бюджета, что он будет в необходимом объеме поддерживать научные исследования, которые не приносят почти никакой практической отдачи.

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Между знанием, которое что-то объясняет, и знанием, которое вооружает, большая разница. Наука должна быть полезной обществу, выполнять его заказ, должна стать прикладной настолько..., насколько это возможно. Это значит, что прежде всего нужно менять внутренние установки научного сообщества. Судя по всему, в академической среде далеко не изжито некое высокомерное отношение к технологиям; многим, слишком многим продолжает казаться, что призвание настоящих ученых - исключительно фундаментальные исследования.

Но на удовлетворение праздного научного любопытства у страны нет денег. Мы вправе требовать, чтобы в обмен на финансовую поддержку прикладная наука старалась как можно быстрее выдавать практические решения и таким образом окупала себя.

В большинстве отечественных научных исследований напрочь отсутствует компонент стоимости, экономической целесообразности. Отсюда, а не только из бюджетной нищеты и скудоумия политиков, вытекает их нежизнеспособность в современных условиях. Возражение, что, мол, открытия Алферова и так послужили созданию множества полезных вещей, принимается, но лишь отчасти. Российское общество, да и отечественная наука, явно не получили того, на что могли бы рассчитывать. Не случайно приоритет нашего физика оценивается не по отечественной лицензии на мобильные телефоны или оптико-волоконную связь, а по дате публикации, которую Жорес Алферов успел сделать на четыре недели раньше, чем американец. Но на основе русского открытия американцы делают современную технику, а сами русские - диоды для светофоров. Вещь, конечно, тоже неплохая, но может ли это окупить затраты на научные исследования? Вопрос открытый.

В стране давно уже говорят о военной реформе. Сейчас дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки - обществу наконец стало ясно, что в том виде, в каком ныне находятся вооруженные силы, они не только не способны выполнять поставленные перед ними задачи, но становятся непосильной обузой для нации. К сожалению, о необходимости структурной реформы научной деятельности почему-то не вспоминают. При этом имидж жертв политической перестройки на руку научной бюрократии: выделяемые на науку небольшие деньги академические генералы расходуют не с большей пользой, чем генералы армейские. Соответственно нет никакой гарантии, что даже если государство выдаст дополнительные ресурсы, они не будут так же бездарно растрачены.

Для того чтобы поменять ситуацию, в которой наука является нахлебником, в принципе нужно не так много. Поняв и приняв современные правила игры, по которым работает наука развитых стран, надо научиться им следовать. Прежде чем искать деньги под свои разработки, наши ученые для начала должны ответить на вопрос: что они впоследствии продадут обществу, как они это будут делать и как они смогут защитить добытые новые знания. Иными словами, понять, в каких технологических решениях нуждается рынок. В одночасье сделать это вряд ли удастся. Но ведь надо же когда-то начинать, не правда ли?..

На удовлетворение праздного научного любопытства у страны нет денег. Мы вправе требовать, чтобы в обмен на финансовую поддержку прикладная наука старалась как можно быстрее выдавать практические решения и таким образом окупала себя

У партнеров

    Реклама