Не дать себе замерзнуть

Полтора миллиарда долларов. Именно столько могла бы сэкономить на энергосбережении одна лишь Мурманская область

Основные принципы жилищно-коммунальной реформы правительство РФ определило еще в начале девяностых годов, и в последующие восемь лет приняло в общей сложности более сотни нормативно-правовых актов, направленных на достижение поставленной цели. Она была сформулирована совершенно недвусмысленно: превратить к 2003 году дотационное жилищно-коммунальное хозяйство в самоокупаемое.

Аутсайдеры поневоле

Безусловно, перераспределение затрат между государством и гражданином не в пользу последнего всегда несет в себе зерно неприятия, конфликта. Однако мучительную пробуксовку отечественной реформы обусловил не столько протест избалованного социализмом обывателя, сколько проблемы самого коммунального хозяйства.

Специалисты изначально понимали, что правительственная ориентация на "западный стандарт" рискованна и некорректна. В России на жилищно-коммунальный сектор традиционно приходится до 35% потребляемых в стране энергоресурсов; по сравнению с европейскими показателями это больше как минимум в 3 раза. Вменив населению стопроцентную оплату услуг, федеральный центр обрекает себя на жесточайший социальный кризис. У населения просто не хватит средств для оплаты услуг прожорливой коммуналки.

Реформа, конечно, предполагала комплекс мероприятий по реконструкции и модернизации отрасли, от внедрения энергосберегающих технологий и до установки приборов учета в каждой квартире. Но с помощью счетчиков резко, в несколько раз, снизить энергопотребление невозможно: основные наши потери связаны прежде всего с изношенностью коммуникаций, несовершенством архитектурно-строительных систем и конструкций. Как считают специалисты, около 15% общего расхода обусловлено отсутствием систем автоматики в котельных, до 20% - качеством теплоизоляции трубопроводов и теплотрасс и примерно 50% - низкими теплозащитными характеристиками наружных стен зданий.

С подобными же проблемами, но гораздо раньше, столкнулись западные страны, и целенаправленная борьба с потерями заняла у богатого зарубежья почти двадцать лет.

Самое же забавное, что ни один из многочисленных актов, включая разработанные позднее концепцию реформирования жилищно-коммунального хозяйства РФ и закон об энергосбережении, не сделал никаких скидок на территориально-климатические особенности регионов. Хотя нетрудно догадаться: в гигантской державе, раскинувшейся от Балтийского до Охотского морей, процесс едва ли будет протекать равномерно. В частности, если в центральной России затраты на энергоносители составляют в среднем 30-40% местных бюджетов, то в северных областях они достигают 80%.

Плюсы приграничья

Мурманская область оказалась в числе немногих, кто имел определенный задел. За четыре года до появления федеральной программы "Энергосбережение в России" при областной администрации была создана специальная рабочая группа под руководством Евгения Моисеева, заместителя председателя комитета по жилищно-коммунальному хозяйству. Группе вменили в обязанность реализацию проектов приграничного сотрудничества с губернией Оулу (Финляндия).

Скандинавские соседи давно выражали готовность посодействовать снижению наших высоких топливных расходов. В 1995 году руководство Оулу на 50% оплатило исследовательские и консультационные усилия финских специалистов, в результате чего мурманчане "почти даром" (всего за 85 тысяч долларов) обзавелись собственной программой энергосбережения.

"Энергия-50" стала одной из первых региональных программ в стране. Она четко и последовательно расписала, что именно и на каких объектах нужно сделать до 2003 года, чтобы весомо, в два раза, снизить удельный расход топлива. Общая экономия от осуществления энергосберегающих мероприятий оценивалась экспертами не менее чем в 1,5 млрд долларов. Но для этого требовались инвестиции в 370-400 миллионов долларов. Для северной глубинки цифра выглядела почти устрашающе. Однако фактическая потребность в бюджетных средствах и банковских кредитах, по мнению специалистов, не превышала 100 миллионов долларов.

Во-первых, все энергосберегающие мероприятия можно успешно совмещать с плановыми капитальными ремонтами и ремонтно-профилактическими работами на объектах. В этом случае цена ремонтов и работ, разумеется, возрастает, зато цена новаций автоматически сокращается на сумму обычных, нормативных затрат. Во-вторых, правительственные концепции и указы давали основание надеяться, что будет пересмотрена действующая тарифная политика. В частности, введение в тарифы инвестиционной составляющей позволит предприятиям топливно-энергетического и жилищно-коммунального комплексов накопить средства хотя бы для небольших начальных мероприятий. А полученный экономический эффект использовать затем для погашения последующих кредитов и процентов. Наконец, неплохим способом аккумуляции капитала обещали стать внебюджетные фонды энергосбережения, формирующиеся за счет взносов крупных потребителей коммунальных услуг.

У северных чиновников были все основания "бежать впереди паровоза": за девятимесячный отопительный сезон котельные Кольского полуострова потребляют 1600 млн тонн мазута и 700 тыс. тонн угля. Доля топливной составляющей в местных тарифах традиционно высока - 25-30%. Региональная власть понимала: если сейчас не принять действенных мер, то осуществить их по мере запланированного правительством сокращения бюджетных дотаций на оплату жилья будет куда труднее.

Искушение кредитом

Увы, толком задействовать ни внутренние, ни внешние финансовые источники за минувшие пять лет области не удалось. Общий объем инвестиций, привлеченных для реализации энергосберегающих планов, составил не более 6,5 миллионов долларов, в основном по линии международных организаций и инвестиционных фондов Европейского сообщества, Баренц-региона. Недостаток у всех пятнадцати проектов, реализованных мурманчанами на иностранные гранты и кредиты, один - они слишком малы и локальны, чтобы обеспечить весомый экономический эффект. Исключение составляет лишь последний проект TACIS по совершенствованию системы централизованного теплоснабжения Снежногорска, где проблема будет решаться в масштабе города.

"Скандинавы считают нашу теплоэнергетику наиболее выгодной сферой вложения средств, - говорит Евгений Моисеев, руководитель рабочей группы по приграничному сотрудничеству. - Выгодной и для нас, поскольку окупаемость даже самых масштабных и дорогостоящих проектов не превышает четырех-пяти лет, и для них, так как зарубежные фирмы активно продвигают на российский рынок свои технологии, оборудование и услуги. Загвоздка лишь в том, что местные бюджеты не в состоянии воспользоваться даже весьма льготными кредитами.

Факт хронического недофинансирования "сверху" наиболее острых региональных нужд известен слишком хорошо. А за Полярным кругом эта проблема усугубляется и постоянной корректировкой перечня "северных" государственных льгот и гарантий".

Глава областного департамента финансов Сергей Никитаев считает, что позиция центра по отношению к северной глубинке такова - предельно минимизировать бюджетные траты. В частности, тот же северный завоз финансируется сегодня не более чем на 5%.

Впрочем, преодолевать колоссальный, почти тридцатипроцентный дисбаланс между мазутными потребностями и финансовыми возможностями региона местным чиновникам приходится уже четвертый год подряд. За счет чего? В том числе и за счет резкого сокращения плановых капитальных и ремонтно-профилактических работ.

Не оправдались расчеты северян и на полновесную нормативно-правовую базу жилищно-коммунальных реформ - она и поныне существует только на уровне общей стратегии. Еще два года назад правительство РФ приняло очень важное постановление "О дополнительных мерах по стимулированию энергосбережения в России". Организациям бюджетной сферы впервые предоставлено право оставлять в своем распоряжении сэкономленные денежные средства на срок окупаемости энергосберегающих мероприятий плюс один год. Но это право пока сугубо теоретическое - к постановлению требуется и согласованная в установленном порядке методика прямого действия. Расшифровка же федерального закона "Об энергосбережении" требует, по мнению специалистов, около семидесяти подзаконных документов в виде инструкций, положений, правил, методик и т. д. Но их нет. Нет крайне необходимого порядка создания федерального и региональных внебюджетных фондов энергосбережения и использования консолидированных средств. Нет стандартов энергопотребления, ГОСТов, устанавливающих требования к приборам учета, нормативов затрат, отражающих реальное состояние отечественных коммуникаций и объектов...

Тришкин кафтан

По мнению заместителя губернатора Мурманской области Геннадия Гурьянова, мы упустили свой шанс безболезненно для населения задействовать в энергосбережении тарифную политику. Любая попытка сделать тарифы более привлекательными для инвестирования (в том числе и ввести в тарифы инвестиционную составляющую) означает их рост. Между тем и при нынешнем, достаточно жестком регулировании, плата за жилье и коммунальные услуги несоизмерима с доходами большинства северян. В центральных областях России в числе неплательщиков значится 30-35% населения, в заполярных регионах - от 50% и выше.

В условиях сложившихся реалий решить задачу без поддержки государства уже невозможно. Это прекрасно сознают и в Госстрое, и в Минтопэнерго РФ, курирующих выполнение федеральной целевой программы "Энергосбережение России". Программа предусматривает финансирование из федерального бюджета (в размере 3% от объема необходимых затрат), но за последние три года из бюджета на энергосберегающие мероприятия не поступило ни копейки. Хотя, по мнению региональных властей, на первом этапе программы величина государственных инвестиций должна соотноситься со стоимостью сэкономленного топлива как минимум в пропорции 1:10. Так, если стоимость фактической экономии энергоресурсов по стране за год оценивается в 5 миллиардов рублей, то величина поддержки со стороны федерального бюджета должна составлять не менее 0,5 миллиарда рублей. Иначе накопление начального капитала затянется у нас на недопустимо длительный срок.

Единственное, что отчасти внушает северянам оптимизм - это обнародованное правительством желание подчистить перечень бездействующих федеральных целевых программ. Столичные чиновники считают, что в перечне должны остаться (и уже в обязательном порядке финансироваться) лишь наиболее рентабельные, высокоэффективные программы. Так что у "Энергосбережения России" есть все шансы оказаться в бюджетных "фаворитах".

Мурманск

Иностранцы построят русскую ГРЭС

Реализация проекта строительства на севере Республики Коми - близ Инты - крупной электростанции, возможно, начнется уже в следующем году. Мощность новой Интинской ГРЭС может достигать 1800 МВт. Электростанция будет работать на интинских энергетических углях, добыча которых в настоящее время убыточна из-за высоких затрат на транспортные расходы: уголь небольшими партиями расходится по разным регионам РФ, часто удаленным от Инты на расстояния свыше тысячи километров. Сжигая добытый уголь на месте, шахты получат реальную возможность выйти на рентабельный режим работы, тем самым избавив федеральный и территориальный бюджеты от многолетнего ярма расходов на дотации угледобывающим предприятиям.

Подразумевается, что станция будет строиться за счет стопроцентного иностранного капитала. Среди основных инвесторов - МВФ и ряд частных американских компаний. По предварительным данным, общие затраты на строительство станции, линий электропередач и других объектов инфраструктуры составят около 3,63 млрд долларов. Председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, обсудивший в конце ноября на встрече с главой республики Юрием Спиридоновым некоторые вопросы, касающиеся осуществления проекта, назвал его уникальным по масштабам привлеченияиностранных инвестиций.

Предполагается, что Интинская ГРЭС будет построена уже к 2004 году. В течение последующих 12 лет иностранные инвесторы-учредители, эксплуатируя станцию (продавать электроэнергию планируется Северо-Западным регионам России, странам Прибалтики и Скандинавии), намерены окупить свои затраты и получить прибыль. После этого электростанция на безвозмездной основе будет передана Республике Коми. В настоящее время зарубежные инвесторы прорабатывают в РАО "ЕЭС России" конкретные вопросы, основными среди которых являются емкость рынка и стоимость киловатт-часа.

Сергей Сорокин

Сыктывкар - Инта