Учитель воспитал ученика

Культура
Москва, 21.05.2001
«Эксперт Северо-Запад» №9 (38)
Театр консерватории пополнил свой давний цикл "Русские балеты Серебряного века" новой постановкой - "Пульчинеллой" Игоря Стравинского

Театр петербургской консерватории гордо объявил, что выбранное ими произведение не ставилось в России с 1926 года. Тут бы нам театр и поздравить: гражданин, соврамши! Да, в 1926 году в Ленинграде балет ставил Федор Лопухов. Но далее "Пульчинеллу" ставил московский театр имени Станиславского и Немировича-Данченко и ленинградские "Хореографические миниатюры". Очевидно, по логике Консерватории, Москва - не Россия, а "Миниатюры" - не сцена. Все это детское вранье как будто бы странно: театр Консерватории прославил себя в узких кругах как раз исторической точностью и тщательностью. Сама серия "Русские балеты Серебряного века" составлена из реконструкций подлинных балетов эпохи Дягилева, таких нет больше ни у кого. Но на самом деле ничего странного нет: неуклюжий PR нынешней премьеры должен набить цену усилиям молодого хореографа Константина Чувашева, поставившего "Пульчинеллу". Ради этого театр даже пожертвовал успешной концепцией цикла: под маркой "Серебряного века" идет новый спектакль.

Очевидно, что сам за себя Чувашев постоять не может. То, что Стравинский определял как "танцевальное действие, а не балет" оказалось именно что "Балетом Балетовичем", примитивно чередующим пантомиму и танец, джентльменский набор вариаций, "двоек" и дуэтов. Стравинский говорил, что для него "Пульчинелла" был "открытием прошлого": сочиняя балет, композитор-протей надел на себя маску композитора XVIII века Джованни Батисты Перголези и искусно сплавил его музыку со своей собственной. Ни следа заданной стилистической игры в танцевальном тексте нет. Ни духа подлинной итальянской комедии dell'arte, ни условной - той, что в XVIII веке вдохновила Перголези, - ни той, которую Лопухов отважно соединил с конструктивизмом ХХ века. Новый Пульчинелла лишен эксцентрики, всегдашней веселой похотливости, смачных шуточек и уродливой маски. На руках у Константина Чувашева - лишь штампы из академических балетов. И когда, например, новорожденный Пульчинелла осторожненько дергает родителей за носы, можно быть уверенным: извинится и больше не будет. Сценическое веселье ползет неловко, как игра в поддавки: актеры делают вид, что шутят, зрителям предлагается делать вид, что смеются. В финале "танцуют все".

Некоторые биографические подробности внесут в эту историю окончательную ясность. Балетной труппой Театра консерватории руководит профессор и народный артист Никита Долгушин. Некоторое время назад он еще и преподавал мастерство хореографа на соответствующей консерваторской кафедре. Там-то у него проучился положенное и выпустился в свет Константин Чувашев. Приятно, конечно, видеть, что мэтр не оставил ученика в бурном житейском море. Но лучше бы, конечно, он в свое время снабдил своего студента крепким ремеслом.

Общий же вывод выводится самый простой: никто не поможет молодому дарованию, кроме самого дарования. А с этим у Константина Чувашева большие проблемы.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №9 (38) 21 мая 2001
    Лес
    Содержание:
    Неизбежный диалог с государством

    Судьбу лесного комплекса должны решать руководители регионов

    Реклама