"Не требуйте от банков слишком многого"

Даже лидерам банковского рынка резко не хватает прибыли

Виктора Халанского, возглавлявшего более десяти лет ленинградское управление Госбанка СССР, нередко называют отцом петербургской банковской системы. Именно он в начале 1990-х годов регистрировал на базе бывших государственных спецбанков - Стройбанка, Жилсоцбанка и других, - банки коммерческие, в дальнейшем ставшие основой городской банковской системы. В середине 1990-х Виктор Халанский, оставив пост начальника Главного управления Центробанка по Санкт-Петербургу, ушел в частный банковский бизнес: стал заместителем председателя правления АКБ "Викинг", а в минувшем году возглавил "Петербургский социальный коммерческий банк" (ПСКБ). "Я решил, что мне уже пора иметь хоть небольшое, но собственное дело", - сказал Виктор Халанский.

По просьбе корреспондента "Эксперта С-З" г-н Халанский изложил свой взгляд на основные проблемы и перспективы развития сегодняшней банковской системы.

- Сейчас немало говорится о том, что российская банковская система не соответствует потребностям экономики - банки не могут активно кредитовать реальный сектор. В частности, слишком малы их собственные капиталы, к размеру которых привязаны нормативы рисков, установленные Центробанком. Удалось ли, на ваш взгляд, петербургским банкам за минувший год хотя бы частично решить эту проблему?

- От банков требуют слишком многого, не всегда понимая суть их задач и трудностей. Да, действительно, система недокапитализирована: совокупный собственный капитал всех банков страны сегодня меньше, чем капитал одного более или менее крупного европейского банка. В последние годы наши кредитные организации пытаются нарастить капиталы, но в целом, проблема остается нерешенной - как в России, так и в Петербурге.

Дело в том, что если капитал каких-то наших банков и увеличивается, то только благодаря проведению эмиссий акций, иными словами, - за счет привлечения новых инвесторов. Возможности этого механизма сильно ограничены: в условиях снижения доходности банковского бизнеса едва ли будет много желающих вкладывать деньги в его развитие. В то же время за рубежом главным инструментом расширения капитала является направление чистой прибыли. Могут ли российские кредитные структуры пойти сейчас тем же путем? Увы, нет. Не секрет, к примеру, что ПСБ не платил дивидендов по итогам 1999 года, то есть даже лидерам банковского рынка прибыли резко не хватает. Поэтому чем постоянно сетовать на недокапитализацию, государству стоит снизить ставку налога на прибыль банков до уровня, установленного для предприятий - не понимаю, почему мы платим с прибыли значительно большие налоги, чем все остальные субъекты экономики... Это самое минимальное из того, что необходимо сделать.

- А максимальное?

- Любой специалист знает, что в объеме ресурсов банка только 7-10% составляют его собственные средства, все остальное - деньги клиентов. Клиенты же сейчас направляют в банк средства, главным образом, для текущих расчетов - они не могут вырвать из оборота деньги на год и более, чтобы держать их на банковском депозите для получения прибыли. Если длинных ресурсов нет в экономике, то откуда, скажите, они возьмутся у нас? Крупный региональный банк может предоставить годовую ссуду в размере собственного капитала плюс 10-15% остальных средств, но не более того, и эти случаи единичны. Отсюда вывод: если государство действительно хочет, чтобы банки занимались инвестированием экономики, то его главная задача - помочь им в формировании долгосрочного инвестиционного ресурса.

- Каким образом?

- За рубежом долгосрочным кредитованием реального сектора занимаются прежде всего специальные банки - инвестиционные. У них свои, особые источники формирования ресурсов: деньги наиболее мощных корпораций типа General Motors, пенсионных, паевых и прочих крупных фондов. В нашем случае, я считаю, ресурс инвестиционных банков также должен формироваться средствами государственного пенсионного фонда, других внебюджетных фондов - как федеральных, так и региональных.

Система инвестиционных банков ценна еще и тем, что для нее во всем мире предусмотрены особые надзорные нормативы, учитывающие специфику долгосрочного кредитования. Поясню на примере, почему это важно. Ко мне недавно обратился предприниматель, осуществляющий проект строительства комплекса для хранения и переработки больших объемов зерна. Он уже наполовину построил этот комплекс, но дальше не хватает средств, нужен кредит сроком на 1,5-2 года. Однако ни я, ни мои коллеги из других банков не могут ему помочь, даже если изыщут необходимые ресурсы. Дело в том, что под любую ссуду банк должен создавать резерв, размер которого зависит от степени риска этой ссуды - при небольшом риске нужен резерв в объеме, скажем, 10-20% от суммы предоставленного кредита, при более значительном - в объеме 30-50%. Так вот, в соответствии с инструкцией 62 "А" Банка России кредиты предприятиям, которые еще не введены в строй и не имеют оборотов, пусть даже достроены на 90%, относятся к четвертой зоне риска: под них надо создавать резерв в размере 100% выданной ссуды, да еще непременно из прибыли банка. Какой же банкир пойдет на такой шаг? Появление инвестбанков позволило бы решить эту проблему, однако вопрос об их создании обсуждается на уровне правительства и Банка России чуть ли не с начала перестройки, и до сих пор не решен.

Точно так же не решен вопрос создания системы государственного гарантирования вкладов населения, которая позволила бы привлечь в экономику колоссальный ресурс - сбережения граждан, что хранятся сейчас "под подушкой" из-за недоверия к банковской системе, составляют миллиардные суммы даже не в рублевом, а в долларовом исчислении.

- Сейчас, при новом президенте, дело, возможно, сдвинется с мертвой точки?

- Пока поводов для оптимизма мало: государство, напротив, стремится забрать у банков даже те незначительные ресурсы, которыми они обладают. В российском бюджете 2001 года записано, что все счета региональных бюджетов должны быть переведены на обслуживание в федеральное казначейство - это ж какие средства уйдут из банков! Причем пострадают крупные структуры, как наш ПСБ или "Санкт-Петербург", которые, хоть и в ограниченном объеме, занимаются кредитованием региональной экономики. Аналогичный пример - объединение территориальных банков Сбербанка, в результате которого субъекты РФ будут лишаться своих ресурсов.

- Руководство создаваемого Северо-Западного банка Сбербанка России, наоборот, декларирует, что укрупнение банка позволит более активно кредитовать экономику Новгорода или, скажем, Карелии.

- Прошлый опыт не дает оснований рассчитывать на это. Известно, что за минувший год территориальный банк Сбербанка по Петербургу и Ленобласти только 5% привлеченных ресурсов населения направил на кредитование, в то время как центральный Сбербанк в Москве направил около 30%. Также известно, что нередко наш Сбербанк получал команды от московского руководства в течение 3-4 месяцев никаких кредитов не выдавать. Таким образом, местные ресурсы, уходя в федеральный центр, оттуда, можно сказать, не возвращаются.

- Так вы - противник централизации финансовых ресурсов?

- Да, я не согласен с этой политикой. Напрасно государственные мужи думают, что в федеральном центре средства будут сохраннее: представители региональных банков лучше знают клиентов, им виднее, как разместить кредиты, чтобы обеспечить их возвратность. Хороший банкир прежде, чем принять решение о предоставлении ссуды, пешком пройдет по предприятию - потенциальному заемщику: не только в кабинет директора заглянет, но и цеха осмотрит, с рядовыми сотрудниками побеседует. Тут-то и станет ясно, что именно директор рассказал о своей компании правильно, а где соврал. Московские банкиры, принимая решение о выделении кредитов в регионы, такой возможности лишены. Не случайно именно московский банковский рынок, аккумулируя 80% финансовых ресурсов страны, в наибольшей степени страдал во время всех экономических кризисов.

- Получается, что преодоление всех банковских трудностей зависит от государства, а сами кредитные организации в своих проблемах не виноваты и должны просто дожидаться появления благоприятных условий?

- Не так. Я просто говорю о том, что государство, критикуя банки, должно решать те проблемы, которые зависят от него, или не критиковать вовсе. Что касается самих банков - они, конечно, несовершенны, им надо многое исправлять в своей деятельности.

Для начала необходимо крайне взвешенно подходить к принятию решений - не совершать стратегических ошибок типа той, что совершил банк "Санкт-Петерубрг", заморозив в середине 1990-х годов огромные средства в строительстве отеля "Северная корона". Горькие плоды этой ошибки банк пожинает до сих пор - его развитие замедлилось на несколько лет. Также я считаю неправильным чрезмерно высокий уровень конкуренции, существующий в банковской сфере - нам надо меньше опасаться друг друга и больше сотрудничать.

- Вроде бы последнее время банки Петербурга живут довольно мирно, серьезных конфликтов между ними не возникает.

- На словах нет никаких острых вопросов: мы легко договариваемся о проведении торжественных конференций или межбанковских турниров по футболу. Однако, о предоставлении синдицированных кредитов договориться как-то не получается, хотя о необходимости создания кредитных синдикатов в Петербурге говорят уже лет пять, и именно для решения такого рода задач была создана наша Ассоциация коммерческих банков. Совершенно невозможно позаимствовать у коллег какой-либо удачный механизм, который они применили в своей работе. Председатель правления банка "Викинг" Алексей Устаев может отдать мне ту или иную хорошую методику, потому что мы долго работали вместе, и ему неудобно мне отказать, но все другие друзья-банкиры - не отдадут ни за что. Даже на условиях обмена: ты мне даешь один хороший инструмент, а я тебе - другой, которого у тебя нет, - сотрудничество не идет. Коммерческие тайны создаются на пустом месте и тормозят развитие банковской системы. Кроме того, серьезным недостатком наших банков является их забюрократизированность. Даже VIP-клиенты порой месяцами не могут добиться приема у председателя правления банка, не говоря уже о представителях рядовых предприятий.

- Разве банки не борются за VIP-клиентуру, не перетягивают ее друг у друга?

- Действительно, когда банк хочет получить обороты какого-то крупного предприятия, руководство этого предприятия в считанные дни попадет в кабинеты высших менеджеров банка, и будет принято очень радушно, с кофе и коньяком. Однако когда клиент уже завоеван, он с удивлением для себя обнаружит, что те же радушные топ-менеджеры в течение полугода не могут найти время для встречи. Что касается представителей среднего и, тем более, малого бизнеса, то они не попадут не только к председателю правления, но даже к менеджерам среднего звена, принимающим решения. Их удел - общение с клерком в окошке.

- Наверное, это, касается в основном крупных банков?

- Да, главное конкурентное преимущество средних и малых банков - отсутствие данного недостатка. Когда я возглавил ПСКБ, друзья спрашивали: Виктор Петрович, ведь прошел период банковского ренессанса - нет уже возможности играть на инфляции, валюте, ГКО, - где же ты видишь пути подъема банка? Я им отвечал: в обслуживании реального бизнеса, и именно с учетом того, как с этим реальным бизнесом работают большие банки.

Часто говорят - причем на самом высоком уровне - что у нас слишком много маленьких банков, и при этом путают понятие размера банка с понятием капитализации. Недокапитализированы в основном, как раз крупные банки - у ряда из них отношение собственного капитала к активам не дотягивает до 10%, в то время как, к примеру, у "Викинга" оно составляет несколько десятков процентов. Таким образом, малые и средние банки ничуть не менее надежны, чем большие и, в то же время, выполняют чрезвычайно важную функцию: обслуживают средний и малый бизнес, которому работать с финансовыми гигантами неуютно. Я, к примеру, стараюсь принять любого клиента, независимо от размера его предприятия, в день обращения или, в крайнем случае, на следующий день, в то время как в крупном банке, как я отмечал выше, малое предприятие не попадет на прием к председателю правления вообще никогда.

- Значит ли это, что число малых банков будет расти?

- Расти оно не будет: строить банк с нуля, получать все необходимые лицензии - слишком дорогое удовольствие. Однако, безусловно, будет увеличиваться роль малых банков на рынке, они будут укрепляться, получать финансовую подпитку. Я, например, привел в ПСКБ нового крупного акционера - инвестиционную компанию "АТ-ценные бумаги", которая уже добилась увеличения капитала банка с 3,5 до 20 млн рублей. А год мы должны закончить, по моим планам, с капиталом в 1 млн ЭКЮ. Крупному акционеру малый банк интересен, прежде всего, тем, что здесь он находится на эксклюзивном положении, которого не сможет добиться в большом банке: его платежи проводятся в первую очередь и, кроме того, секреты его бизнеса скрыты от большого количества посторонних глаз. Именно поэтому все чаще в капитал небольших банков входят новые российские холдинги - так, Станкинбанк был приобретен холдингом "Телекоминвест" и переименован в Телекомбанк, а группа Александра Аладушкина только что приобрела Витабанк. Думаю, этот процесс будет продолжаться.