Северный Призрак

На создание нефтеперерабатывающего производства в Мурманской области затрачено более 2 млн долларов. Но пока не создано даже ТЭО

Ни одна из многочисленных попыток администрации Мурманской области обустроить на своей территории нефтеперерабатывающее производство не увенчалась успехом. Хотя, по самым скромным подсчетам, на несуществующий завод уже затрачено в общей сложности более 2 млн долларов, дело не дошло даже до разработки технико-экономического обоснования.

Созидатели и созерцатели

Мечта о строительстве на Кольском полуострове нефтеперерабатывающего завода возникла у местных властей в начале девяностых годов. Практическая подоплека мечты была очевидна: с 1987 года, когда мурманские геологоразведчики открыли в Карском море первое месторождение углеводородов, прирост промышленных запасов на шельфе Арктики шел по нарастающей. Спустя пару лет даже неспециалистам было ясно, что здесь открыта новая сырьевая база, сопоставимая по своему потенциалу с гигантскими нефтегазоносными провинциями суши.

В рынок Мурманская область вошла с надеждой стать "русским Кувейтом": созданный правительством РФ для освоения Штокмановского месторождения международный консорциум "Арктическая звезда" планировал приступить к добыче газа уже в 1995 году. Распорядителем работ был назначен первооткрыватель всех шельфовых запасов - базирующееся на Кольском полуострове производственное объединение "Арктикморнефтегазразведка".

Предполагаемая добыча в объеме 50 млрд кубометров в год обещала региону невиданные бюджетные барыши, весомую загрузку местных предприятий и значительную экономию на транспортировке энергоносителей.

Но радужным надеждам не суждено было сбыться. В 1991 году президент России неожиданно отстранил от Штокмановского "пирога" и первооткрывателя, и консорциум, успевший вложить в дело 15 млн долларов. Монопольное право на разработку уникального месторождения указом Бориса Ельцина было передано специально созданной компании "Росшельф".

Контрольный пакет акций компании, как известно, принадлежит "Газпрому". Многие в Мурманской области и сейчас убеждены, что первостепенной задачей "Росшельфа" являлось отнюдь не освоение морской "кладовки", а ликвидация абсолютно не нужного отечественному монополисту конкурента. Как бы там ни было, президентский указ надолго лишил мурманчан права голоса, превратив их в пассивных созерцателей тишины на шельфе.

Потеряв главное - доступ к богатствам одного из крупнейших в мире газоконденсатных месторождений - региональная власть разумно не захотела потерять все. Освоение шельфа было немыслимо без создания на маршрутах транспортировки нефти и газа специализированных причальных линий, терминалов, перерабатывающих мощностей. А географическое положение Кольского полуострова вполне позволяло претендовать на главенствующую роль в этой инфраструктуре.

В 1993 году тогдашний губернатор Мурманской области Евгений Комаров предложил построить в Печенгской губе специализированный порт, оснащенный нефтяным терминалом и мощностями по переработке углеводородного сырья. Под строительство терминала и завода предполагалось использовать бывшую военно-морскую базу Лиинахамари.

Проект получил название "Северный морской порт Печенга", стоимость его ориентировочно оценивалась в 3-4 млрд долларов. По мнению экспертов, новый порт должен был стать одним из самых налогоемких предприятий Северо-Запада России и полностью окупиться в течение пяти лет.

Проект похоронен, миллиард не нужен

В союзники были привлечены "Росшельф" и "Газпром", а также МИД РФ, Совет безопасности России и правительство соседней Норвегии. В начале 1995 года в Москве состоялось заседание Комиссии по развитию сотрудничества в Баренц-регионе (международная организация, в которую входят Норвегия и Россия), одобрившей идею подобного строительства. Затем последовало заключение межправительственного соглашения со скандинавской страной, в рамках которого норвежцы обязались оплатить разработку технико-экономического расчета.

Под какое, собственно, месторождение готовит администрация Мурманской области новый специализированный порт, секрета не составляло - нефтяное Приразломное, промышленные запасы которого оцениваются специалистами в 75 млн тонн. Правом его разработки обладал все тот же "Росшельф", но освоение Приразломного вдохновляло компанию куда больше, нежели "забронированного" ею Штокмановского.

В ноябре 1996 года состоялась презентация технико-экономического расчета, выполненного проектным институтом РАО "Газпром" ("Гипроспецгазом") при сотрудничестве с норвежской фирмой "Bаrlinghaug". На эту работу, учитывающую все факторы, в том числе и экологический, правительством Норвегии было затрачено без малого 1 млн долларов. Еще 5 млн долларов предполагалось истратить на подготовку банковского ТЭО, причем более половины этой суммы предстояло получить еще до конца 1996-го. Серьезность намерений иностранных партнеров подтверждало и то обстоятельство, что Всемирный банк реконструкции и развития зарезервировал 1 млрд долларов, намереваясь вложить их в строительство в Печенгской губе.

Сейчас уже трудно гадать, как развивались бы события дальше. В конце 1996 года в Мурманской области прошли губернаторские выборы, и Евгения Комарова сменил в руководящем кресле Юрий Евдокимов. С приходом последнего проект специализированного порта, оснащенного терминалом и нефтеперерабатывающим заводом мощностью 5 млн тонн в год, был напрочь забыт.

Возможно, новоизбранный губернатор менее оптимистично оценивал перспективы "большой" нефти Приразломного. Но Руслан Цалиев, российский куратор забытого ныне проекта, придерживается иного мнения: "Евдокимов, пришедший к власти на волне острой критики своего предшественника, посчитал нелепым для себя поддерживать проекты Комарова"

Мохнаткина Пахта

На протяжении трех лет у региональной власти не было особых оснований упрекать себя за похороненную идею. "Росшельф" и "Газпром" не спешили перейти от слов к делу, освоение Штокмановского и Приразломного месторождений по-прежнему отодвигалось в туманное будущее. Однако в 1999 году ситуация изменилась: НК "ЛУКойл" купила контрольный пакет акций ОАО "Архангельскгеолдобыча" (ему принадлежат лицензии на разработку крупных нефтяных месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа) и начала активно обустраивать инфраструктуру для добычи и переработки углеводородного сырья Тимано-Печорской нефтеносной провинции.

По словам Николая Куликова, начальника управления морского и речного транспорта "ЛУКойла", при нормальном развитии событий к 2005 году концерн планирует добывать в Ямало-Ненецком автономном округе до 15 млн тонн нефти в год. А к концу следующего пятилетнего периода (2006-2010 годов) уровень добычи нефти в целом по провинции достигнет отметки 38 миллионов тонн в год.

В свете этих цифр в мурманских кабинетах достаточно быстро осознали возможные плюсы от наличия соответствующей инфраструктуры. Строительство специализированного порта представлялось, безусловно, уже неподъемной задачей, но нефтеперерабатывающего завода - вполне. Под занавес 1999-го президент НК "ЛУКойл" Вагит Алекперов и губернатор Юрий Евдокимов подписали протокол о намерениях возвести такой завод на территории области. Увы, в этих планах имелся изначальный изъян: для строительство нефтяники облюбовали мыс Мохнаткина Пахта, где располагалась действующая база Северного флота.

Выбор места объяснялся, главным образом, налоговыми льготами ЗАТО Североморск. В 1995 году "ЛУКойл Арктик-танкер", занимаясь доставкой нефтепродуктов в Мурманский регион, сумел подписать с Министерством обороны РФ договор об аренде промышленной площадки базы. В развитие арендованного хозяйства компания инвестировала около 1 млн долларов: построила новый причал, дополнительные трубопроводы, котельную. В 1996 году через эту перевалочную базу было пропущено 120 тыс тонн нефтепродуктов, однако затем флот счел соседство с коммерческой фирмой весьма неудобным, и отказался выполнять условия договора.

Сложно сказать, чем руководствовались в администрации области, на протяжении полутора лет поддерживая надежды "ЛУКойла" на консенсус с командованием Северного флота, и насколько искренне верили в этот консенсус сами. По крайней мере, ведя переговоры с ведомством Алекперова, региональная власть подписала соглашение и с "Роснефтью" - предусматривающее, в числе прочих мероприятий, также строительство нефтеперерабатывающего завода в поселке Белокаменка.

Как и следовало ожидать, предпринятые областью попытки "надавить" на флот через Минобороны РФ, Совет безопасности и даже президента России оказались безрезультатны. Командующий Северным флотом Вячеслав Попов жестко расставил точки над i. "Ставить боеготовность флота в зависимость от действий какого-то акционерного общества не могу, - сказал Попов. - И пока я здесь, строить завод в Мохнаткиной Пахте не позволю".

Слишком много проектов...

"ЛУКойл", рассчитывавший ввести завод в эксплуатацию не позднее 2003 года, изрядно раздражен пробуксовкой планов. Во время очередного визита в Мурманск начальник управления морского и речного транспорта нефтяной компании Николай Куликов заявил, что руководство концерна рассматривает вопрос о строительстве перерабатывающего производства в Испании. Такой вариант, по словам Куликова, вполне устраивает хозяев Тимано-Печорской провинции.

Разумеется, куда меньше он устраивает Мурманскую область. В конце минувшего года участники проекта "Северный морской порт Печенга" вспомнили о былых договоренностях с иностранными инвесторами. Готовность "Газпрома" и "Росшельфа" реанимировать старый проект подстегивалась тем обстоятельством, что сегодня и само РАО уже вынуждено всерьез думать о переработке северной нефти. Понимая, что вторично раскрутить строительство терминала и завода в Лиинахамари без поддержки региональной власти невозможно, "бывшие" предложили ей работать над этим сообща.

В местном Белом доме ответили отказом. Чиновничье "нет" можно было бы объяснить неверием в жизнеспособность этих планов или нежеланием распылять административные усилия, работая сразу в нескольких направлениях. Тем не менее, отклонив предложение о сотрудничестве, областная администрация предприняла любопытный демарш.

В начале 2001 года первый заместитель губернатора Александр Селин провел совещание, на которое были приглашены руководители и специалисты крупнейших предприятий региона - Кольской горно-металлургической компании, объединения "Апатит", Мурманского морского пароходства, морского торгового порта, "Арктикморнефтеразведки", а также "Архангельскгеолдобычи". Приглашенным было сделано предложение построить нефтеперерабатывающий завод на долевых началах. Наиболее оптимальным местом для экологически небезопасного объекта была названа... все та же бывшая военно-морская база в Лиинахамари.

Вытряхнув из идеи прежней административной команды упоминание о глубоководном порте Печенга, команда действующая сочла проект своим и энергично приступила к его реализации. Возможно, в регионе просто надеются, что альтернативный проект сделает "ЛУКойл" более сговорчивым в выборе места. Но некоторые уверяют: желание строить "свой" завод обусловлено неосторожным высказыванием Алекперова в том духе, что рассчитывать на особые скидки в цене на мазут и бензин мурманчанам не стоит. В любом случае, перспектива получить в итоге сразу два одинаковых предприятия чиновников не пугает.

... или политики?

В целом создавшаяся ситуация более чем пикантна. Изюминка ее в том, что построить завод в Лиинахамари северным дольщикам если и удастся, то лишь после долгой судебной тяжбы с "Газпромом". Ведь именно ему, как одному из главных действующих лиц в строительстве порта Печенга, были отведены в свое время значительные территории в Печенгской губе. Возможно, бескомпромиссно отвергая предложение РАО о сотрудничестве, областная администрация просто не учла этого обстоятельства.

В марте в Мурманске состоялась встреча губернатора Юрия Евдокимова с вице-президентами "ЛУКойла" Владиславом Баженовым и Анатолием Барковым, в ходе которой стало ясно: концерн все еще рассчитывает обосноваться на мысе Мохнаткина Пахта. Командованию Северного флота предложен новый, компромиссный вариант, предусматривающий использование не всей базы, а только ее причальных линий. В обмен на компромисс компания Алекперова обещает увеличить ежегодный объем нефтеперевалки до 7 млн тонн. Чем ответит командование на очередную атаку "какого-то акционерного общества", предугадать несложно.

На днях губернаторская пресс-служба распространила сообщение: Юрий Евдокимов предложил "ЛУКойлу" подумать об участии в "другом проекте по перевалке нефти, поступающей с месторождений Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции". Судя по обтекаемым формулировкам, "другой проект" - это долевое строительство в Лиинахамари. Похоже, администрация собирается использовать скуповатый "ЛУКойл" в своих переговорах с "Газпромом" в качестве посредника или, на крайний случай, тарана. Порохом в области пока не пахнет. Но и нефтью - тоже.

Мурманск