Посткризисная изоляция

Петербургские банки пока не могут вернуть доверие западных контрагентов

Анализ международной деятельности петербургских банков показывает, что объемы их операций с зарубежными партнерами несравнимы с докризисным уровнем. Большинство банков города просто не стремится к операциям на внешнем рынке. Те же, кому они необходимы, по-прежнему не встречают былого отношения к себе на Западе.

Запад пока выжидает

Два с половиной года, прошедших после кризиса, мало что изменили в отношении иностранных финансовых институтов к российским. Полное неприятие любого взамодействия второй половины 1998 года сменилось настороженностью и ожиданием. Но не более: привлекать ресурсы с внешнего рынка могут пока лишь московские банки с участием иностранного капитала (такие, как Международный московский банк), и только под поручительство своих акционеров. Представить себе ситуацию, когда какой-либо из петербургских банков привлек бы сейчас синдицированный кредит (как это сделал, например, Промышленно-строительный банк весной 1998 года), просто невозможно. Мнение петербургских банкиров по поводу причин этого практически единодушно: наши банки стали заложниками так называемого странового риска.

Не вполне согласен с этим, пожалуй, лишь председатель правления Инкасбанка Виктор Питернов. Он признает, что двух лет, прошедших после кризиса, недостаточно для восстановления веры в стабильность российской экономики и политики. "Однако, - уверен он, - бизнес есть бизнес, и Россия по-прежнему остается привлекательной для многих западных коммерческих компаний как потенциальный рынок. Все зависит от умения вести переговоры и от готовности российского банка быть открытым перед своим кредитором".

Впрочем, эта точка зрения является скорее исключением. По словам заместителя директора департамента корреспондентских отношений и межбанковских расчетов Балтийского банка Марии Захаренко, опыт переговоров с западными банками показывает, что кредитные линии российским банкам готовы открывать, пожалуй, только германские кредитные учреждения. Впрочем, даже в Германии у Балтийского банка всего один такой кредитор - Commerzbank AG (Франкфурт).

Как очень жесткую расценивает позицию западных банков по отношению к России и заместитель председателя правления, директор казначейства Петровского народного банка Олег Новоженин. "Сегодня никаких лимитов кредитных ресурсов не открывается. Впрочем, сейчас Запад активно проверяет российские банки, и, возможно, в будущем эта позиция изменится", - говорит он.

Начальник управления по работе с зарубежными финансовыми институтами ПСБ Валерий Дружинин считает, что нежелание западных банков открывать кредитные линии российским контрагентам вызвано не только острожными прогнозами в отношении перспектив отечественной экономики, но и чисто прагматическими соображениями. "Рейтинг России сейчас таков, что западные банки должны проводить 100-процентное резервирование средств по любой сделке с нами", - подчеркивает Валерий Дружинин. В этой связи кредитные линии, открываемые западными банками российским, носят уже другой характер, чем до кризиса. Это скорее уже лимиты кредитования, и открываются они только под конкретные сделки клиентов.

Учитывая это, едва ли не единственным каналом привлечения западных денег для петербургских банков являются сделки по поставкам оборудования из-за рубежа для клиентов. Для этого банки заключают соглашения с экспортно-кредитными агентствами - государственными организациями, осуществляющими страхование сделок.

Вместе с тем, по мнению Валерия Дружинина, уже есть основания говорить о начале перелома в отношениях российских банков с западными. Так, если в 1998 году ряд иностранных кредитных организаций отказывался проводить сделки с ПСБ даже со 100-процентным покрытием, мотивируя это наличием у банка непогашенной внешней задолженности (она реструктурирована в сентябре 1999 года на 3 года), то уже в начале 2000 года ПСБ удалось заново "наработать" свою кредитную историю. В результате сейчас у банка есть определенная сумма непокрытых кредитных лимитов, сумма предоставленных гарантий по внешнеэкономическим сделкам клиентов в прошлом году выросла на 20% и достигла 20 млн долларов. По словам Валерия Дружинина, в нынешнем году активизацию международной деятельности ПСБ могут подтолкнуть публикация отчетности за 2000 год, составленной по международным стандартам и заверенной признанным аудитором PricewaterhouseCoopers, а также намерение банка завершить погашение внешнего долга не в октябре 2002 года, как предусмотрено соглашением с западными кредиторами, а на полгода раньше. "Но если после этого нам установят кредитные линии в размере хотя бы половины от того, что было до кризиса, это будет большим достижением", - считает Валерий Дружинин.

Посредничество - тоже выход

Не имея возможности получать кредиты от западных бизнес-структур, петербургские банки стараются включаться в программы, реализуемые ими на территории России. Участвуя в этих программах, банки выступают своего рода посредниками между кредитором (западным банком или фондом) и заемщиком, и по сути вынуждены принимать чужие условия игры.

Одну из самых известных таких программ - по кредитованию малого бизнеса - с 1995 года реализуют Европейский банк реконструкции и развития и Петровский народный банк. Сумма выданных Петровским НБ в рамках этой программы займов уже превысила 38 млн долларов, а текущий портфель кредитов малому бизнесу на начало 2001 года составлял 4, 5 млн долларов. И, судя по всему, ЕБРР сотрудничеством с петербургским банком доволен. Во всяком случае, в феврале на конференции "Инвестиции-2001: новые реалии - новые возможности Северо-Запада России" вице-президент ЕБРР Дэвид Хекстер упомянул Петровский НБ в числе стратегических партнеров Европейского банка.

"Старший брат" ЕБРР - Всемирный банк - также реализовывал в городе с помощью банков-контрагентов (ПСБ, Петровский НБ, банк "Санкт-Петербург") ряд программ (таких, как "Жилищный проект"), но после кризиса они оказались практически свернуты.

Еще одна организация, "поставляющая" западные деньги в город, - инвестиционный фонд "США-Россия", который был образован на средства, выделенные американским Конгрессом. В Петербурге он реализует программу кредитования малого и среднего бизнеса, а также ипотечную программу "ДельтаКредит" По первой программе фонд работает с Инкасбанком и Санкт-Петербургским банком реконструкции и развития. Первый в силу своей величины и более широкой клиентуры работает с американскими деньгами активнее: за неполных два года, прошедших с момента подписания с фондом соглашения, Инкасбанк почти "выбрал" первый транш кредитных ресурсов фонда в 1 млн долларов и вскоре ожидает получения второго транша. Реализация программы "ДельтаКредит" - а к ней подключены ПСБ, Петровский НБ, Инкасбанк и филиал "Российского капитала" - идет куда сложнее. Количество выданных каждым из этих банков ипотечных кредитов исчисляется единицами, а их размер - десятками, в лучшем случае сотнями тысяч долларов. Основная причина - требования по полной легализации доходов потенциального заемщика.

За границу не спешим

Интересы петербургских банков по развитию собственного бизнеса за рубежом тоже более чем скромны. Работающим заграничным подразделением пока может похвастаться лишь Международный банк Санкт-Петербурга, открывший в декабре прошлого года представительство в столице Финляндии Хельсинки. Впрочем, перспективы превращения представительства в полноценный филиал весьма призрачны, так как финляндское законодательство запрещает банкам-нерезидентам открытие на территории страны филиалов. Президент Международного банка Санкт-Петербурга Сергей Бажанов не испытывает иллюзий относительно того, что выход петербургского банка на финляндский рынок способен стимулировать изменение банковского законодательства этого государства. Однако, как считает он, консолидированные усилия иностранных банков, имеющих интерес в этой стране, в обозримом будущем способны изменить ситуацию.

Куда более амбициозными представляются намерения банка "МЕНАТЕП Санкт-Петербург" открыть свои структуры в Женеве и Улан-Баторе. В Швейцарии петербургский банк собирается открыть дочернюю финансовую компанию, в Монголии - филиал. Разрешения контролирующих органов этих стран на открытие "МЕНАТЕПом СПб" своих структур уже получены. По словам председателя правления "МЕНАТЕПа СПб" Виталия Савельева, открытие дочерней компании в Женеве станет одним из шагов банка по выходу на международные рынки капитала. Компания будет заниматься изучением мирового финансового рынка, привлечением относительно недорогих денежных ресурсов, а также способствовать повышению качества обслуживания клиентов банка, занимающихся внешнеэкономической деятельностью. Что же касается Монголии, то ее рынок финансовых услуг практически не освоен: местная банковская система крайне слаба, а допуск банков-нерезидентов ограничен. Перед Россией в этом смысле открыты все двери, особенно после недавнего визита в Улан-Батор президента Владимира Путина.

Рейтинг нужен лишь двум банкам

Если говорить о перспективах усиления позиций петербургских банков на международном рынке, то они выглядят малообнадеживающими. Из лидеров банковской системы города платить западным аудиторам пока считают целесообразным лишь ПСБ, "МЕНАТЕП СПб", Балтийский банк, Международный банк Санкт-Петербурга и банк "Санкт-Петербург"

Еще менее охотно петербургские банки идут на международное рейтингование. Единственным банком в городе, имеющим рейтинг всемирно признанного агентства Fitch IBCA, является ПСБ. В прошлом году агентство Thomson BankWatch (в конце 2000 года оно было продано Fitch IBCA) повысило внутристрановой рейтинг ПСБ с IC-D до IC-C/D и оставило на прежнем уровне долгосрочный (ССС) и краткосрочный (LC-3) рейтинги. После присоединения Thomson BankWatch к Fitch IBCA и унификации шкалы петербургский банк получил краткосрочный рейтинг на уровне C и долгосрочный CCC+ (прогноз - позитивный). Более высокие оценки в России получили лишь банки с государственным и иностранным капиталом.

До 1999 года к услугам Thomson BankWatch прибегал и Балтийский банк, однако после кризиса он отказался от рейтингования. Зато в нынешнем году впервые оценку Fitch IBCA намерен получить "МЕНАТЕП СПб" - без международного рейтинга его деятельность в Европе может столкнуться с непреодолимыми трудностями.

Санкт-Петербург