Война с олигархами

Противостояние администрации НАО и руководства НК "ЛУКОЙЛ", распространившееся и на другие крупнейшие нефтяные компании России, может лишить край настоящих инвестиций

Нынешний кризис коренится в событиях десятилетней давности, когда власти НАО в первый раз познакомились с нефтяными магнатами. Тогда, в начале 90-х годов, они передали наиболее лакомые месторождения в концессию крупнейшим западным компаниям. Однако это не принесло кардинального улучшения финансового состояния ни округу, ни даже формальному владельцу лицензий ГП "Архангельскгеология".

Да и нефтедобыча шла ни шатко ни валко. Концессионеры не торопились, ожидая включения своего проекта в перечень соглашений о разделе продукции.

Ситуация взорвалась лишь в 1995 году, когда запланированное движение нефтяной компании "КомиТЭК" из республики Коми на север, где на территории НАО расположены главные месторождения Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, затормозилось из-за нереализуемых концессий (Харьягинское месторождение ей дали освоить, но дальше не пустили). Федеральное правительство сочло ситуацию нетерпимой и в качестве выхода в сентябре 1995 года решило приватизировать "Архангельскгеологию". Особым указом президента РФ 25,5% акций было передано государственной компании "Роснефть", а остальные - трудовому коллективу и мелкими пакетами в свободную продажу. Поменяли и название предприятия - оно стало называться ОАО "Архангельскгеолдобыча" ("АГД").

Но опять, по сути, ничего не изменилось. "Роснефть" развивать предприятие не торопилась, понимая, что или надо самой докупать акции до контрольного пакета или ждать, пока это сделает кто-то другой - с тем чтобы уже ему затем с выгодой продать свой блокирующий пакет. "Другим" - с правительственного ли благословения, по собственной ли инициативе - оказался "ЛУКОЙЛ".

Пришел спаситель?

Опытное в подобного рода делах руководство нефтяного гиганта понимало, что контроль над владельцем лицензий - это лишь полдела. Поскольку для разработки месторождений надо в каждом конкретном случае получать еще согласие местных властей, то разумно, в духе времени, решить эту проблему кардинально - поменять в свою пользу местную администрацию, плотно опутанную к тому же цепями концессионных обещаний своим западным партнерам.

Тут очень кстати подоспели первые всенародные выборы главы округа в декабре 1996 года. И избранный в 1995 году в Государственную Думу известный полярник Артур Чилингаров рекомендует аналитикам "ЛУКОЙЛа" обратить внимание на фигуру 38-летнего Владимира Бутова, генерального директора нарьян-марской фирмы "Буран", занимавшейся в основном торговлей запчастями к снегоходам, но успешно осваивавшей и другие виды деятельности.

В жизни нарьян-марского коммерсанта наступает новый этап. У Бутова есть энергия, смекалка, круг надежных друзей, по крайней мере партнеров по бизнесу. А самое главное - обаяние и изрядная харизма. Он молод, и он "свой человек", "на соседней улице живет" и разговаривает с избирателями новым, человеческим, не партхозактивистским языком.

Нынешние оппоненты главы НАО осенью 1996 года были не просто его сторонниками, но самыми активными помощниками и агитаторами. Между прочим, первая победа далась Владимиру Бутову не так уж и легко - при всей своей харизме он обошел соперника очень небольшим числом голосов.

В тихом омуте...

"ЛУКОЙЛ" тоже думал, что одержал победу. Дело оставалось за малым - скупить акции "Архангельскгеолдобычи" до контрольного пакета (что было сделано уже к началу 1998 года) и с помощью "своего" главы НАО войти на правах полноправного инвестора в "Северные территории" и Timan Pechora Company. А там, глядишь, по сходной цене - и на другие нефтеносные участки, пусть даже через проформу тендеров...

И вдруг что-то сломалось. Бутов оказался совсем не таким покладистым, как этого ждали все от молодого и неопытного политика. Неожиданно он начал серьезно исполнять обязанности губернатора, в частности, действительно заботиться об интересах своего округа. И ему, конечно, не понравилось, что работавшая, как мы помним, на ненецком Харьягинском месторождении компания "КомиТЭК", пользуясь стандартными приемами "оптимизации" налогов, сильно занижала поступления в бюджет НАО.

Бутову следовало, бы, наверно, проявить гибкость, поговорить с главой Коми Юрием Спиридоновым и найти какой-то компромисс. Но он сразу приступил к весьма крутым мерам (в этом, быть может, и сказалась его политическая неопытность): ненецкая налоговая полиция врывалась в комитэковские офисы в Усинске, арестовывала за недоимку в окружной бюджет пакет акций совместного российско-британского предприятия "КомиАрктикОйл" и реализовывала его на аукционе (!). На этой почве он, разумеется, крупно поссорился со Спиридоновым, отношения с которым удалось сравнительно нормализовать только в самое последнее время.

Дальше - больше. "ЛУКОЙЛ" не только не получил послушную марионетку (на что, по-видимому, рассчитывал), но столкнулся с ожесточенным сопротивлением в лице губернатора и его администрации. Бутов увидел, что "ЛУКОЙЛ" немногим лучше западных компаний, консервирующих предоставленные месторождения. Поняв, что имеет дело с опасным хищником, который не постесняется при случае сожрать и его самого, Бутов начал контригру.

Атака на нефтяном поле

Привлечь на свою сторону народ не составило труда, благо упоминание о пресловутых 4 млн долларов (запасов НАО на душу его населения) впечатляет любого избирателя. Остальное было делом несложной техники: "Мы надеялись, что такая крупная компания, как "ЛУКОЙЛ", проникнется проблемами жителей округа, и начнет вкладывать настоящие деньги, а они - только маринуют месторождения, кормят нас обещаниями о будущей добыче, а то, что добывают, продают по смехотворно низким внутрикорпоративным ценам - чтоб нашему бюджету меньше досталось".

Между тем и у "ЛУКОЙЛа" были свои резоны, вполне заслуживавшие внимания. До середины 1999 года от нефтяных компаний вообще не стоило требовать никаких чудес на скважинах: при мировой цене девять долларов за баррель многие из них вынуждены были сворачивать производство даже на "раскрученных" месторождениях. А развернуть полноценную добычу сырья в Ненецком округе - это не трубу воткнуть в песок Кувейта. Себестоимость добычи барреля нефти в Кувейте - 1-2 доллара. В среднем по России - 9 долларов. В Ненецком же округе - 13 долларов!

К тому же надо было решать и проблему транспортировки добываемой нефти. Из округа на большой нефтяной рынок до сих пор есть только одна дорога - через принадлежащий "КомиТЭК" (то есть "ЛУКОЙЛу") трубопровод из Харьяги до Усинска, где начинается магистраль "Транснефти". Пропускная способность харьягинской трубы - максимум 5,5 млн тонн нефти в год. Но только в самом округе в 2000 году добыча нефти составила 4,7 млн тонн. А к той же трубе привязаны и предприятия, работающие на территории Коми - еще около 4 млн тонн. Понятно, что при таких условиях надо было вкладывать деньги и в транспорт.

Что же до внутрикорпоративных, трансфертных, цен... Замените "ЛУКОЙЛ" на "ЮКОС" или даже на честнейший "Сургутнефтегаз" - и вы получите те же самые схемы, ту же самую минимизацию налоговых затрат. Это, конечно, проблема для всех регионов России, но пока она не урегулирована законодательно, следует поступать по здравому смыслу: раз внутрикорпоративные цены законов не нарушают - надо договариваться. Вот в соседней Коми Юрий Спиридонов скрипит зубами, ворчит и бурчит на "ЛУКОЙЛ", но - договаривается. И договорился до 3200-3400 рублей за тонну в 2001 году! А за счет ЛУКОЙЛовских инвестиций и подрядного оживления увеличивает общую налогооблагаемую базу.

Так ли уж плох олигарх?

Между тем почва для переговоров с "ЛУКОЙЛом" в НАО есть, и весьма солидная. Ибо компания, похоже, серьезно нацелилась работать в округе. В прошлом году она приступила к строительству на морском побережье, недалеко от поселка Варандей и одноименного месторождения нефтеналивного терминала проектной мощностью до 5 млн тонн в год. Первая очередь уже построена, и в прошлом году порт принял первые три танкера. Компания обнародовала проект федеральной целевой программы развития Тимано-Печорской провинции до 2005-го и на последующие годы. Согласно заявлениям президента "ЛУКОЙЛа" Вагита Алекперова, которые он огласил в феврале в Санкт-Петербурге на международной конференции "Инвестиции 2001: новые реалии - новые возможности Северо-Запада России", компания готова вложить за первые 10 лет XXI века в регион около 400 млрд долларов, львиная доля которых, что совершенно очевидно, будет направлена именно в НАО.

Владимир Бутов нетерпелив, и его можно понять. Хочется отобрать лежащие, как кажется, мертвым грузом лицензии АГД, выставить их на тендер и отдать средним и малым нефтяным компаниям, мобильным, таким же энергичным, как ты сам, не применяющим никаких трансфертных цен и обещающим в кратчайшие сроки ввести полученные месторождения. Отсюда - удивившая всех победа небольшой компании "Северная нефть" в конкурсе по Валу Гамбурцева (отобранному, кстати, у предприятия "Ухтанефтегазгеология"), компании, которая, к тому же, посулила значительные вложения в инфраструктуру, в новые рабочие места, в социальную сферу. Да и с Андреем Вавиловым, председателем совета директоров этой компании, Владимир Бутов давно дружит и недвусмысленно поддерживал его на думских выборах 99-го года.

Нетерпение или расчет?

Возможно, что в конфликте с "ЛУКОЙЛом" сыграли и меркантильные соображения. Пока ты не президент Шаймиев или хотя бы не глава Спиридонов, век твой губернаторский короток, срок течет быстро и надо подумать о личном будущем. А когда ты контролируешь одну из самых перспективных, по мнению всех специалистов, нефтегазоносных провинций России, трудно удержаться от соблазна создать подконтрольную нефтяную компанию - маленькую, пустышечку - но свою. К тому же она может осваивать мелкие месторождения, до которых у "ЛУКОЙЛла" вряд ли дойдут руки.

И губернатор создал 100-процентно государственное АО - Ненецкую нефтяную компанию (ННК). Пустышка, конечно, - без денег и реального персонала. Но ей предоставили право геологического изучения и освоения небольшого Мусюршорского месторождения. В качестве государственного участника она была вписана в проект соглашения по разделу продукции Харьягинского месторождения с Total и Norsk Hydro (согласно закону, там обязательно должны быть уполномоченные государством, а еще лучше - государственные компании), выторговав ни много ни мало по 5% для ННК с каждой частной компании.

Это могло бы быть очень перспективным вариантом - в округе будут реализовываться и СРП-шные, и обычные проекты с иностранным участием, закрепившись в которых можно неплохо нарастить капитализацию ННК. Но, во-первых, надо как минимум не ссориться, не раздражать "ЛУКОЙЛ", которого потенциальные инвесторы всегда будут рассматривать как первого среди равных. А во-вторых, очевидно, опять сработала логика, что нефть нужна здесь и сейчас.

И вокруг Ненецкой нефтяной компании внезапно появились клоны - Ненецкая нефтегазовая компания, Ненецкая комплексная нефтегазовая компания, наконец - Калмыцкая нефтяная компания, работающие во многом по стандартным российским бизнес-схемам так называемых фирм-"прокладок". Началась и добыча, причем немедленно злые языки пустили слухи о вопиющих нарушениях - и технологических (межпромысловый нефтепровод, дескать, проложен тяп-ляп и крепится чуть ли не на деревянных чурбачках), и даже финансово-экономических (заливается нефть-де прямо на добычном участке в автоцистерну, которая едет неизвестно куда, может и мимо налоговой инспекции). А еще, как говорят, ни к Ненецкому округу, ни уж тем более к Калмыкии источники денег, которые отпускались на Мусюршор, не имеют прямого отношения. Да и калмыцкий след злые языки зря отрицают - одного из заместителей главы администрации округа зовут, между прочим, Вячеслав Илюмжинов. Впрочем, мало ли в Бразилии донов Педро...

Сдается все же, что в своем пламенном порыве губернатор перебарщивает. И заявленная борьба с монополизмом превращается-таки у него в борьбу против всех крупных нефтяных компаний. Деньги - у них. И они же, непримиримые в иных случаях конкуренты, вынуждены объединяться, чтобы сообща противостоять строптивому Бутову. После скандальных итогов конкурса по Валу Гамбурцева "ЛУКОЙЛ", "ЮКОС", "Сургутнефтегаз", "Роснефть" и "Сибнефть" направили совместное письмо на имя вице-премьера Алексея Кудрина и министра экономического развития Германа Грефа. И пообещали совместно же действовать на поприще предстоящих судебных тяжб. Так сплотить соперников удается немногим. Это - что-то новенькое из арсенала привлечения инвестиций в регион. Know-how Владимира Бутова.

Санкт-Петербург — Нарьян-Мар