"Мы опасаемся варягов!"

Тема недели
Москва, 30.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №18 (25)
Председатель правительства Карелии открыто признает, что настороженно относится к инвесторам

Карелия - край нереализованных возможностей. Здесь есть все для процветания. Здесь есть живописные ландшафты - озера (63 тысячи) и реки (27 тысяч), тайга, скалы, водопады. Есть северная экзотика: Кижи, Валаам, поморские деревни; есть даже памятники первобытного искусства - в карельском Беломорске обнаружены самые многочисленные и древние на территории Европы наскальные рисунки (четвертое тысячелетие до нашей эры, эпоха строительства пирамид). Карелия - это родина известных на весь мир "Калевалы" и тщедушной карельской березы с древесиной уникального рисунка. В общем, здесь есть где побывать и что посмотреть - для развития туризма условия идеальные.

Условия для развития промышленности и торговли ничуть не хуже. Почти половину территории республики занимает экспортный товар - лес, что особенно ценно в сочетании с близостью к финской границе. Карелия - один из самых богатых регионов по запасам полезных ископаемых, их здесь более 50 видов - железная руда, титан, алмазы, апатиты, граниты, мрамор...

Однако туристов в республике практически нет, за исключением представителей соседней Финляндии: пожилые финны приезжают поклониться земле предков, молодые - отдохнуть в гостиницах и барах Петрозаводска от изнуряющей трезвенности своей родины.

Мало иметь живописные ландшафты - в развитие туристской инфраструктуры нужно вкладывать средства, которых в республике нет. Так же и с природными ресурсами: для их освоения нужны инвестиции. В итоге при всех своих уникальных возможностях республика - бедный, дотационный регион.

Несколько лет назад ее положение казалось просто безнадежным: темпы производства снижались, зато уверенно росли задолженность по выплате зарплаты (с 82 млн рублей в 1992 году она поднялась до 277 млрд руб. в 1996 году) и темпы безработицы. К 1999 году число безработных достигло 75 тысяч человек - почти 20% трудоспособного населения республики.

В течение последних двух лет, когда регион возглавил бывший мэр Петрозаводска Сергей Катанандов, наметились сдвиги к лучшему - причем весьма ощутимые. За это время суммарные доходы республики выросли по минимальным оценкам в четыре раза, по максимальным - в семь. Более чем в три раза сокращены долги по зарплате, полностью ликвидирована задолженность по выплате пенсий. Крупные предприятия лесопромышленного комплекса, которые казались безнадежно загубленными, - "Сегежабумпром", Питкярантский и Ляскельский целлюлозные заводы, Лахденпохский фанерный комбинат, пройдя через процедуры банкротства, встали на ноги и наращивают темпы производства. Ожил машиностроительный комплекс - сейчас на подъеме Онежский тракторный завод, подает надежды "Петрозаводскмаш". В Карелии строятся дороги, активно идет газификация.

Можно, конечно, сказать, что главе республике просто повезло: почти сразу после прихода к власти Сергея Катанандова случился кризис 1998 года, давший толчок к развитию экспорториентированных отраслей, в том числе лесного комплекса. Однако любым везением надо суметь эффективно воспользоваться. Катанандов сумел, и в этом его бесспорная заслуга.

В то же время в экономической политике Сергея Катанандова немало странного. В Карелии говорят о том, что он откровенно лоббирует узкий круг "своих" предпринимателей и активно мешает "чужому" бизнесу - иностранным и российским инвесторам, имеющим интересы на территории республики. Любопытно, что с последним утверждением руководитель республики соглашается.

- Сергей Леонидович, откуда возникают разговоры, что вы "давите" чужой бизнес, ставите ему препоны и рогатки?

- Это мнение соответствует действительности. Мы в Карелии уже обожглись на чужаках. Республика одной из первых открыла двери новым хозяевам, в начале перестройки активно привлекала инвестиции. Но результаты оказались плачевными: собственники приходили сюда с одной целью - высосать деньги из наших заводов.

Были остановлены крупные предприятия, например, "Сегежабумпром". Пока шведский концерн "AssiDomаn AB" руководил комбинатом, город Сегежа бедствовал. Благодаря банку "Менатеп" и его дочерней структуре в тяжелом положении оказался Питкярантский завод. Критическая ситуация сложилась на Лахденпохском фанерном комбинате, которым владела финская компания. Единственный в Карелии пример стабильной работы крупного предприятия в течение последнего десятилетия - Кондопожский ЦБК, чей контрольный пакет акций остался в руках трудового коллектива. Мы сделали выводы, и сейчас очень жестко ведем себя по отношению к "варягам". Не вижу оснований менять эту тактику.

- В чем конкретно выражается жесткое отношение?

- Те хозяева, что остались в Карелии, вынуждены уважать интересы республики. Члены нашего правительства входят в советы директоров Беломорско-Онежского пароходства, Костомукшского ГОКа, Питкярантского комбината и целого ряда других компаний. За последнее время мы ушли только с одного завода - Надвоицкого аллюминиевого. Продали государственный пакет акций, так как почувствовали, что предприятие может нормально работать самостоятельно. Со следующего года будем выходить и из остальных советов директоров, однако государственный контроль сохранится. Мы намерены создать в республике несколько компаний, которые будут управлять нашими акциями, совместно с хозяевами осуществлять руководство предприятиями.

- Несмотря на эти меры, конфликты между собственниками и республиканским правительством по-прежнему возникают, не так ли? Насколько нам известно, у вас не складываются отношения с концерном "Орими" - хозяином Беломорско-Онежского пароходства, и с "Энергомашиностроительной корпорацией" - владельцем "Петрозаводскмаша"...

- Отношения с руководством Беломорско-Онежского пароходства действительно сложные. Мы создали рабочую группу при Законодательном собрании, которая изучала детали работы БОП. Подключили представителей федерального министерства транспорта, они нам помогли. Таким образом удалось предотвратить развал пароходства, растаскивание судов. Сейчас ситуация несколько успокоилась, хотя хозяин остался прежний.

Что касается "Петрозаводскмаша", то на первом этапе руководитель "Энергомашкорпорации" господин Степанов вел достаточно взвешенную политику по отношению к заводу. Однако сейчас он неожиданно занял агрессивную позицию. Стал предлагать, мягко говоря, несерьезные проекты. Соответственно, столкнулся с противодействием как менеджеров, трудового коллектива предприятия, так и нашим.

- Что вы называете "несерьезными проектами"?

- Предлагается создать на базе "Петрозаводскмаша" инжиниринговый центр и еще несколько новых структур, короче - вкладывать деньги в становление туманных, не апробированных идей. Зачем это предприятию? Там есть конкретные заказы, отработанные технологии. Завод занимает свой сегмент рынка, имеет уникальные токарные и фрезерные станки. Он должен заниматься традиционным бизнесом, а все прочие проекты, я убежден, могут закончиться крахом. Мы же и в страшном сне не можем представить, что "Петрозаводскмаш" остановится - это самое большое предприятие в столице республики и одно из крупнейших в Карелии.

Надо, впрочем, признать, что пока ЭМК не нанесла заводу непоправимого ущерба, поэтому не входит в число структур, чье присутствие на территории Карелии нежелательно. Если господин Степанов одумается - мы будем с ним нормально сотрудничать.

- А если не одумается?

- Любые попытки разговаривать с нами с позиции силы, не уважать интересы республики приводят к плачевным результатам. Конфликт на "Петрозаводскмаше" может обернуться забастовками, бузой. Мы проходили это на примере практически всех крупных предприятий - я их вам называл в начале. Зачем наступать на те же грабли? Собственник должен понять: если он не может найти общий язык с трудовым коллективом, то правительство должно выступить арбитром. Переносите разговор в наши кабинеты.

- Как будут развиваться события на Сегежском комбинате?

- Сейчас мы ищем для него партнеров. Предложений было масса, но мы пока ни на одном не остановились. Чувствуем: те, кто предлагают сотрудничество, не до конца с нами откровенны.

- Речь идет о западных структурах?

- После ухода шведов имидж карельского бизнеса в глазах Запада значительно подпорчен, иностранные предприниматели относятся к Сегеже крайне осторожно. Поэтому предложения поступали и поступают от российских компаний.

Капитал капиталу рознь

- Какие же российские структуры вы желаете видеть в Карелии?

- Мы открыты для диалога со всеми заинтересованными лицами, и у нас уже есть стратегические партнеры по основным отраслям экономики.

Поддерживаем хорошие отношения с череповецкой "Северсталью", владеющей акциями "Карельского окатыша"; с уральским концерном СУАЛ - собственником Надвоицкого алюминиевого завода. Недавно пришел в республику якутский концерн

"Алрос" - начинает осуществлять крупный инвестиционный проект по разведыванию и добыче на территории Карелии алмазов. Реализуем большие проекты с Октябрьской железной дорогой, с РАО "Газпром".

Наш главный партнер в камнеобрабатывающей отрасли - правительство Москвы. По дорожному строительству работаем с Архангельской и Вологодской областями. В прошлом году открывали трассу на Архангельск, благодаря которой путь от Архангельска до Мурманска становится на 800 км короче. В данный момент с губернатором Вологодской области решаем проблему соединения Вологды и Кеми. Эти две магистрали входят в так называемый "Северный коридор", призванный через Финляндию связать Европейский Союз с российскими северными территориями.

Также строим дороги совместно с Ленинградской областью - через Вознесение и вдоль Ладожского озера... Ну и, конечно, нельзя представить Карелию без Петербурга. У нас работают, и неплохо, филиалы ряда петербургских предприятий - концерна "Ленинец", к примеру. Недавно обсуждали с Анатолием Турчаком пути развития этого филиала, обо всем договорились.

- Вы сперва говорите, что опасаетесь чужаков, а потом - что открыты для диалога.

- Никакого противоречия нет - просто капитал капиталу рознь. Его приход может принести как пользу, так и большой вред. Чтобы сделать прогноз, мы должны, по крайней мере, знать, как инвестор заработал свои деньги. Компании с темным прошлым и темным настоящим, которые порой рвутся в Карелию, нам в партнерах не нужны.

Климат меняется

- Как все-таки быть с иностранными инвестициями? После сегежской истории вы поставили на них крест, решили больше не искать западных партнеров?

- Напротив, мы более всего заинтересованы в работе с крупными иностранными компаниями, готовыми вкладывать деньги под государственные гарантии и под государственным контролем в развитие лесопромышленного комплекса, туризма, камнеобработки, новых технологий - тех отраслей, которые республика определила приоритетными.

В данный момент ведем серьезнейшие переговоры с финским концерном Stora Enso по строительству деревообрабатывающего предприятия в Приладожье. Это очень большой проект с объемом инвестиций в десятки миллионов долларов. Общаемся с прибалтами по строительству завода древесных плит в Медвежьегорске. Есть и другие планы.

- А что вы можете предложить инвесторам?

- Себя - людей, умеющих организовать производство.

- Себя - это мало. Нужен благоприятный инвестиционный климат, налоговые льготы.

- Мы сейчас скорректировали инвестиционное законодательство, и теперь республика может давать инвесторам льготы, отсрочки по выплате налогов.

- С тем же Stora Enso переговоры, насколько нам известно, идут больше года, и результата пока нет. Видимо, концерн не считает ваш инвестиционный климат достаточно благоприятным?

- Как я понимаю, финская сторона хочет от государства дополнительных гарантий - тех, что заложены в нашем законодательстве, ей, видимо, недостаточно. Однако постепенно все вопросы решаются, и в будущем году мы должны начать строительство завода.

- А какие проекты с участием иностранного капитала уже реализуются в республике?

- Больших проектов нет пока. Мы еще не на первом месте в России по инвестиционной привлекательности, а только на тридцать девятом. Но я считаю: климат меняется в лучшую сторону. Самое главное - наши позиции ясны. То, что мы ведем себя жестко, - это неплохо для инвестиций. Инвесторы понимают, чего от нас ждать, на каких условиях мы готовы работать.

Лес и не только

- Вы назвали несколько приоритетных отраслей, но самый главный приоритет для Карелии, видимо, лесной комплекс. Значительная часть ваших лесов не используется - соответственно, республика не получает возможных доходов. Как будете решать проблему?

- Кризис в лесном комплексе республики переломлен: сейчас наши основные лесопильные заводы работают в три смены, постоянно наращивая объемы производства. В итоге на общероссийском фоне отрасль выглядит очень неплохо. Мы осваиваем 72 процента расчетной лесосеки, в то время как в среднем по стране осваивается только 30 процентов. Однако этого действительно недостаточно, чтобы карельский народ жил достойно. К 2002 году планируем выйти на освоение 100 процентов расчетной лесосеки, и у меня нет никаких сомнений, что у нас получится.

Одновременно необходимо увеличивать долю сырья, которое перерабатывается здесь, на месте. По нашим оценкам, республике нужно самостоятельно перерабатывать 60 процентов вырубленного леса. Остальное, учитывая наше географическое положение, близость к границе, целесообразно продавать в круглом виде. Мы от этой цели пока далеки - сейчас перерабатываем только 30-40 процентов древесины, - и планируем ее достичь в течение десяти лет.

Задачи, о которых я сказал, требуют значительных затрат - нужно строить дороги в труднодоступных лесных районах, оснащать техникой леспромхозы и создать целую серию новых перерабатывающих комбинатов. Поэтому мы и договариваемся сейчас, в том числе с крупнейшими западными концернами, об инвестициях в лесную отрасль.

Впрочем, надо развивать экономику равномерно, и мы ищем партнеров по многим направлениям - в частности, и для того чтобы решить проблему безработицы. Последние полтора-два года она устойчиво снижается, но надо признать, что кардинальных изменений мы, к сожалению, не добились. Сейчас в Карелии, по оценкам экспертов, хотят поменять место службы или ищут работу около 40 тысяч человек, официально зарегистрировано 8 тысяч безработных - на наш взгляд, это много.

Мы сейчас идем традиционным путем: поднимаем производство, восстанавливаем колхозы, совхозы, звероводческие хозяйства. Однако чтобы в корне переломить ситуацию на рынке труда, необходимо создавать новые производства. Делать это за государственный счет республика не в состоянии - у нас 90 процентов бюджета уходит на социальные нужды.

Ускользающая цель

- Когда и при каких условиях Карелия сможет стать бездотационным регионом?

- Теперь, боюсь, она на всю жизнь дотационная - как и большинство российских областей.

- Почему "теперь"?

- Республика сделала все возможное, чтобы обходиться без помощи со стороны, опираться только на свои силы: мы заложили этот принцип в основу экономической стратегии правительства. По нашим оценкам, она должна была стать бездотационной к 2003 году. Задача казалась вполне реальной: к этому сроку мы выходим, как я отмечал, на освоение 100 процентов расчетной лесосеки, полную загрузку лесоперерабатывающих предприятий. Да и практика показывала, что мы справляемся: когда наша команда приступала к работе, в 1998 году, федеральные дотации составляли 30 процентов республиканского бюджета, а сегодня снижены до 11 процентов.

Однако сейчас федеральное правительство нарушило принцип распределения доходов между центром и регионами, заложенный в бюджетном кодексе, - 50 на 50, и решило забирать 60-65 процентов доходов, оставляя на местах только 35-40 процентов. При такой политике я не могу ничего прогнозировать. Сегодня у регионов отнимают НДС и дорожные фонды - завтра, быть может, отнимут что-то еще.

- Как в принципе стало возможно, что край с богатейшими природными ресурсами оказался в числе депрессивных?

- Главная причина, на мой взгляд, - концептуальные ошибки в управлении. Прошлое правительство считало, что рынок сам себя отрегулирует.

- А вы являетесь сторонником жесткого государственного управления?

- В России сейчас невозможен свободный рынок без участия государства, для этого еще не созданы условия. Надо пройти переходный период. Но вообще я за то, чтобы рыночные отношения в стране прижились.

Санкт-Петербург — Петрозаводск

У партнеров

    Реклама