Недра не должны быть импотентны

Нужно создавать крупные и сильные компании. Но не насаждать их искусственно

Отношение к действующему главе Республике Коми Юрию Спиридонову как у жителей края, так и у бизнес-элит этого региона федерации колеблется от полного одобрения до категорического неприятия. Но это эмоции, а вот факты собираются не без труда - бизнесмены, существуя в условиях жесткой зависимости от решений местного "Желтого дома" (так, по цвету, окрестили в народе здание администрации главы республики), остерегаются высказываться о своем лидере открыто. В конце 2001 года вокруг Коми закипят нешуточные политические страсти: здесь состоятся выборы главы, и Юрий Спиридонов имеет все шансы в третий раз одержать на них победу. Уж слишком значителен вес Спиридонова в нефтяной республике, где приоритеты администрации безусловно доминируют в системе экономических, политических и межличностных отношений. Но тем интереснее нам этот человек - пожалуй, самый одиозный и самый влиятельный среди региональных лидеров Северо-Запада России.

Предлагаемое ниже интервью с Юрием Спиридоновым, несмотря на предварительную договоренность с его окружением, чуть было не сорвалось: "Извините, но у главы все расписано, - объясняла пресс-служба. - По плану рабочего дня он должен ехать на юбилей. Но мы можем предоставить вам уже готовое интервью". К счастью, в последний момент у главы нашлось двадцать минут для интервью:

- Юрий Алексеевич, в последнее время вы часто встречаетесь с Виктором Черкесовым, полномочным представителем президента РФ по Северо-Западному федеральному округу. Встречались вы и с президентом России. Эти переговоры носят в большей степени политический или экономический характер?

- Эти встречи носят экономический характер. Они касаются наших основных уязвимых отраслей, требующих государственной поддержки. Прежде всего я говорю о лесопромышленном комплексе и угольной промышленности. Правительство России настойчиво пытается продать государственный пакет акций угольных компаний. Мы категорически против этого, потому что ни один владелец контрольного пакета акций угольных предприятий за все время перестройки - так назовем то, что происходит в стране - не вложил ни рубля в строительство новых шахт.

С другой стороны, и государственная поддержка идет отвратительнейшим образом. Но для Северо-Запада Печорский угольный бассейн - это стопроцентное обеспечение углем. Тем более, что президент России поставил задачу: слезать с газовой "иглы" и пересаживаться на "иглу" угольную. Наши опасения особенно актуальны, поскольку, как нам стало известно, правительство России в конце 2001 года собирается продать государственные пакеты российских угольных компаний. В перечень вошли "Воркутауголь" и "Интинская угольная компания". И опять этот вопрос хотят протащить на федеральном уровне. Но Владимир Путин принял немедленное решение по улучшению ситуации в угольной отрасли. Председателю правительства России Михаилу Касьянову поручено представить график выделения средств господдержки и инвестиций горнякам Печорского угольного бассейна и приступить к финансированию. Средства на эти цели предусмотрены в бюджете страны на 2001 год. Президент подтвердил, что госпакеты "Воркутауголя" и "Интинской угольной компании", находящиеся в федеральной собственности, пока останутся неприкосновенными.

- А каковы решения относительно лесной отрасли?

- На подобных встречах мы обсуждаем проблемы лесного комплекса, а также существующих таможенных пошлин на древесину, как ввозных, так и вывозных. Ведь установлены совершенно дикие пошлины на вывоз нашей продукции. Судите сами: мы используем расчетную лесосеку в Коми всего на 25%, да и то не можем продать древесину. В настоящее время тариф, по которому экспортируется лесопродукция, почти вдвое превышает стоимость перевозки древесины, реализуемой в России. Вот причина, по которой сдерживаются экспортные поставки леса. Президент при мне по телефону поручил ускорить упорядочение железнодорожных тарифов на перевозку леса и лесоматериалов.

- Затрагиваются ли на встречах с полпредом или президентом политические вопросы, проблемы разграничения сфер ведения на федеральном, региональном и местном уровнях?

- Я не могу, конечно, сказать, что мы не затрагиваем политических вопросов. Учитывая большую работу по созданию в России единого конституционного поля, единого законодательного пространства, на последней встрече с Виктором Васильевичем Черкесовым и Владимиром Владимировичем шел разговор о том, что работа по созданию единого пространства должна коснуться и взаимоотношений субъектов федерации с федеральным центром. У нас есть масса двусторонних договоров между регионами. И все же необходимо внести в законодательство и в Конституцию страны определенные поправки, в которых четко прописать предметы раздельного и совместного ведения, то есть разграничить полномочия. Нужно четко и ясно сказать, за что отвечает регион, за что отвечает федеральная власть, а за что отвечает местное самоуправление, о котором все так радеют, но которое в принципе импотентно. Для того чтобы управлять, нужны рычаги управления, и в первую очередь - финансовые. Ну что можно сделать на уровне поселка? Ничего. Поэтому уходить государству от местных проблем нельзя.

- После принятия на российском уровне решения о создании семи федеральных округов прошло уже достаточно времени. Впору делать предварительные выводы о целесообразности этого шага и возможных последствиях...

- Это была идея президента России. Мы ее поддержали, потому что ставилась задача укрепления не вертикали власти, а повышения управляемости страны. Вертикаль управления и вертикаль власти - совершенно разные вещи. Это новый институт за все время существования страны, скажем, после царя-батюшки. Ну появился новый институт... Его надо осваивать и совершенствовать. Он не повторяет давным-давно пройденные нами этапы создания экономических районов, совнархозов, аморфных территориальных управленческих образований, так называемых территориально-производственных комплексов. И я думаю, что пока мы находимся только в самом начале пути, нужно еще совершенствовать систему управления. Происходит процесс наработки эффективной системы взаимодействия во имя одного единственного: не только укрепления власти или силовых структур, а во имя подъема России как государства и укрепления ее могущества не столько через укрепление силовых структур, сколько через экономику.

- Обозначьте, пожалуйста, недостатки объединения регионов Северо-Запада в единый округ с точки зрения интересов Республики.

- Мне пока трудно говорить о несовершенстве. Становление федеральных округов было долгим. Формирование аппарата еще не закончено. А в принципе пока мы только начинаем заниматься какой-то координацией. Ведь президент неоднократно говорил о необходимости координации между федеральными органами, местными и муниципальными образованиями. И больше всего примеров подает в этом плане руководство Северо-Западного округа. Да, Виктор Васильевич Черкесов очень полезен для Северо-Запада. Так, уже проведена конференция по инвестициям округа, где проекты представляли и компании, и ведомства, и территории всего округа. На мой взгляд, это первая ласточка в составлении целевой экономики нашего округа.

- Как вы относитесь к укрупнению государственных и частных структур в единые региональные предприятия в рамках Северо-Запада? Например, объединение региональных телефонных компаний вокруг "Связьинвеста"?

- Я очень это не люблю... Беда не в том ведь, что объединяются. Конечно, в рамках округа нужно создавать крупные и сильные компании. И не только телекоммуникационные. Но дело в том, что такие структуры создаются искусственно. Не снизу рождаются, а насаждаются сверху. И после этого все, что нам удалось сделать, все, что удалось развить в вопросах связи - а у нас неплохая связь, мы не на последнем месте, - все теперь можно поставить под вопрос.

Вот появляются эти конторы. Их тянут в Питер. Ну не будет эта контора заниматься связью Коми, потому что она рождена сверху и вдалеке от нас. Ну менталитет такой у нас. Будет тащить, высасывать, подсасывать с этих региональных компаний их доходы. Не позволит самостоятельно решать местные региональные вопросы. Ведь вот в чем беда. Все у нас любят командовать. Хотя мы, конечно, относимся к такому укрупнению спокойно. Возможности развиваться у наших связистов есть и так, и возможности войти одной системе в другую не ограничены.

Добавлю еще, что в округе должно быть единое информационное пространство. Раз уж управлять на федеральном уровне, так управлять, - а сегодня без информации управлять невозможно. И если каждый регион замкнется в своей информационной ячейке, это не принесет пользы ни нам, ни округу, ни в целом России.

- Какова плата в региональный бюджет от всех недропользователей?

- Плата в бюджет Коми превышает 27%. Если доходная часть в 2001 году составит 6,8 млрд рублей, то поступления от недропользователей в виде налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы составят 1,86 млрд рублей.

- Какова, по вашему мнению, роль крупных корпораций в развитии экономики и социальной сферы в республике?

- Корпоративный и акционерный капитал в республиканской экономике преобладает. Среди более 7 тысяч предприятий Коми АО составляют примерно 20%, а производят они 80% всей промышленной продукции. Среди них есть и предприятия, входящие в сотню крупнейших компаний страны: ОАО "Газпром", РАО "ЕЭС России", ОАО НК "ЛУКойл", ОАО "Сыктывкарский ЛПК". Естественно, на корпоративные компании ложится вся социальная нагрузка. За прошедшие месяцы 2001 года доля крупнейших компаний в налоговых поступлениях в бюджет Коми приблизилась к 60%. А налоговые платежи некоторых предприятий, например, "Тэбукнефть", возросли более чем на 60% по сравнению с 2000 годом.

- Испытывает ли Республика какие-либо проблемы, cвязанные с приходом на региональный нефтяной рынок таких российских гигантов нефтяной индустрии, как "ЛУКойл" и "Тюменская нефтяная компания"?

- С одной стороны, с приходом "ЛУКойла" мы добились концентрации капитала. Это позволило централизовать финансовые ресурсы, увеличить объемы геологоразведки, производственного бурения и мощности нефтедобычи. Но с другой стороны, появились и проблемы. Дело в том, что крупные вертикально интегрированные компании, оптимизируя налоговые платежи, применяют так называемые внутренние корпоративные цены, которые почти в 3 раза ниже цен реализации нефти за пределами Коми. Следовательно, ниже и выручка добывающих предприятий, и налоги, уплачиваемые в бюджет. Это не может не беспокоить.

- Определите роль Республики Коми в общероссийском экономическом контексте на ближайшие годы и в перспективе. Какие изменения в связи с этими перспективами возможны в структуре республиканской экономики?

- Одна из основных формул стратегии развития России состоит в том, чтобы увязать интересы РФ, регионов, местных органов власти и бизнеса. Мы переходим к пятилетней программе развития экономики и социальной сферы. Отраслевая структура промышленного производства будет меняться за счет развития наиболее перспективных и динамично развивающихся отраслей промышленности.

- Администрация Коми заявила о намерении построить на территории Республики собственную ГРЭС стоимостью более 3,6 миллиарда долларов. По мощности она сможет обеспечить энергией не только Коми, но и экспортировать электричество. Насколько строительство станции повлияет на энергетический баланс округа, на баланс между спросом и предложением энергии?

- Это проект федерального значения, поскольку республике сегодня хватает энергии с избытком. Просто Коми располагает огромным топливно-энергетическим потенциалом, который используется не в полной мере. Уголь должен быть основой для создания мощной электроэнергетической базы Северо-Запада и возможного экспорта электроэнергии в Скандинавию. Энергия, которая будет вырабатываться из углей Печорского бассейна, предназначена в основном, для Северо-Запада. В результате многочисленных переговоров уже определено, что строительство ГРЭС будет строиться по совершенно новому для России принципу - со стопроцентным иностранным капиталом без гарантий со стороны государства. Инвестором, кроме ряда иностранных компаний, выступит и Мировой банк. Соотношение банковского и частного капитала составит порядка 75% и 25%.

Санкт-Петербург - Сыктывкар