Я смелый, потому что боюсь

Тема недели
Москва, 27.11.2000
«Эксперт Северо-Запад» №20 (27)
Губернатор Новгородской области обвиняет федеральную власть: она играет не по правилам и мешает развитию регионов

Новгородская область много лет стабильно держит марку одного из самых инвестиционно привлекательных регионов России. В прошлом году эксперты отметили, правда, падение оценки инвестиционного потенциала, но очень незначительное, а риски вложений здесь по-прежнему самые низкие в стране. И еще губерния вот-вот перейдет в разряд доноров. Но вот парадокс: это обстоятельство совсем не радует местные власти во главе с губернатором Михаилом Прусаком. Они не хотят почетного донорского статуса. Они настаивают, что народ на Новгородчине живет бедно, и без трансфертов из федеральной казны придется совсем туго. А как же, хочется спросить, гремевшие на всю страну инвестиции? Получается, что они не принесли области богатства и процветания? С другой стороны, была бы территория захудалой, даже скупое федеральное правительство не стремилось бы лишить ее дотаций - значит, экономический подъем на Новгородской земле все-таки присутствует. И смешно бы это отрицать губернатору, который всегда гордился своими либеральными экономическими реформами.

Михаил Прусак, конечно, не отрицает очевидного. Он просто считает надвигающееся донорство преждевременным. После августа 1998 года уровень жизни населения Новгородской области в течение года снизился на 20%, через год - еще на 15%. Дело в том, что областная казна не успела наполниться поступлениями от мощных производств, построенных иностранными компаниями - всем им даны налоговые освобождения на время окупаемости проекта. Срок вышел только у Cadbury, но и он отодвинут, так как местное инвестиционное законодательство предусматривает такую меру в случае форс-мажора (форс-мажором и был августовский кризис). Различные налоговые льготы получали не только зарубежные компании (преференции одинаковы для всех инвесторов, но в области преобладают иностранные), но и родные предприятия, оказавшиеся в трудном положении. И многие из них поднялись. В общем, пришло время, когда можно ожидать отдачи. Но теперь, когда согласно новому российскому налоговому законодательству НДС и средства дорожного фонда перераспределили в пользу федерального бюджета, сливки с инвестиционной политики Новгородской губернии снимут за ее пределами. И, соответственно, эти изменения законов навсегда отнимают прежние возможности привлечения капвложений.

"Мы живем только за счет того, что привлекаем инвестора", - Михаил Прусак. Можно продолжить: и собирались так жить дальше. А значит, никакой соломки подстелить не удосужились. Сделав ставку на крупные инвестиции, упустили малый и средний бизнес. Инфраструктура и коммуникации тоже смоделировались дискретно, своеобразными островами: сосредоточились, в основном, вокруг промышленных центров. Сельские районы по-настоящему бедны. Дальнейшее развитие требует немалых средств, в том числе заемных. Но "похудевший" областной бюджет не сможет себе позволить рискованных кредитов... В течение последнего года, констатирует новгородский губернатор, в области нет никакого развития, наоборот - "оно сворачивается, его сдерживают". Кто и как сдерживает? Вот что думает об этом Михаил Прусак:

- Успешные структуры, которыми мы нормально управляли, объединяют под предлогом то будто бы выгодного укрупнения, то повышения капитализации и передают в окружное ведение или еще выше - в различные министерства. Пожалуйста , вот вам пример. "Новгород-Телеком" объединяют с другими территориальными "Телекомами". Но речь идет только о том, чтобы соединить самое злачное: Новгород, Боровичи, Старую Руссу и Чудово. А кто будет заниматься современными коммуникациями в слабом Поддорском районе? Туда же теперь не будет вложений. Мы инвестиции до этого привлекали сами, мы оптико-волоконную связь тянули, мы цифровые электронные коммутаторы устанавливали, и при этом всегда заботились о равномерном, пропорциональном развитии территорий - сейчас мы такой возможности лишились, и непременно возникнут диспропорции.

Другой пример: Сбербанк. Об этом, кстати, не только у меня голова болит, а, пожалуй, у каждого губернатора. Существовал в Новгороде Сбербанк, у которого почти все отделения рентабельные. Зачем его объединять на окружном уровне с центром в Петербурге? Нам нужно долгосрочное кредитование, мы с нашим областным Сбербанком работали в этом направлении. Трудно работали. Сейчас преобладающую долю "длинных" кредитов нам выдает петербургский Промстройбанк. Но на Сбербанк мы тоже очень рассчитывали. Теперь, когда головной офис станет окружным, надежды растаяли.

Или была у нас самостоятельная лесная служба: лес - это гордость наша. Сегодня у нас 12 процентов фанеры России, у нас очень хорошо структурирован лесной комплекс. Теперь Новгородское управление лесами вместе с облкомприроды и комитетом водного хозяйства переводится под "крышу" министерства природных ресурсов РФ. Во всех развитых странах, между тем, в состав какого бы министерства ни входили леса, управления лесами на уровне регионов имеют самостоятельный статус. Структура управления лесным хозяйством существует больше двухсот лет, и ее основные элементы до сих пор сохранились: центральный орган - территориальные органы - лесничества. И сколько ни делалось попыток ее реорганизовать, всякий раз потом восстанавливалась самостоятельность лесной службы. Стало быть, это наиболее эффективная схема. Зачем же делать очередную негодную реформу, чтобы потом тратить огромные средства на возврат к хорошо проверенному старому варианту? Структура управления лесами на уровне области отработана годами и вполне отвечает всем правилам рынка.

Мы все это уже проходили: и Совнархозы, и укрупнение деревень. Эффективность, правда, на первом этапе повышается. Но это же все происходило в условиях совсем другой экономики. А тут мы строили-строили рынок, а теперь возрождаем вертикальное управление целыми отраслями. Боюсь, округа - это только первый шаг, который уже нанес заметный ущерб региональным экономикам, последуют и другие шаги.

- Но цель создания округов формулировалась как наведение порядка в законодательной сфере, в управлении федеральными структурами, и это вроде благое дело?

- Так если бы этим ограничилось - было бы, действительно, благо. Если бы речь шла только о законодательстве, правоохранительных, фискальных, таможенных органах. По военным соображениям это можно сделать - военный округ. Но ни в коем случае нельзя влезать в социально-экономическую жизнь. Вот Северо-Запад, двенадцать территорий. По какому признаку их можно объединить с точки зрения экономики? Петербург и Ленинградская область могут быть единым субъектом. Новгородская, Псковская и Вологодская области - могут быть единым субъектом. Архангельская область и Ненецкий автономный округ - могут. Но как можно республику Коми, Карелию, Мурманскую область объединить с Петербургом и Новгородом? Никаких экономических предпосылок для этого нет.

Новгород по объему инвестиций в основной производственный капитал не на душу населения все эти годы опережает Петербург, так чему же Петербург Новгород научит, скажите, пожалуйста?

- Михаил Михайлович, не Петербург будет учить, а из Петербурга будут учить, из округа - есть разница?

- Есть, но столица округа как бы превалирует все равно. Хотя, конечно, я имею в виду окружное руководство. Вот 6 декабря проводится семинар о привлечении инвестиций на Северо-Западе. Объясните, зачем под эгидой представителя президента? Что может понимать аппарат представителя президента в привлечении инвестиций? Но, понимаете, даже эта ошибка могла бы быть мягче, если бы на должность представителя президента еще назначили хозяйственника. Посмотрите, как Кириенко себя ведет достойно. Он говорит: наша задача сделать только лишь политический мониторинг, наша задача - навести порядок в законодательстве, наша задача заставить уважать федеральную власть. Кажется, человек, который имеет опыт хозяйственного управления, как раз мог бы заняться "причесыванием" экономики, но он именно этого не и делает, именно этого! Потому что понимает, какая это тонкая материя, как легко здесь нанести непоправимый ущерб.

- Получается, что дело в конкретном представителе президента, в вашем случае это Виктор Черкесов, с которым, как я понимаю, у вас серьезные разногласия...

- Да, я этих разногласий не скрываю.

Но в том, что в одних местах такие разногласия возникают, а в других нет, просматривается ущербность всей системы, всего института представителей президента. Если один полпред ограничивается политическими и административными функциями, а другой берет на себя несвойственные ему экономические, это означает, что в целом все полномочия, вся сфера компетенции не определена, не прописана. Поэтому каждый полпред забирает власти сколько хочет и вмешивается, куда ему заблагорассудится.

Лучше бы действовать по Конституции.

А по Конституции президенту дано право назначать своего полномочного представителя, но на 80 дней. Я понимаю, когда проблема на Кавказе - нужен представитель президента. Решение проблемы на Дальнем Востоке - временно нужен представитель президента. А в остальном - на доверии надо реформировать страну. Как можно было за короткое время разругаться со всеми губернаторами? Были губернаторы: красные, белые, надежные, ненадежные, умные, глупые, - разные. Сейчас стали все одинаковые - плохие. Оказывается, у нас самое главное сейчас - коррупция в регионах, я даже этого не знал, теперь узнал. Узнал, кто виноват, что не подготовлена к зиме страна, - опять плохие губернаторы. А почему, хочу спросить, федеральный бюджет с материальными затратами не принимают, почему баланс энергетических ресурсов не принимают, почему тарифную политику не анализируют... Вместо этого с пристрастием наблюдают за губернаторами.

Контролеров куча, работать некому. Если бы правительство умело экономическими рычагами управлять, не потребовалось бы их столько. В последнее время что мы слышим: представитель президента должен быть -надзиратель над губернаторами. ОБЭП забрали вместе с налоговой полицией, думают о финансовой полиции, и так далее, и так далее. Только-только поняли, что надо, чтобы казначейство контролировало бюджет, - готовится проект: представителю президента отдать право контроля за бюджетом. Никто не должен над казначейством быть - ни губернатор, ни президентский наместник, ни сам президент. Вот так я понимаю правила игры. Сколько ж контролеров-то? Восстанавливали властную вертикаль, а в результате разорвали звено "президент - губернаторы".

- Но такой разрыв не мог произойти без участия самого президента. И вряд ли можно предполагать, что его на это вынудили. Под давление может попасть человек, не имеющий поддержки, а у Путина была безоговорочная поддержка практически всего губернаторского корпуса - это сила. Вы, губернаторы, перед выборами, кстати, никаких гарантий от него не требовали, никакой экономической программы не спрашивали - уж такой кредит доверия, даже слишком. И если, придя к власти, президент пошел на конфронтацию с вами, то это больше похоже на сознательное решение.

- Вы знаете, я как раз сейчас себе в вину ставлю, что мы долго не спрашивали, не требовали, не разбирались. И продолжаем, кстати. Вот, я, например, никогда не слышал, что Путин поддерживает программу Грефа. Кто-нибудь вообще слышал когда-нибудь, что он ее поддерживает? Это мы решили, что он от нее в восторге, и взяли под козырек. Государственная Дума поддержала программу Грефа, даже не посмотрев на реальную ситуацию. Ну скажите пожалуйста, зачем нужно было отбирать у пенсионера право зарабатывать деньги, когда у него нищенская пенсия?

Или когда Совет Федерации проголосовал за вторую часть Налогового Кодекса. Сенаторы опять считали, что оказывают услугу президенту, но это же медвежья услуга - страну поставили на дыбы. Против проголосовало 29 человек - понятно, что это руководители регионов-доноров, но еще и плюс те, кто документ прочитал. Я не боюсь сказать, я всегда это говорил - у нас половина членов Совета Федерации не читает документов, которые принимают. Даже бюджет не читают.

Если честно, когда дело касается экономики, большинство не спрашивает, не пытается ни в чем разобраться. И мы сами рубим сук, на котором сидим. Вы не думайте, что я самый смелый и умный и пытаюсь со всеми бороться. Я как раз оттого так осмелел, что боюсь - боюсь того, что будет, вижу просто, к чему идет ситуация в стране. Если бы президенту удалось в ближайшее время сформировать правительство, которое не будет зависеть от финансово-промышленных групп, положение бы улучшилось. А сегодня правительство и большая часть президентской администрации сформировано сырьевиками - теми, кто, как говорится, "сидит на трубе". У руля стоят те, кто живет за счет продажи сырья. И пока так будет, никто даже рот не откроет в защиту нормальной, сбалансированной экономики.

Кстати, интересные вещи в последнее время наблюдаются: как только ты начинаешь что-то говорить в пику тому, что происходит, анализировать, высказывать свою точку зрения - сразу: "Вы что, против Путина?". Это полный идиотизм! Мы просто ему должны помочь, потому что мы знаем, что происходит реально. Но я не знаю, что случилось с элитой России в последнее время. Почему она, едва начав, перестала бороться с нашей вековой евразийской идеологией - сначала с Владимиро-Суздальским княжеством в центре, затем с Москвой. Все полномочия, все деньги - в Москве, а потом то ли увидим трансферты, субсидии, дарованные-жалованные грамоты, то ли нет. Столетиями одно и то же: все умные люди - в Москве, все дураки - по стране.

Я очень боюсь, что через какое-то время скажут: либеральные реформы нельзя осуществлять в России. А я считаю, что если мы эту евразийскую идеологию дохлую не наполним прозападными элементами. Мы не построим гражданского общества, мы не построим рыночную экономику.

- Вы частично ответили на извечный русский вопрос "кто виноват?", есть второй такой же непреходящий вопрос: "что делать?"

- Нужно набраться мужества, признать допущенные ошибки и исправлять.

- Какие, например?

- Да хотя бы с перераспределением бюджетных доходов. Отменять все это надо.

- Вы считаете это возможным?

- Я буду этого добиваться. У меня есть трибуна в Совете Федерации. Есть СМИ.

Я теперь понял: частные должны быть СМИ, все должны быть частные - только они про нас, чиновников, скажут правду. Вы можете мне не поверить, но я, представитель власти, власть ненавижу. Власть сегодня создает нестабильность в государстве, она играет не по правилам.

Я постараюсь честно работать - вот и все. Буду пытаться, исходя из моего реального опыта, противостоять неразумной политике. Как это у меня получится?. Не знаю...

Санкт-Петербург — Великий Новгород

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №20 (27) 27 ноября 2000
    Новгородская область
    Содержание:
    Реклама