Бизнес контрастов

Российскому цветочному рынку свойственны крайние проявления во всем - от таможни до маркетинга

На мартовские праздники традиционно приходится более 60% годовых продаж цветов, а некоторые фирмы получают за эти дни до 80% годовой выручки. Уже во второй декаде февраля большинство оптовых фирм комплектовало заказы по 12-14 часов в день. На фоне этого ажиотажа особенно заметны недостатки и вероятные перспективы отечественного цветочного рынка.

Бессистемный беспредел

Частая смена участников рынка объясняется постоянными разногласиями импортеров цветов с таможней. По словам директора салона "Флора" известного флориста Влада Кулешова, проблемы у импортера цветов начинаются еще в аэропорту "Пулково". Водитель электрокара может оставить коробки с цветами на несколько часов на морозе, прямо на взлетной полосе - до тех пор, пока не получит денег.

Специфика груза, позволяющего тратить на оформление лишь считанные часы, делает импортеров заложниками прихоти чиновника.

Мерой воздействия на несговорчивого декларанта может стать любая процедура. Например, поставить цветы на карантин (при том что соответствующей лаборатории при таможне просто нет).

Некоторые оптовики теперь пробуют везти цветы через Москву - там якобы больше порядка. Только из-за таких "концов" цветы свежее не становятся, и живут у покупателя порой всего два-три дня. Именно из-за конфликтов с таможней закрылись такие известные на петербургском рынке фирмы, как "Золотой Дождь", "Петрофлора", "Сталкер", "Астра", "Рома-Флора", "Лена-Флора", крупнейший поставщик израильской продукции фирма "Ниссан".

Основной объем цветов, заказанных петербургскими оптовиками к 23 февраля, поступил на таможню двумя днями раньше. Но во многие магазины города цветы доставлены так и не были. В результате в этот день закупочная цена на сортовые розы подскочила в городе с 40 до 60 и даже 75 рублей!

Правда, не все импортеры имеют претензии к таможне. По утверждению того же Кулешова, около трети товара в регион поступает нелегально: раз уж таможня "берет", то проще заплатить таможеннику тысячу долларов с каждого палета и не иметь потом вообще никаких проблем с налогами. Так что, приходится признать, некоторые поставщики цветов сами провоцируют и развивают взяточничество. Но это не делает ситуацию нормальней.

Начальник пресс-службы Северо-Западного таможенного управления России Дмитрий Кокко по просьбе "Эксперта С-З" предоставил следующий комментарий по этому вопросу: "Нарушители закона, в том числе создатели фирм-однодневок, часто пытаются найти оправдание своим заведомо преступным действиям. Конечно, было бы глупо говорить, что нарушений со стороны таможенников не бывает. Но я готов утверждать, что не существует коррумпированной структуры. Есть лишь отдельные люди, которые успешно выявляются. Например, в прошлом году 87% случаев злоупотребления служебным положением со стороны сотрудников таможни выявлены службой собственной безопасности СЗТУ без чьей-либо помощи.

Роз-мимоз!

По оценкам экспертов, с точки зрения поставок цветочный рынок Петербурга делится в следующих пропорциях: более трети товара поступает из Голландии. Примерно по 20% приходится на поставки из Израиля и стран Латинской Америки. Около 10% рынка составляют поставки из Италии и Финляндии. Примерно столько же, чуть меньше, приходится на поставки из стран СНГ и Восточной Европы.

Как и на большинстве других массовых рынков, традиционные поставщики советских времен за последние десятилетия практически полностью растеряли свои позиции. Торговцы с Кавказа и Средней Азии частично компенсировали эту потерю, переориентировавшись на рынки Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Крупнейшим местным производителем на Северо-Западе является сельскохозяйственный производственный кооператив (СХПК) "Цветы". Впрочем, председатель Константин Крепкин называет его "совхозом", что, пожалуй, ближе к истине.

По оценке Крепкина, региональная рыночная доля его совхоза составляет порядка 15%, хотя все остальные участники рынка оценивают ее не более чем в 5%. Его продукция - дешевые цветы.

Еще одну существенную долю предложения традиционно составляет продукция частных садоводств. В основном за счет этого сегмента осенью, в сезон доля импортных цветов на рынке снижается до 85%. По мнению директора фирмы "Оранж" Александра Иванова, хотя местный климат объективно не располагает к цветоводству, тем не менее летом в регионе удается выращивать вполне приличные астры и георгины.

Цветочному бизнесу свойственен интересный парадокс: скоропортящийся товар должен быть обязательно свежим и высокого качества, и при этом торговцу лучше заказать все разом у проверенного поставщика буквально на другом конце земли, чем собирать те же самые тюльпаны прямо на грядках у окрестных фермеров.

Поэтому существующая сейчас система уличных "аквариумов", готовая закупать цветы хоть с рук, рано или поздно отомрет. И вместе с нею, увы, "отомрут" и местные производители - если не научатся работать в соответствии с запросами цивилизованного рынка.

Санкт-Петербург