Окно во двор

Культура
Москва, 27.08.2001
«Эксперт Северо-Запад» №15 (44)
В Выборге прошел кинофестиваль "Окно в Европу"

Никакого окна там, разумеется, нет, если не считать не зависящую от фестиваля близость Выборга к Финляндии, которая выражается в изобилии дорогих ресторанов и приятной зооморфности северного модерна. И дело, конечно, не в том, что город провинциален: Сандэнс или Канны - тоже далеко не мегаполисы. Просто форум отечественного кино пока по определению не может стать событием международного и даже общероссийского масштаба. Хотя выборжанам, конечно, приятно, весь август город живет только фестивалем. К приезду кинематографистов почистили улицы, прекратились перебои с электричеством. Гостей у шоссе приветствует огромный плакат, на котором изображена почему-то мерзкая собачонка. Сияет современным дизайном новенький кинотеатр "Выборг-palace". Местные алкоголики дружелюбно бросают вслед всем компаниям чужеродного вида: "А, режиссеры пошли..."

С так называемой "фестивальной атмосферой", правда, в этом году не заладилось. То ли из-за смерти отца-основателя и президента "Окна" Станислава Ростоцкого, то ли по каким другим причинам, но особых безобразий в фестивальной гостинице не наблюдалось, гости ходили какие-то понурые и даже пили, кажется, неохотно. Да и пить, с другой стороны, было, в общем, не за что: программа подобралась откровенно слабая. Большинство картин уже многократно засвечено - и не только на фестивалях, но и в прокате, а некоторые и на телевидении. "Ландыш серебристый", "Рождественская мистерия", "Приходи на меня посмотреть", "Яды"... Естественно, не обошлось без сокуровского "Тельца", и, столь же естественно, он удостоился всех основных призов: Сокуров, оскорбленный пару раз в лучших чувствах, теперь попросту не дает российским фестивалям свои фильмы, если не получает твердых гарантий собственной триумфальной победы. Впрочем, не "Ландышу" же действительно отдавать главный приз, это уж совсем неудобно получится. Что же касается скандала с маргинальным и безусловно талантливым "Местом на земле" Артура Аристакисяна, который жюри под руководством Гарри Бардина не просто проигнорировало, но публично облило помоями, то история эта говорит не столько об уровне картины, сколько об уровне самого жюри.

Главным событием "Окна" стала премьера фильма "Апрель". Это режиссерский дебют Константина Мурзенко, модного петербургского сценариста, последнее время проживающего в столице. Из-под пера Мурзенко вышли сценарии таких популярных в кинотусовке картин как "Мама, не горюй!", "Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь", "Жесткое время". В конце концов он, как часто бывает, решил, что лучше все сделать самому, и встал за камеру. "Апрель" снимался очень долго и как всякий долгострой оброс многочисленными легендами и завышенными ожиданиями.

Увы, человек редко бывает талантлив во всем. "Апрель" в лучшем случае тянет на четверку с минусом (жюри справедливо отметило призом лишь грустную музыку композитора-электронщика Даниила "Дэна" Калашникова). С точки зрения режиссуры фильм снят вполне заурядно, а местами даже и плохо (например, автор странновато пользуется перекрестным монтажом). Но самое обидное, что в "Апреле" хромает сценарий. Мурзенко, как всегда, завертел сложную сюжетную интригу с большим количеством персонажей, и сам, видимо, в ней запутался. По крайней мере, часть намеченных линий никуда не ведет, а целый ряд эпизодов совершенно логически необъясним. Как необъясним и главный драматургический ход: почему забитый жулик Петр Апрель внезапно превращается в суперкиллера, палящего с обеих рук что твой Бандерас.

История в пересказе кажется пародийной: "наперсточнику" заказывают убийство двух бандитов, а он вместо этого влюбляется в несостоявшуюся проститутку и спасает младенцев-дебилов, которых немцы собираются использовать, судя по всему, для трансплантации органов. Но самое смешное, что Мурзенко вполне серьезен и даже сентиментален. Ирония присутствует лишь на втором плане: в фирменных залихватских диалогах на молодежно-криминальном сленге (которыми сценарист и прославился) и в многочисленных камео поп-знаменитостей. Исполнитель русского шансона Михаил Круг играет "папу", заказывающего герою конкурентов (и это лучшая сцена фильма, шансонье неподражаем). Солист "Морального кодекса" Сергей Мазаев изображает другого бандита, но гораздо менее сочно. Неизбежная Рената Литвинова тоже появляется в маленьком эпизоде: она сообщает по телефону герою Юрия "Гоши" Куценко, что началась третья мировая война, подтверждая это раздающимися в трубке взрывами (на самом деле это гремят кегли в кегельбане).

Мурзенко опоздал лет на пять: тема новых русских бандитов уже закрыта, в том числе и при его непосредственном участии. Римейк "Мама, не горюй!" не нужен. Для драмы режиссер слабоват, а как комедия это не идет, не смешно. Публика рефлекторно веселится, но лишь в самых глупых местах - когда бандит идет на дело в маске зайчика или когда врач бьет налетчика прикладом, восклицая "прости, Гиппократ!". Автор и сам все, конечно, понимает: на премьере он заметно нервничал, убеждал, что смотреть не надо (кажется, искренне) и даже вроде бы огорчился после сеанса. Впрочем, место было выбрано очень подходящее. Компания выборгской "братвы", посмотрев фильм, вышла крайне воодушевленная и принялась искать актеров, называя их экранными именами. Просили критиков познакомить с Артуром (колоритный персонаж Куценко), чтобы чисто отдохнуть, отметить, нормально просто посидеть, да? Так что благодарный зритель у фильма все же нашелся.

Выборг - Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама