Начало большого пути?

Федеральное правительство приняло на редкость либеральную концепцию развития Калининградской области

В первых числах апреля в газете "Коммерсантъ" появился сенсационный документ под названием "Концепция федеральной социально-экономической политики в отношении Калининградской области". Сенсационно уже само наличие концепции: на протяжении десяти лет федеральный центр не имел четкой политики по отношению к сложному региону, начал ее вырабатывать только в начале текущего года, и никто не ожидал от российской власти столь быстрого результата. Кроме того, документ закрепляет особый путь развития области, продиктованный ее уникальным эксклавным географическим положением, хотя до сих пор высшие должностные лица государства, включая Путина, говорили о недопустимости любых форм региональных привилегий. Наконец, структурные экономические реформы, предусмотренные концепцией для Калининграда, настолько либеральны, что возникает впечатление, будто федеральных чиновников подменили, либо у них временное прогрессивное помутнение рассудка.

Если это впечатление неверно, то концепция - серьезный повод для оптимизма, она означает, что страну, возможно, ждут большие перемены.

Зона неприкосновенна

В Калининграде "Концепцию" встретили с удивлением. Как отметил Соломон Гинзбург - депутат областной думы и директор фонда "Региональная стратегия", - она "отвечает решениям депутатских слушаний о будущем региона, прошедших в нашей думе в феврале". Иными словами, федерация огласила путь развития территории, избранный самой территорией. На такую доброжелательность со стороны Москвы, чьи действия по отношению к Калининграду до сих пор были, как правило, агрессивны, мало кто рассчитывал. В частности, положительно для региона решен вопрос об особой экономической зоне, действующей здесь с середины 1990-х годов и раздражавшей практически все федеральные министерства и ведомства.

Борис Овчинников - президент Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области, генеральный директор промышленной группы "Цепрусс", -считает этот пункт самым важным, поскольку "попытки ликвидировать ОЭЗ, возобновлявшиеся как минимум раз в полгода, делали невозможным приход в область серьезных инвесторов. Никто не будет вкладывать деньги в бизнес, режим работы которого постоянно подвергается сомнению". Чтобы сомнения в долгосрочности действия зоны окончательно рассеялись, в концепции предложено заключить договор между Россией и Европейским союзом, где будут обозначены "международные гарантии стабильности законодательства по режиму ОЭЗ в Калининградской области".

Если верить документу, льготы калининградского бизнеса, связанные с ОЭЗ, даже расширятся: вернее, будут реализованы те из них, которые до сих пор существовали только на бумаге. Прежде всего, как поясняет Борис Овчинников, речь идет об НДС: "по идее, товары, ввозимые в область из-за границы, освобождаются от этого налога. Однако при закупке нашими предприятиями импортных комплектующих освобождение "пропадает": реализуя готовую продукцию, мы платим налог в полном объеме, без учета льготы по комплектующим, поскольку механизм этого учета в российском налоговом кодексе для нас не предусмотрен. Есть два пути: либо внести изменения в кодекс, либо принять схемы условного зачета НДС, не противоречащие российскому законодательству, которые разработал и предложил на рассмотрение федеральному правительству областной бизнес. Сейчас, видимо, федерация готова пойти по одному из этих двух путей".

"Двойная пилотность"

Решение судьбы зоны следует рассматривать в контексте более широкой темы - внешнеполитического статуса региона. Как отмечал в марте "Северо-Запад", вопрос о статусе являлся для Москвы чрезвычайно болезненным: она боялась утратить контроль над эксклавом, окруженным европейскими странами. Поскольку отгородить область от Европы железным занавесом все равно невозможно, калининградские эксперты предлагали Москве превратить геополитические минусы области в плюсы: сделать территорию "пилотным регионом" по отработке моделей сотрудничества России с Евросоюзом. Надежд на принятие предложения, впрочем, было мало, - большинство наблюдателей полагали, что федерация, по традиции, "заморозит" ситуацию: не станет развивать Калининград сама и не позволит Европе активно этим заниматься.

Конструктивная позиция, как ни странно, победила: в концепции Калининградская область названа территорией "сотрудничества с Европейским союзом в ХХ1 веке; реальным звеном в интеграционном сближении России и объединяющейся Европы", то есть именно "пилотным" регионом. Режим особой зоны, создавая благоприятные инвестиционные условия, является платформой для партнерства.

Примечательно, что, как выразился координатор программ трансграничного сотрудничества Института "Восток - Запад" Алексей Игнатьев, "Концепция" предусматривает "двойную пилотность: не только внешнюю, но и внутреннюю". В соответствии с документом область становится опытным полигоном моделей ускоренной либерализации экономики. Указаны такие невиданные для современной России вещи, как "упрощение порядка согласования проектной документации - переход к режиму "одного окна""; "упрощение процедуры регистрации предприятий, а также регистрации прав на недвижимость, - переход к регистрации в "одном окне""; осуществление проверок предприятий только "всеми контролирующими органами одновременно, не чаще одного раза в год и не дольше одной недели". Эти меры должны быть в дальнейшем "введены федеральным законодательством на всей территории страны".

Решение или благое намерение?

Конечно, главный вопрос, связанный с "Концепцией": будет ли она реализована? Эксперты указывают целый ряд факторов - и внутренних, и внешних, - которые могут этому помешать. Основная внешняя угроза, по словам Алексея Игнатьева, - "расширение блока НАТО на страны Балтии. Если такое решение будет принято, концепция пилотного региона может быть заменена на концепцию военного форпоста, а эти подходы противоположны. Если пилотный проект предусматривает максимальную открытость региона к внешнему миру, то режим форпоста требует скорее взаимной изоляции Калининграда и Европы".

Внутренних угроз гораздо больше: например, по словам Соломона Гинзбурга, "нам придется преодолеть консерватизм МИДа, который действует по принципу "как бы чего не вышло" и любые шаги сближения региона с Европой считает чрезмерно радикальными".

Бытует также мнение, что реализовывать "Концепцию" вообще никто не планирует - именно этим обусловлен ее "оголтелый" либерализм. Тем более, что официальный статус документа, по словам Алексея Игнатьева, неясен: "Есть ли это документ, обязательный к исполнению; или его рекомендуется принять к сведению; или не рекомендуется ничего, и мы видели декларацию благих намерений правительства, не более того?" Сам Игнатьев склонен считать "Концепцию" проектом: вероятно, говорит он, на ее основе будет утверждена новая редакция Федеральной целевой программы развития Калининградской области.

По оценке Соломона Гинзбурга, концепцию можно воспринимать достаточно серьезно, поскольку именно так ее воспринимают в Москве. "В последние дни мы все чаще принимаем в Калининграде представителей федеральной власти - как исполнительной, так и законодательной. В начале апреля в регион приезжали представители комитета Государственной Думы по международным вопросам, а в недалеком будущем здесь состоится выездное заседание Совета Федерации". Во всяком случае, сами региональные законодатели уже начинают работу по реализации документа. "В ближайшее время представители правого крыла областной думы планируют доработать и добиться принятия целого пакета местных законов, обеспечивающих действие основных положений концепции, - говорит Гинзбург, - Это, в частности, блок антикоррупционных законов; закон о продаже земли под реализацию инвестиционных проектов; закон о дополнительных налоговых льготах для инвесторов и другие".

При этом, по словам Соломона Гинзбурга, помощь в законотворчестве калининградцам обещали московские коллеги - например, Рабочий центр по экономическим реформам, возглавляемый Владимиром Мау, и фракция СПС в Государственной Думе. "Мы также поддерживаем постоянные контакты с первым заместителем министра финансов Алексеем Улюкаевым, с министром экономического развития Германом Грефом и его помощниками. Все эти люди, как мне представляется, - союзники региона в реализации на его территории либеральной модели".

Ничто не бывает случайно

Внезапное просветление федерального правительства, провозгласившего прогрессивный курс развития Калининграда, директор фонда "Региональная стратегия" объясняет тем, что иного выхода у Москвы просто нет. "Единственной альтернативой этому варианту является существование Калининграда в режиме двойной периферии: он будет оставаться регионом, экономически изолированным и от Европы, и от России - депрессивным, нищающим. Наличие такой земли на глазах у Евросоюза серьезно вредило имиджу РФ, и вредит тем больше, чем пристальнее ЕС обращает внимание на проблемы области в связи с грядущим вступлением в его ряды Литвы и Польши. Этот "плохой" имидж Москву сегодня не устраивает: насколько я понимаю, ввиду охлаждения отношений с США, она начинает проводить курс максимального сближения с Евросоюзом. Решение по Калининграду - вероятно, первый шаг, который должен убедить ЕС в серьезности партнерских намерений России". Соломон Гинзбург идет в своих выводах еще дальше: он рассматривает калининградскую концепцию как часть новой национальной идеи, "следы" которой прослеживаются в недавнем послании Путина к Федеральному собранию. "Эта идея, - считает калининградский эксперт, - возвращение России из Азии в Европу".

Алексей Игнатьев также соотносит появление текста по Калининграду с посланием президента, "в экономической части весьма либеральным".

Независимо от серьезности планов правительства по реализации калининградской концепции само ее появление симптоматично. "Ничто не бывает случайно, - говорит Алексей Игнатьев, - Кто-то очень хорошо поработал над тем, чтобы такой документ увидел свет". По мнению большинства экспертов, означенные "кто-то" - Герман Греф и, возможно, Владимир Мау, который не только руководит Центром рабочих реформ, но имеет неофициальный статус советника Владимира Путина по экономическим вопросам. Положения концепции очень схожи с теми программами, которые эти люди разработали для России в целом. В то же время ясно, что публичное оглашение принципиальных деклараций по вопросам внешней политики и характеру развития российской экономики не может произойти без согласия высших должностных лиц страны.

Это значит, что позиции сторонников либеральных реформ в российской власти в данный момент достаточно сильны. А это открытие обнадеживает.

Санкт-Петербург — Калининград