Энергия, достойная лучшего применения

Международный бизнес
Москва, 27.11.2000
«Эксперт Северо-Запад» №20 (27)
Приватизация эстонской энергетики определяется политическими мотивами

Самым секретным на сегодняшний день документом в Эстонии один из ведущих экономистов-аналитиков страны Хейдо Вистур считает полное содержание договора о предстоящей продаже в руки американской компании NRG Energy 49 процентов акций Нарвских электростанций.

Он заявил об этом на семинаре-совещании, состоявшемся в Нарве и посвященном обсуждению вопросов, возникающих в связи с приватизацией двух флагманов эстонской энергетики (бывших Прибалтийской и Эстонской ГРЭС). А вопросов здесь более чем достаточно.

Что в кармане?

Почему за пакет акций назначена цена около 60 млн долларов, тогда как реальная стоимость обеих электростанций, по мнению специалистов (и не только эстонских), составляет не менее 2-2,5 млрд? Даже если оценку независимых экспертов посчитать завышенной вдвое, то и тогда разница - двадцатикратная! Хотя этот вопрос и задается уже не первый месяц, внятного ответа на него нет до сих пор, если не считать рассуждений о том, что новый инвестор должен будет вкладывать в реконструкцию станций огромные средства, чтобы оправдать свои затраты. Но, во-первых, еще никем не определены размеры этих грядущих инвестиций.

А во-вторых, одна из главных особенностей этой сделки состоит в том, что компания NRG Energy фактически не вкладывает в нее ни цента своих денег. Оплата акций и дальнейшие вложения будут осуществляться целиком за счет целевого кредита, берущегося под залог самих же станций. Причем на условиях, которые президент Эстонского Кредитного банка (Eesti Krediidipank) Рейн

Отсасон считает крайне невыгодными для эстонской стороны из-за чрезмерно высоких процентных ставок. И эти суммы заранее закладываются в себестоимость продукции. Да при этом еще эстонское государство, по условиям данного договора, обязуется в ближайшие годы покупать электроэнергию по тарифам, установленным новыми владельцами, которым, таким образом, гарантируется не только рынок сбыта, но и прибыль. Иными словами, в любом случае - напрямую или через налоги - расплачиваться за американский кредит будет местный потребитель. И уже объявлено о предстоящем с нового года существенном росте тарифов за электроэнергию, особенно для частных лиц.

Еще одна любопытная деталь. Обычно перед принятием решения о полной или частичной продаже какого-то предприятия проводится аудиторская проверка финансового и технического состояния объекта, выставляемого на торги. В данном случае ничего подобного сделано не было. Когда министру экономики Михкелю Пярноя на семинаре в Нарве был задан вопрос "почему?", он ответил почти дословно следующее: "Ну, так получилось, теперь уже поздно что-то менять..."

А немногим ранее министр иностранных дел, американский эстонец Тоомас Хендрик Ильвес, на такой же вопрос в печати отреагировал тоже не вполне вразумительно: дескать, на тотальный аудит и техническую оценку уйдет не менее полугода, а надо спешить... А ведь разговор о приватизации эстонской энергетики идет уже почти пять лет.

При этом в ход пущено несколько мифов, которые усиленно внедряются в общественное сознание. Эти мифы связаны как с определением конкретного партнера, то есть именно американской фирмы NRG Energy, так и с "технологией" сделки.

Мифология эстонской энергетики

Миф первый: "Невозможно было найти другого инвестора, и поэтому переговоры ведутся с NRG Energy, хотя ее условия изначально были не очень-то выгодными. Но благодаря героическим усилиям правительственных чиновников и специалистов компании Eesti Energia удается постепенно выторговывать лучшие условия..."

На самом деле предложения, причем вполне приемлемые, делались уже на первом этапе финскими, шведскими и германскими фирмами. Причем следует иметь в виду, что Нарвские электростанции - крупнейшие в мире среди работающих на таком низкокалорийном топливе, как горючие сланцы - в своем роде уникальны. И интерес к ним проявляли (начиная с 60-х годов) специалисты всех стран, где существует сланцевая энергетика.

Миф второй: "Внутренними силами решить проблему масштабного инвестирования в реконструкцию Нарвских электростанций было невозможно."

Однако совершенно непонятно, с точки зрения здравого смысла, почему практику оплаты за счет кредиторов, причем на гораздо более выгодных условиях, не могли бы использовать для покупки "электрических" акций представители национального капитала?

Миф третий: "Если немедленно не начать реконструкцию оборудования, то обе электростанции завтра же остановятся, а то и развалятся."

Однако еще на первом этапе переговоров о приватизации электростанций, то есть три-четыре года назад, в прессе выступили несколько крупных авторитетов эстонской энергетики (среди них - академик Мати Валдма, профессора Арво Отс и Ханон Барабанер, ряд других специалистов), которые ответственно заявили: электростанции находятся во вполне "боеспособном" состоянии! Да, необходимо наращивать усилия по дальнейшей реконструкции станций, увеличивать инвестиции в инфраструктуру, но в принципе такие работы ведутся регулярно, и уж, во всяком случае, ни о какой катастрофе (в том числе и экологической) техногенного характера в обозримом будущем здесь речи быть не может...

Миф четвертый: "Потребление электроэнергии падает, и скоро эти станции вообще будут не нужны!"

Тогда сразу возникает вопрос: неужели хозяева NRG Energy настолько беспечны, что оказалось возможным "втюхать" им заведомо бесперспективный товар? На самом деле американские инвесторы отлично помнят, что обе станции строились еще в советские времена как базовые для Латвии, Эстонии и Северо-Запада России. Сегодня это стратегический объект для целого региона Европы, способный сыграть если не ключевую, то и далеко не последнюю роль в формировании сбалансированного графика нагрузок при резких скачках энергопотребления, став важным звеном "Балтийской энергетической цепочки". Что же касается падения спроса на электроэнергию, то в какой-то момент оно действительно имело место. Но обусловлено это было общим состоянием экономики Эстонии, Латвии и России. Сегодня эти страны выбираются из "провального" периода, и потребность в электроэнергии постепенно, но неуклонно растет, причем, по оценкам экспертов, процесс этот набирает темпы и становится необратимым. Суммарная же мощность Нарвских электростанций потенциально - не менее 18 миллиардов киловатт-часов в год.

Зачем продают Родину

Есть здесь и еще несколько мифов помельче. Например, о готовности определенного нынешним соглашением инвестора крепко профинансировать программу социального развития северо-востока Эстонии. Однако на данном этапе речь идет только о социально-общественном фонде Нарвских электростанций, куда щедрый инвестор намерен внести аж пять миллионов долларов США. Сумма вроде бы внушительная. Если перевести в национальную валюту, то получится примерно 85 миллионов крон. Но вот подсчитано, что только на компенсации по увольнению для сокращенных из АО "Эстонсланец" потребуется 132,4 миллиона крон. На этом фоне щедрость выглядит уже значительно скромнее.

При чем тут сланцевики? Не надо забывать, что приватизация двух электростанций затрагивает не только непосредственно энергетику, но и все сопутствующие отрасли, в том числе и добычу сланца, и его переработку. Как определяет профессор Ханон Барабанер, Нарвские электростанции являются "ключевыми для формирования социально-экономической обстановки всего региона".

"К сожалению, - констатирует он, - разговор на семинаре в Нарве подтвердил наши худшие опасения. А именно: в подписанном рамочном соглашении об условиях продажи акций Нарвских электростанций в руки компании NRG Energy нет никаких гарантий того, что через год в этих же руках не окажется контрольный пакет. Ничто, по сути, не ограничивает американцев в принятии и реализации ими решения об эмиссии акций или о покупке оставшегося у государства 51-процентного пакета. Как ничто, кстати, практически не препятствует им продать свою собственность третьим лицам. Имеющиеся пункты, внешне ставящие такие препятствия, на самом деле очень легко при желании обходятся. Когда мы задали на эту тему вопрос министру Пярноя, он ответил, что следует руководствоваться принципами честного бизнеса и честного отношения партнеров друг к другу. Кто же спорит? Но честность в бизнесе не исключает, а как раз подразумевает документальную фиксацию основных условий сделки".

Далее, в преданных огласке документах, по словам Барабанера, никак не решается социальная проблематика, связанная со сменой владельца. Те пять миллионов долларов, которые предусмотрены инвестором в качестве взноса в социальный фонд электростанций, являются практически подачкой профсоюзам энергетиков, чьи представители участвовали в семинаре, но больше отмалчивались, поскольку из других источников на социальное развитие предприятий вообще никаких поступлений не ожидается...

Правда, оговорен "конечный лимит" сокращения персонала: если сегодня на станциях трудится примерно 2000 человек, то новый владелец не имеет права опустить это число ниже порога в 500 человек, то есть уволить можно не более полутора тысяч... "Это только формальная цифра, - заверил собравшихся представитель фирмы NRG Energy в Эстонии, - на самом деле сокращения, конечно, будут производиться, но в гораздо меньших масштабах."

Но он так и не уточнил, что же помешает новым хозяевам в любой момент, который они сочтут выгодным, довести численность персонала до цифры, оговоренной в документах о приватизации. "Принципы честного бизнеса" ведь не мешают "оправданному сокращению расходов".

...Собственно, перечень несуразностей и странностей в истории с приватизацией Нарвских электростанций можно продолжать почти до бесконечности. И все они, в принципе, сводятся к одному: почему же так усиленно "проталкивается" именно этот стратегический партнер? Почему даже глава внешнеполитического ведомства не стесняется публично высказываться по поводу этой, казалось бы, чисто коммерческой сделки?

Некоторые наблюдатели склонны видеть здесь политические мотивы. И в их рассуждениях есть своя логика. Вступление Эстонии в НАТО - по крайней мере, в ближайшие годы - становится все проблематичнее. Из-за отрицательного отношения к этому вопросу со стороны России выжидательную позицию по нему занимают и ведущие европейские страны. А попасть под чей-нибудь "зонтик" некоторым нынешним эстонским политикам очень хочется. Поэтому и выбран заокеанский партнер по переговорам. Поэтому и конкурса никакого не было объявлено, хотя эстонское законодательство недвусмысленно требует его проведения при приватизации стратегических объектов из сферы "естественных монополий". Если нельзя, но очень хочется, то можно...

Таллин

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №20 (27) 27 ноября 2000
    Новгородская область
    Содержание:
    Реклама