Спасение на водах

В Мариинском театре прошла российская премьера "Страстей по Матфею" американского композитора Тан Дуна

Мариинский театр по-прежнему удерживает марку самого передового концертного учреждения России. В рамках фестиваля "Звезды белых ночей" состоялась под управлением автора российская премьера (всего через год после мировой) "Водяных страстей по Матфею" (Water Passion after St. Matthew) американо-китайского композитора Тан Дуна (род. 1957). "Water Passion after St. Matthew" - один из четырех больших опусов в жанре Страстей, сочиненных для проекта "Passion-2000". К 250-летию со дня смерти Баха и 2000-летию христианства немецкий дирижер Хельмут Риллинг, основатель Bach-Collegium Stuttgart, заказал Страсти американскому китайцу Тан Дуну (по Матфею), русской Софии Губайдулиной (по Иоанну), немцу Вольфгангу Риму (по Луке) и аргентинцу Освальдо Голихову (по Марку). Сошлись великие музыкальные традиции со всех континентов, великие языки христианского мира (английский, русский, немецкий, испанский) - и получилось музыкальное четвероевангелие сего дня.

Это первое исполнение крупного сочинения Тан Дуна в России и его первый визит в страну, которая скорее наслышана о его музыке, чем слышала ее. Между тем Тан Дун - один из самых успешных композиторов современности. Он не боится больших тем, выступает глашатаем вечных истин и, судя по всему, принадлежит к социальному типу художника, образцом которого был Бетховен. Тан Дун написал симфонии "Ли Сяо", "Небеса Земля Человечество", оперу "Марко Поло", "Ghost Opera" (для Кронос-квартета), концерты "Смерть и огонь: диалог с Паулем Клее", "Связь Воды и Огня".

В Water Passion Тан Дун отказался от большого оркестра. Его роль отдана хору, трем ударникам и одиноким скрипке с виолончелью. Но оркестр не только слушают, на него смотрят: сам по себе вид большого количества людей с красивыми инструментами легко убеждает публику в значимости происходящего. Композитор пожертвовал оркестром как музыкально-социальной функцией, зато ввел водяные инсталляции и разнообразный свет. Два десятка больших прозрачных чаш расположены крестом и подсвечиваются. Ударники играют на деревянных и металлических инструментах, периодически опуская их в воду. Ее плеск Тан Дун использует почти как облигатный - то есть постоянно присутствующий - тембр. В конце хористы тихонько разбредаются по чашам и плещут по воде руками. За всех персонажей работают сопрано и бас.

Крещение водой. Силой веры вода превращается в вино, а вино в кровь. Хождение по водам. "Да минет Меня чаша сия". Позднейший символ Христа -Рыбы. Вливаясь в музыкальный жанр Страстей, вода тут же начинает обозначать природу, а в природе музыки нет. Точнее, в ней есть "конкретная музыка", musique concrиte. В Water Passion отлично вписалось "Пение камней" (отдельным номером) или забивание гвоздей (на Голгофе). Когда после смерти Христа завеса в Храме раздирается надвое, композитор не мучается поиском выразительных средств: хористы просто встряхивают гибкие металлические пластины, и это звук иной стихии, обезвоженной. Действуют они с силою большой и даже иногда художественной.

Но в музыкальном произведении никак нельзя обойтись без звучания собственно музыки или хотя бы того, что принято обозначать этим словом, - даже если в данном опусе эта старомодная субстанция не играет главной роли. Потому что без Св. Духа это уже не Страсти, а страсти. Он, конечно, может быть обозначен чисто конкретной стихией, однако реально просвечивает все же только сквозь упорядоченные игру и пение. Такой вот вид искусства... И здесь у успешного автора ахиллесова пята. Его музыкальные идеи явно не соответствуют роскошной ритуально-постановочной части. Сладковатые песнопения не превозмогают дьявольской энергии "Искушения в пустыне" или "Дайте нам Варавву". По мере того как действие приближается к святая святых Страстей - часам от шестого до девятого, - звуки мира отлетают. Крестная мука беззвучна. Или - что то же - чисто музыкальна. Но этого-то в "водяных страстях" и не оказалось.

А так - бесспорное языческое великолепие, которое и не снилось честным христианским композиторам. Публика закономерно разделилась. Музыканты порицали недостаточность "содержания". Других слушателей захватила ритуальная красота и доходчивая музыка, где она есть. Несмотря на "отдельные недостатки", Water Passion after St. Matthew производит сильное впечатление и не оставляет сомнения, что Тан Дун действительно очень крупный мастер. Вопрос - чего? Но не будем терзаться лишними вопросами.

Санкт-Петербург