Клок шерсти

Москва, 21.05.2001
«Эксперт Северо-Запад» №9 (38)
Те, кто записал Владимира Яковлева в "униженные и оскорбленные", явно поторопились

В середине мая институт представителей президента справил свою первую годовщину. Принципал полпредов - Владимир Путин - работу своих наместников в регионах в целом одобрил. Между тем оснований для праздника нет: за год региональные бароны успели пережить первородный страх перед строгим барином, освоились в новых условиях и поднимают голову. Задачи же и полномочия полпредов по-прежнему сформулированы невнятно, а ресурсы - невелики.

Затейники

Затея с введением института полпредов в федеральных округах многим казалась (и продолжает казаться) сомнительной. Но даже сомневавшиеся в здравомыслии автора затеи вправе были ожидать от ее реализации хоть какой-то конкретной пользы помимо разбухания бюрократического аппарата и расширения возможностей для трудоустройства отставных и действующих чекистов.

Таковая польза усматривалась прежде всего и главным образом в ограничении беспутства региональных начальников посредством образования некоего альтернативного центра легитимной власти, произвольной силы или, на худой конец, простого пугала. Пугало - по определению несимпатичный атрибут, но вы готовы смириться с его существованием и даже где-то полюбить его - если вконец распоясавшиеся вороны поклевали весь ваш огород, а теперь того и гляди начнут и вас самих клевать в темечко.

Конечно, гораздо правильнее, когда власть контролируется обществом, а не административно-репрессивным пугалом, поскольку это - не по демократическим понятиям. Но нашему обществу напрягаться и контролировать самому - ужасно в лом. А больше заниматься этим некому.

Появление в городе полпреда Черкесова в амплуа посланного президентом Путиным угрюмого мстителя должно было как минимум взбодрить приунывшую "прогрессивную общественность". Объективно это появление шло ей на пользу, поскольку обстановка конкуренции двух "центров силы" делала общественную жизнь более независимой и более комфортной для либеральной общественности, обремененной мечтами о гражданском обществе регионального масштаба.

Общественность, однако, не только не взбодрилась, но даже пришла в еще большее уныние. Более того: многие из недавних лютых недоброжелателей губернатора Яковлева вдруг обнаружили к нему если не симпатию, то удивительную для них самих терпимость, переходящую в сочувствие. Объясняется это довольно просто: все познается в сравнении. Увидав Виктора Черкесова, прогрессивная петербургская общественность пришла к выводу, что есть чудеса и почудеснее губернатора Яковлева.

Вертикаль или обрыв?

Неожиданный зигзаг либерального сознания имеет вполне рациональные объяснения - "общественность" посчитала слабой стороной Смольный, а сильной и атакующей - полпредство. Аргументы в пользу такой интерпретации: Смольный деморализован, Яковлев напуган, присягнул на вечную верность президенту, облизал его с ног до головы, терпеливо сносит любые надругательства, рад сделать что угодно в доказательство своей собачьей преданности.

Однако идейные добровольцы Смольного ошиблись - за слабость приняли страх; причем, страх, который давно прошел; а зоологическую лояльность к президенту Путину спутали с лояльностью к "президентской вертикали". Путин к настоящему времени стал сакральной формулой, а быть лояльным к формуле нетрудно и необременительно. Хотя бы потому, что ничему не мешает - ног не трет, за шиворот не каплет.

Страх перед вертикалью, безусловно, был. Но прошел довольно быстро: когда Смольный сумел по достоинству оценить уровень дееспособности и боеготовности президентского полпреда. В то же время у Смольного были реальные козыри: неизмеримо больший опыт публичной политики, налаженные технологии взаимодействия со СМИ (не только "карманными", но и "чужими"), качественно иной объем финансовых ресурсов, непроходимая некомпетентность наспех и кое-как сформированной "команды" полпреда...

Смольный давно избавился от страха и отпасовал его либеральной общественности - для защиты "демократически избранных органов власти субъектов федерации". Кое-чему в Смольном все-таки научились. Хотя лучше бы научились чинить дороги. Но не будем требовать от людей невозможного.

Так что те, кто записал Владимира Яковлева в обиженные, униженные и оскорбленные, явно поторопились.

Ибо в интересах "прогрессивной общественности" поддержать тот из двух конкурирующих "центров силы", который в данный момент слабее, тот, который сейчас проигрывает - с тем, чтобы не дать его добить окончательно, с тем, чтобы два тигра продолжали травить друг друга, рвать друг другу мясо и жилы, а умная обезьяна - вышеупомянутая общественность - сидя на ветке, продолжала наслаждаться атмосферой общественной свободы.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №9 (38) 21 мая 2001
    Лес
    Содержание:
    Неизбежный диалог с государством

    Судьбу лесного комплекса должны решать руководители регионов

    Реклама