Свои и чужие

Тема недели
Москва, 30.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №18 (25)
Деловой климат Карелии своеобразен: равные правила игры отсутствуют

Инвестиционные потребности Карелии составляют, по экспертным оценкам, как минимум 3-5 млрд долларов. Получает она много меньше: за прошедший год рублевые инвестиции в основной капитал республиканских предприятий составили 3 млрд рублей (в пересчете на доллары - примерно 110 миллионов), общий объем иностранных инвестиций - 15 млн долларов. В то же время регион, с его богатейшими природными ресурсами и выгодным географическим положением, мог бы рассчитывать на инвестиционный бум. Дефицит капитала объясняется недостаточной законодательной поддержкой инвестиций, а также спецификой отношений между властью и предпринимателями.

До Новгорода далеко

Сергей Катанандов, председатель правительства республики, сказал в интервью "Эксперту С-З", что республика скорректировала свои инвестиционные законы, и это правда. Поправки, внесенные в законы

"О государственных гарантиях осуществления иностранных инвестиций на территории Карелии" и "О налоговых ставках и сборах", позволили предоставлять инвесторам ряд дополнительных льгот - прежде всего, по налогу на прибыль. Так, полностью освобождается от налогообложения прибыль, направляемая на создание нового производства.

Тем не менее кардинальных перемен в инвестиционной ситуации поправки не вызвали. Во-первых, предусмотренные льготы реально пока не применяются. Например, председатель комитета по экономической политике Законодательного собрания республики Александр Чаженгин утверждает, что не знает ни одного инвестора, использовавшего заложенные в упомянутых законах механизмы. Во-вторых, карельские преференции инвесторам далеко не так интересны, как те, что предоставляют, скажем, Новгородская или Ленинградская области. Отсутствует главное: освобождение от всех основных налогов на период окупаемости проекта.

Сказанное не значит, что "чужой" бизнес не может прийти на территорию Карелии и эффективно здесь работать. По мнению Александра Чаженгина, надо только сначала "договориться с правительством", а потом "сохранить с ним хорошие отношения" - и тогда при отсутствии привлекательных инвестиционных условий в целом они появятся в каждом конкретном случае.

Вход разрешен, но не для всех

Есть серьезные структуры, которые хотят, но не могут проникнуть на территорию Карелии, или с нее вытесняются, но есть также компании, получающие карт-бланш для работы на региональном рынке. Не видно, чтобы отбор осуществлялся по принципу экономической целесообразности: так, Ильинский лесозавод республика продала за бесценок (9 млн рублей) Онежскому лесо-деревообрабатывающему комбинату из Архангельской области, зато банк "Менатеп СПб", собиравшийся вкладывать значительные средства в развитие Питкярантского целлюлозного завода, был вытеснен с предприятия. А всего-то, как говорится, делов: "Менатеп СПб" не нашел оснований выполнить требование властей взять на себя теплоснабжение всей Питкяранты без подписанного заранее соответствующего соглашения.

Есть немало примеров, когда правительство Карелии не до конца прорабатывает условия партнерства, обеспечивающие интересы республики. Группа московских компаний при нынешнем составе республиканского правительства получила контроль над Кондопожским КОЗ (камнеобрабатывающим заводом). В результате необработанные плиты направляются в московский пригород Долгопрудный, где шлифуются и идут на строительство элитных объектов (храма Христа Спасителя, к примеру), хотя кондопожское предприятие призвано обрабатывать их самостоятельно. Получается, что за крупный рынок сбыта, которым является для предприятия Москва, Карелия расплачивается отказом от переработки сырья, отдавая выгодные заказы столичному предприятию. Аналогично строится работа череповецкой "Северстали" с подконтрольным ей "Карельским окатышем", более известным под именем Костомукшский ГОК. Карельские горняки по фиксированной ставке - себестоимость плюс 5% рентабельности - продают сырье в Череповец, где из окатышей производится стальной лист и отправляется на экспорт.

Бывает и так, что "свой" поначалу инвестор по ходу пьесы превращается в "чужого". Так произошло с концерном "Орими". На первом этапе работы команды Катанандова республика и концерн жили мирно. Настолько мирно, что до недавнего времени карельский комитет по лесопромышленному комплексу возглавлял петербуржец Сергей Кольцов, которого все уверенно называли человеком "Орими". Именно при нынешнем руководителе республики позиции концерна заметно усилились, он превратился в одну из крупнейших экономических систем Карелии. Затем отношения "Орими" и республиканской власти осложнились. По официальной версии правительства республики причина в том, что благодаря руководству концерна Беломорско-Онежское пароходство (БОП), контрольный пакет акций которого принадлежит "Орими", оказалось на грани развала. Однако факты свидетельствуют: когда "Орими" покупал акции, БОП уже находился под угрозой банкротства. Другое дело, что власти Карелии заподозрили петербуржцев в намерении подчистую распродать флот пароходства, когда концерн реализовал часть судов, чтобы погасить долги. Руководители "Орими" в свою очередь имеют претензии к правительству Карелии, которое, по их мнению, пыталось использовать богатый концерн для решения социальных проблем - в частности, зафиксировать низкие цены на пассажирские и грузоперевозки, что заставляло БОП работать себе в убыток.

Административные фильтры

Принцип избирательности распространяется и на местный карельский бизнес. Это особенно заметно на примере лесопромышленного комплекса. Правительство выпустило постановление, отсекающее целый ряд экономических субъектов от пользования лесными ресурсами (точнее, определяющее, какие субъекты допускаются "в лес" в первую очередь, что по сути то же самое). По представлению прокуратуры постановление было отменено, но, как говорят в республике, административные фильтры сохраняются.

Мэр Петрозаводска Андрей Демин утверждает, что созданная в правительстве комиссия по-прежнему "решает, кого пустить рубить лес, а кого - нет". Так, Петрозаводский лесопильный мебельный комбинат не может получить через эту комиссию ни одного бревна, хотя является одним из наиболее стабильно развивающихся предприятий региона. По свидетельству того же Демина, ситуация со "своими и чужими" в лесной отрасли так надоела, что "у многих предпринимателей копится глухая злоба".

Еще один рычаг ограничения доступа к сырью - ценовая политика. В текущем году республика повысила так называемую попснную плату (плата за пользование лесом) почти в 3 раза. Теперь в Карелии она составляет в среднем 75-80 рублей за кубометр древесины, в то время как в соседней Архангельской области - около 25 рублей. Рост платы за лесопользование безусловно снижает инвестиционную привлекательность региона. Ведь инвестор, желающий прийти в лесопромышленный комплекс, прежде всего обращает внимание на попснную плату, которая является основой для расчета себестоимости пиломатериалов, мебели, целлюлозы.

Теоретически плата одинакова для всех, однако на практике выходит иначе. Крупные заготовители древесины - такие, как холдинг "Кареллеспром" или компания "Севзапкареллес", - получают значительные отсрочки по внесению попснных платежей. Мелкие и средние лесные хозяйства, которые таких отсрочек не имеют, вынуждены сокращать объемы производства.

Указанные меры влияют не только на конкурентную среду, но на экономику Карелии в целом: сейчас республиканские перерабатывающие предприятия закупают лес в Архангельской и Вологодской областях. Лесозаготовители Архангельска и Вологды получают прибыль, а лесной комплекс Карелии ее теряет... Сергей Катанандов в беседе с "Экспертом С-З" почему-то трактовал происходящее как положительный пример сотрудничества между регионами.

Чрезмерная нагрузка

Серьезную проблему для работы бизнеса в Карелии создает жесткий налоговый режим. По оценке Александра Чаженгина в среднем около 80% доходов республиканских предприятий уходит на уплату налогов. На максимально допустимом уровне - 30% - держится в регионе ставка налога на прибыль.

Надо отдать должное республике: в последние год-полтора она предприняла некоторые шаги по ослаблению налогового пресса. Для ряда отраслей налог на прибыль снижен до 15-20%, даны поблажки по налогу на имущество.

Однако эта работа носит достаточно бессистемный характер и скорее напоминает договорные отношения: поскольку неприлично снижать налоги тому или иному отдельному предприятию, их снижают для всей отрасли чохом.

Избрали в палату представителей законодательного собрания двух лесных генералов - руководителей "Кареллеспрома" и "Севзапкареллеса", - и вскоре льготы получил лесопромышленный комплекс. Появились в той же палате в качестве депутатов пятеро аграрных директоров - родилось решение об ослаблении налоговой нагрузки на сельское хозяйство.

Вот у малого бизнеса сильного лобби нет, и его положению не позавидуешь. Ставки налога на вмененный доход (этот налог распространяется в первую очередь на малый бизнес), действующего в республике, чрезмерно высоки: так, ставка на 1 кв. м торговой площади составляет 12 тыс. рублей, в то время как, например, в республике Коми она равна 600 рублям. Впрочем, главная проблема даже не в самих ставках, а в применении регулирующих коэффициентов.

Федеральным законом о налоге на вмененный доход предусмотрено 15 таких коэффициентов - с учетом местоположения предприятия, ассортиментного перечня, сезонности и так далее. В Карелии использовалось только пять. Своеобразное применение вмененного налога привело к тому, что, по экспертным оценкам, до трети субъектов малого бизнеса в Карелии свернули свою деятельность.

Первые признаки рецессии

Для республики принципиально важно, чтобы экономическая стратегия правительства была скорректирована на основе анализа сложившейся ситуации и новых расчетов. Нельзя все огрехи объяснять волюнтаризмом: имеют место самые обычные промахи экономистов, отсутствие системной работы по созданию условий для привлечения инвестиций и для предпринимательской деятельности в целом. При сохранении таких недостатков прогресс, которого удалось добиться республике, может оказаться кратковременным.

Судя по официальным правительственным сводкам, уже в первом полугодии текущего года были отмечены "некоторые негативные явления в экономическом развитии": темпы роста производства замедлились, сократилась обеспеченность предприятий заказами, снова начала расти задолженность по заработной плате.

Затормозились и положительные тенденции в лесопромышленном комплексе: по итогам полугодия три предприятия ЛПК оказались убыточными.

Парадоксально, но именно появление негативных признаков дает надежду на то, что Карелия будет активнее переходить от жесткого администрирования к рыночным отношениям. До новых выборов главы республики остается не так уж много времени - полтора года, и сейчас Сергею Катанандову нужны только положительные экономические результаты, которые окончательно закрепили бы его достаточно прочные позиции среди населения республики. Сейчас он пользуется огромной популярностью, поскольку сумел реально повысить жизненный уровень людей. Спад республиканской экономики обескровил бы бюджет и лишил руководителя республики возможности осуществлять социальные программы, на которых он сосредоточился в первую очередь.

Санкт-Петербург - Петрозаводск

У партнеров

    Реклама