Яицатуперократия

Назначение одиозного экс-губернатора Приморского края Евгения Наздратенко председателем Государственного комитета РФ по рыболовству повергло многих в унылое недоумение. Непонятно, как можно было доверять рыбное хозяйство России человеку, в бытность которого (сначала неформальным, а потом и административным) главой одного из самых рыбоносных регионов страну периодически сотрясали скандалы в связи со вскрываемыми там злоупотреблениями в самых разных сферах (в том числе и в рыбной). Хотя личная причастность к ним Наздратенко, разумеется, не доказана, но слухов ходит масса, так что если бы президент Путин действительно заботился о чистоте рядов своей команды, то назначать в правительство человека с такой репутацией он вряд ли стал бы.

Впрочем, признаков особой разборчивости не было видно с самых первых президентских назначений. Понятно, что Путин стремился окружить себя знакомыми, но ведь они же еще и работать должны! А какой работы можно ожидать, например, на ниве управления финансами страны - от главы провалившегося банка? И неужели так уж полезен в администрации президента своим безусловно богатым опытом президент топливной компании, по слухам принадлежавшей бандитам? Не стану спорить - глава брокерской фирмы, неплохо заработавшей на игре с госбумагами, правила которой сам же и определял по поручению властей, может многому научить своих коллег. Но разве эти навыки так уж нужны в надзирающем за всеми брокерами страны федеральном ведомстве? Как и умения олигарха от телевизионной рекламы - в министерстве по делам СМИ? Не говоря уже о главном борце с преступностью и коррупцией, получившем подарок в полмиллиона долларов от главы ведомства, злоупотребления которого его собственной конторе предстояло расследовать. Чтобы не утомлять читателя, продолжать перечисление не буду - и так ясно, что при втором президенте России яицатупер пошел во власть в масштабах, невиданных даже во времена первого. И новую эру уже можно смело называть яицатуперократией.

Между тем бизнес уже начинает, в отличие от начальства, осознавать важность репутации - недаром многие крупные фирмы тратят огромные деньги на социальные программы и благотворительность.

Конечно, сплошь и рядом эта богоугодная деятельность является платой за преференции от властей или средством расположить к себе избирателей перед выборами, но ведь раньше бизнесмены применяли для достижения тех же целей более простые и грубые методы. А теперь предпочитают еще и выглядеть респектабельными. Вряд ли, разумеется, это происходит из-за чрезмерной образованности бизнесменов и природного их тяготения к культуре. Причина скорее в традиционно высокой образованности их клиентов в широком смысле (покупателей, работников их предприятий и т. п.). И в советские-то времена у нас было модно получать высшее образование, а сейчас, как ни удивительно, эта мода только усилилась - по официальным данным количество студентов вузов увеличилось за десять лет в 2 раза (понятно, что не за счет роста населения).

Между прочим, поворот в сознании раньше других произошел у криминала. Несколько лет назад, когда "бело-серый" бизнес был еще озабочен лишь собственными карманами, один высокопоставленный прокурор заявил мне с гордостью: "У наших клиентов появилась склонность к респектабельности. Они уже хотят вкладывать награбленное в легальный бизнес. Так что "большой стрельбы" нам, по-видимому, удастся избежать".

Если от всенародной перестрелки нас действительно, похоже, Бог уберег, то следующий шаг к цивилизации явно не получается. Я имею в виду радикальные реформы, без которых России никак не обойтись. Камнем преткновения тут во многом является упорное нежелание чиновников перенимать положительный опыт бандитов и бизнесменов - обзаводиться благопристойной репутацией. Между тем при авторитарном сознании большинства россиян радикальные реформы могут реализоваться лишь при условии, что народ доверяет власти, видит в ней авторитет. А какой авторитет может быть у группы людей с такой репутацией, как у Наздратенко и многих из его коллег в нынешних властных структурах ? "Без осанки конь - корова", как остроумно подметила русская пословица.