Трески не хватает на всех

Бизнес калининградских рыбаков, ведущих промысел на Балтике и прибрежный лов в заливах, становится все менее доходным

В постперестроечные времена в рыбацком деле наступили большие перемены. Множество новоявленных судовладельцев решило заняться рыбным промыслом. По свидетельству председателя правления ассоциации рыбопользователей Калининградской области (АРКО) Дмитрия Стратановича, 90% "новых рыбаков" оказались любителями быстрой наживы, не разбирающимися в рыбопромысловой специфике. На одном судне за год менялось по четыре-пять экипажей. В прошлом году нахрапистые бизнесмены наспех собрали малоквалифицированные команды, правдами и неправдами выбили квоты на вылов рыбы, но с обязательствами не справились. Выяснилось это, к сожалению, во втором полугодии, когда нормативы уже не могли быть освоены более опытными и умелыми конкурентами - выгодный период лова трески закончился с началом штормов.

Лучшая рыба - колбаса

В итоге в прошлом году калининградские рыбаки выловили 3,5 тыс. тонн трески, в сумме не добрав 1 тыс. тонн до объема предоставленных квот. На этот объем и урезали в 2000 году разрешенный вылов. Тресковая квота (самая выгодная, потому что валютная) не будет выбрана и в нынешнем году. А это повлечет за собой новое уменьшение норматива уже на 2001 год. Может случиться и самая большая неприятность - соседи по Балтике поднимут вопрос о снижении в целом доли российских квот.

Под давлением АРКО, объединяющего новых рыбопользователей и "Рыбакколхозсоюза" (в его составе пять колхозов), калининградский рыбохозяйственный совет принял решение не вводить новых рыбопользователей (или вводить взамен выбывших). В рыбохозяйственный совет при администрации Калининградской области, которому дано право вводить новых рыбопользователей и наделять квотами, входят представители обладминистрации, "Запбалтрыбвода" (бывшая Рыбинспекция), Федеральной пограничной службы, природоохранной службы, "АтлантНИРО" (наука), АРКО, "Рыбакколхозсоюза". Однако председатель этого совета и одновременно председатель комитета по рыболовству Калининградской области Эрнст Смелов отстаивает свою точку зрения: по его мнению, выделяемые области квоты должны быть освоены любым путем, поэтому круг рыбопользователей может расширяться. Чиновник будто бы не знает, что часть того же колхозного флота стоит на стапелях: два капитально отремонтированных МРТ (малый рыболовный траулер) в колхозе "Доброволец", двенадцать МРТ - в колхозе "Труженик моря" и еще один в колхозе им. Александра Матросова. И если бы "старожилам" лова были предоставлены дополнительные квоты, не потребовалось бы участие новичков, в чьей квалификации и возможностях есть основания усомниться. Кстати, вместе с судами простаивают также береговые производственные комплексы. Некоторые рыбоконсервные заводы, смирившись с постоянной нехваткой сырья, переориентировались на выпуск тушенки из импортного мяса.

Опять двадцать пять

Ситуация с недобором квот повторяется и на заливах. Давний спор ведут члены АРКО и "Рыбакколхозсоюза" о распределении промысла в Куршском и Калининградском заливах. Общее мнение всех членов ассоциации, по словам Дмитрия Стратановича, таково: "За последние пять лет сложилась четкая пропорция промысла - 70% добывают колхозы, 30% - "частники". Мы предлагаем сделать эту пропорцию ключом распределения квот и тем самым прекратить вражду между колхозами и частными рыбаками".

Однако колхозники приводят другие цифры. Председатель правления "Рыбакколхозсоюза" Олег Твердохлеб предлагает изменить распределение в пользу колхозов - 85% на 15%. В нынешнем году колхозники получили в заливах 69% имеющихся квот - пришлось проглотить горькую пилюлю и оставить у причалов полтора десятка судов. Те же 85% позволят ввести в промысел и простаивающие ныне суда.

Еще одна немаловажная причина, по мнению рыбаков, кроется в несоответствии правил рыболовства реалиям сегодняшнего дня. Поскольку летний период с 15 апреля по 15 сентября исключен из промысла (кроме очень ограниченного количества угря), активный промысел судака и леща ведется в сложный период послезимья и осенних штормов. И тогда на заливы выходят суда всех четырех десятков "заливных" рыбопользователей, ведущих промысел кто как умеет и в том режиме, в каком желает. Одни полностью выбирают определенную им квоту и имели бы возможность перевыполнить норму, другие не добирают и положенного, а в результате - общий недобор.

Те же правила рыболовства - очень удобный "ключ перераспределения" квот, которых не хватает на всех. Одно из правил предусматривает обязательную запись в промысловый журнал цифры предварительного вылова. То есть рыбак должен "на глаз", но точно определить, сколько рыбы, находящейся за бортом, окажется собственно уловом. Разрешенная погрешность - не более 5% от фактически принятого после рейса количества. Это введенное "Запрыбводом" правило рыбаки нередко нарушают - вроде как ошибаются в расчетах. И, помимо штрафов, запросто могут попасть еще и под сокращение квот. Последнее - уже с ведома комитета по рыболовству администрации. В нынешний промысел колхозники "Рыбака Балтики" еле отбили 25% собственной квоты, которую комитетчики планировали отдать другим страждущим. "Зачем отдавать другим?" - недоумевают рыбаки. "Потому что недобираете..." - отвечают местные чиновники.

Траулер мал, да дорог

Большинство судов-участников промысловых боев - ветераны: 70% флота старше 10 лет. В недалеком будущем остро встанет другая проблема - на чем выйти в море. Все рыбодобытчики в один голос твердят, что необходимо строить новые, современные и хорошо оснащенные суда. Но не строят. Собственных средств при низкорентабельном промысле не хватает, в чем вполне убеждает пример самого крупного рыболовецкого колхоза "За Родину" (около 700 работающих, 28 судов, береговой рыбообрабатывающий комплекс, консервные цеха). Его выручка за девять месяцев нынешнего года составила 83 млн рублей, выплаты в бюджет и внебюджетные фонды - свыше 19 млн рублей, а чистая прибыль - 2 млн рублей. Эта сумма смехотворно мала в сравнении с расходом на постройку нового МРТК (малый рыболовный траулер-кормовик), что обойдется примерно в 1 млн долларов.

Впрочем, рыбаки говорят, что под сулящий выгоду проект всегда можно найти финансовые средства. Вопрос в гарантиях возврата заемных денег. Такой гарантией для рыбаков является стабильное наделение квотами на изначально определенные виды сырья на период окупаемости проекта (в среднем на пять лет). Калининградские рыбаки который год вносят в местный комитет по рыболовству и в Госкомрыболовства свои расчеты и предложения, но пока безрезультатно.

Даже грядущее - об этом уже объявлено - введение платы за промысел, возможно, не встретило бы сопротивления рыбаков, если бы им предложили что-то взамен. Что может компенсировать новые затраты? Видимо, совершенствование системы распределения квот. Рыбаки хотят также, чтобы в платную квоту был заложен механизм последующего распределения средств. Эти деньги должны оставаться в отрасли и использоваться - на поддержку научных исследований и технологических разработок, обновление флота, модернизацию перерабатывающих комплексов

Калининград