Предчувствие золотого дождя

Основные баталии за контроль над юбилейными деньгами пойдут по линии министерства - полпредство, а не полпредство - градоначальство

На состоявшемся 6 февраля в Кремле заседании государственной комиссии по подготовке к празднованию 300-летия Петербурга Владимир Путин объявил о выделении на нужды юбилея средств из федерального бюджета. Речь шла о 40 млрд рублей - при том, что вся доходная часть петербургского бюджета-2001 равна 43 млрд. Нетрудно понять, почему вокруг этих - виртуальных пока - денег на берегах Невы сразу же закипели вполне реальные страсти.

Трансферт века

Скандал, и притом очень громкий, разразился сразу же после завершения работы Госкомиссии. Тогда полномочный представитель президента РФ на Северо-Западе Виктор Черкесов заявил о том, что его патрон пообещал выделить на подготовку к юбилею "от 30 до 40 млрд рублей". После своего возвращения в Петербург полпред решил окончательно остановиться на цифре в 40 миллиардов.

Впрочем, уже на следующий день - 8 февраля - юбилейное настроение полпреда серьезно подпортил петербургский градоначальник. Несмотря на то, что в ходе заседания госкомиссии полпред и губернатор сидели плечом к плечу, цифру выделяемых для подготовки города к празднику средств они услышали совершенно разную.

На своей пресс-конференции Владимир Яковлев заявил о том, что "ни о каких 40 миллиардах" речи не идет. По его словам, из федерального бюджета на трехсотлетие выделят порядка одного миллиарда: на ремонт метрополитена - около 550 млн руб., на программу реконструкции исторического центра - 315 млн руб., на дамбу - около 130 млн руб.

Любопытно, что все стороны по сей день продолжают настаивать на правильности именно своих цифр. Как заявил "Эксперту С-З" руководитель пресс-службы губернатора Александр Афанасьев, "Владимир Яковлев не говорил о том, что выделяемая сумма в итоге окажется меньше в кратное количество раз. Не исключено, что она в итоге даже окажется больше. Но - по факту - в федеральном бюджете этого года запланировано только две конкретные цифры: средства, выделяемые на КАД и дамбу - и только о них можно говорить с полной ответственностью.

В свою очередь, как сказал нам пресс-секретарь Черкесова Александр Чиженок, "дело в том, что мы просто считаем по-разному: Яковлев говорит о сумме, необходимой для реконструкции центра города, Черкесов о 40 миллиардах - как о суммарном итоге, включающем все проекты".

Еще более интересной вышла дискуссия между Смольным и Домом на набережной по вопросу о праве контролировать приходящие из Москвы средства. Интрига заключается в том, что, имея, согласно президентскому указу, формальное право всех "контролировать и координировать", полномочный представитель в то же время является заведомо "пятым колесом" в государственно-правовой телеге, поскольку совершенно не вписывается в существующую систему разделения властей. Причем если региональным властям институт полномочного представительства доставляет беспокойство скорее морально-психологического плана, то федеральным структурам - создает вполне ощутимую конкуренцию и вызывает в этой связи несказанное раздражение в недрах Белого дома.

Таким образом, основные баталии за контроль над юбилейными деньгами пойдут по линии министерства - полпредство, а не полпредство - градоначальство. Заметим, что при всем различии подходов к проблеме освоения юбилейного транша и Смольный, и Дом на Петровской набережной сходятся в том, что окончательный список объектов, на которые в течение ближайших трех лет Москва будет выделять деньги, пока официально не утвержден.

Кто же был отцом идеи?

Отсутствие ясности в вопросе о конкретной сумме выделенных средств является своего рода производной от неясности в вопросе о том, кто же именно явился инициатором такого щедрого подарка городу накануне его юбилея. Сам президент? Или же кто-то из добрых гениев-лоббистов? На сегодня мнения экспертов расходятся явно в соответствии с их политическими предпочтениями.

Оксана Дмитриева, депутат Госдумы, считает, что ключевую роль в решении о выделении федеральных денег сыграл губернатор Яковлев, а из московских петербуржцев - только президент.

А Игорь Артемьев, депутат Госдумы, высказал следующее предположение: "Яковлев совершенно верно полагает, что вопрос о праздновании 300-летия для него жизненно важен. Ведь это единственная тема, по которой он может вести диалог с Путиным. Но президент сам принял решение о финансировании юбилейных мероприятий из федерального бюджета, и, естественно, в этом ему посодействовали "московские петербуржцы". В Москве очень многое сделал и представитель президента Черкесов. 300-летие Петербурга для Путина - чрезвычайно удобная площадка для пиара, ведь это событие бесспорно мирового уровня".

Подземные мечты

Впрочем, политики - губернатор, полпред и даже президент - не единственные активные игроки на предъюбилейном поле. Еще в ходе заседания госкомиссии в Кремле было объявлено о том, что "значительные средства будут направлены на нужды культурных и социальных "объектов общенационального масштаба": Эрмитажа, Русского музея, Мариинского театра, Национальной библиотеке".

По мнению Михаила Пиотровского, "бездумно тратить" большие средства на фейерверки и балы не стоит. Эрмитаж - среди прочих проектов - намерен устроить под Дворцовой площадью "подземную стоянку для туристических автобусов". Главный архитектор музея (и, по совместительству, автор проекта) Валерий Лукин пояснил нам эту идею так: "Суть проекта первоначально состояла в том, чтобы создать технологический переход для нужд музея от Малого Эрмитажа через подвалы Гвардейского корпуса и Певческий проезд к Восточному крылу арки Главного Штаба. Технически это возможно, сейчас ведется работа над уточнением проекта. Его реализация предполагается совместно с реконструкцией здания Главного Штаба". Планируемая стоимость - 8 млн долларов. Впрочем, основная часть проектного айсберга, подготовленного Михаилом Пиотровским, находится все же над землей, а не под ней. Руководство Эрмитажа планирует довести до конца реконструкцию арки Главного Штаба, закончить строительство хранилища Большого Эрмитажа в Приморском районе и пешеходной зоны от хранилища до станции метро "Старая деревня", а также открыть Большие (главные) ворота музея и новый вход в Эрмитаж из внутреннего двора.

Архитектор Лукин уже сейчас сомневается в том, что на выделяемые Москвой средства можно полностью реализовать задуманное: "Сумма, которую предполагается выделить из федерального бюджета на все проекты Эрмитажа - примерно 7, 5 млрд. рублей. Этих денег хватит лишь на два с половиной проекта, мы же хотим реализовать пять".

Администрация Русского музея также стремится глубоко копать. В частности, предполагается возведение подземного перехода, который соединит Михайловский замок с Михайловским дворцом. Это должно явиться частью проекта, главная цель которого - создать вокруг Михайловского замка "уникальный архитектурный ансамбль, аналогов которому нет сегодня ни в одной из европейских столиц": связать воедино Малую Садовую улицу, Манежную площадь, Конюшенные улицы, Конюшенную площадь, а также Михайловские дворец и замок.

В числе прочего планируется вырубка елей вокруг Михайловского дворца, а также "частичное воссоздание исторической планировки прилегающей к Михайловскому замку территории и инженерно-фортификационных сооружений". Речь, в частности, идет о восстановлении Воскресенского канала и ведущего через него к замку давно засыпанного трехарочного моста. Намечается также перебросить через канал несколько деревянных подъемных мостов. Одним словом, чтобы все было - как в день убийства императора Павла. За исключением, надеемся, ежегодного повторения мрачного ритуала 11 марта.

Конкретная сумма, в которую должен обойтись этот историко-архитектурный бал-маскарад, пока уточняется.

Гуляем на свои

Главный вопрос, который возникает в связи с планами по оплодотворению петербургской Данаи кремлевским золотым дождем, это, конечно же, вопрос о пользе дела. Ответ далеко не так однозначен, как может показаться.

На первый взгляд, все просто замечательно. Это наконец-то завершенный долгострой, это десятки реконструированных объектов и благоустроенных кварталов, тысячи новых рабочих мест, общий рост привлекательности Санкт-Петербурга для туристов и инвесторов и т. д. Но у 40-миллиардной юбилейной петербургской медали есть и оборотная сторона.

И не в том дело, что колоссальные средства могут оказаться истраченными недостаточно рационально или вообще впустую, а то и с ущербом для города и его жителей. И даже не в том беда, что высочайше заказанный пир петербургского духа неизбежно будет воспринят прочими российскими регионами как "пир во время чумы". Вспомним, какое негодование у нас несколько лет назад вызвало празднование 850-летия Москвы. А ведь Лужков, образно выражаясь, гулял "на свои" - без целевых трансфертов на праздник из федерального бюджета. Петербург же, - будут говорить, - празднует за счет всей "остальной России". При этом никто, конечно же, не вспомнит, что город торжественно "премируют", по сути, его же собственными деньгами. Не секрет, что в результате прошедшей в 2000 году бюджетной реформы наш город отныне ежегодно теряет порядка 8 миллиардов рублей из своего бюджета. За три года набегает почти 25 миллиардов. Комментарии, как говорится, излишни.

Но главное, все же, думается, в другом.

Уже сегодня не может не броситься в глаза тот открыто попирающий саму идею петербургской гражданственности факт, что циклопические планы по изменению исторического облика Санкт-Петербурга - неважно, хороши они или плохи, - обсуждаются и принимаются к исполнению фактически без полноценного общегородского обсуждения. Однако сколько денег ни вбухивай авторитарно-волевым порядком в градостроение и инфраструктуру, устойчивого развития все равно не выйдет. По той простой причине, что оно невозможно в отсутствие у городской общины навыков муниципальной самоорганизации, умения динамично саморегулироваться. Хозяйственно и политически.

Осуществляемое именно таким образом чествование великого города наносит урон самой идее его величия. Не город, а роскошная декорация, гипсовый муляж, который к празднику подмалевывают, посыпают блестками и роскошно иллюминируют.

Санкт-Петербург