Заглянем в будущее

Москва, 03.09.2001
«Эксперт Северо-Запад» №16 (45)

На Северо-Западе очередное поветрие: в моде системный анализ и стратегическое планирование. Не важно, что нынешний всплеск интереса к этим научным дисциплинам был задан из Москвы (руководитель программ "Центра стратегических разработок" Петр Щедровицкий, как и перехвативший у него инициативу президент "Института системных проектов" Юрий Солодухин у большинства наблюдателей ассоциируются с Кремлем и администрацией президента). Важно другое - элиты приняли это веянье всерьез. Конечно, обидно, что работа над стратегическим планом развития региона пока больше напоминает процесс ради процесса. Но я все же надеюсь, что когда-нибудь наш регион действительно получит рабочий документ, который не ляжет на полку (как, например, "Стратегический план развития Петербурга"), а станет связующим, которое позволит гармонизировать интересы людей, проживающих на этой территории.

Разумеется, скептики высказывают сомнения в необходимости разработки стратегического плана развития территории. Кто может быть его заказчиком, а кто - исполнителем? И не является ли вся эта активность возвратом к временам Госплана? Кому он нужен, и нужен ли вообще?

На мой взгляд, нужен, и даже очень. В демократическом обществе, в отличие от тоталитарного, есть великое множество центров принятия решений, будь то предприниматель, политик или простой наемный рабочий - каждый на своем уровне принимает самостоятельные решения.

Конечно, можно было бы довериться воле рынка, который всех рассудит и задаст наиболее эффективное направление развития общества. Однако такой подход представляется далеко не оптимальным: есть масса сфер жизни, в которых современное общество просто не может себе позволить поручить регулирующие функции этой стихии. Значит, без управления общественными процессами нам все равно не обойтись. А управлять в долгосрочной перспективе без заданных ориентиров просто невозможно. Отсюда вытекает ответ и на первый вопрос. Стратегический план прежде всего нужен не чиновникам, а нам всем, то есть обществу. Отличие же нового плана от госплановского состоит в том, что он не определяет, кому и что производить, но задает общий вектор развития, связывая личные и общественные интересы. Кому как не нам знать, что национальное процветание не вырастает просто из природных ресурсов и квалифицированной рабочей силы - оно создается осмысленным трудом, причем совместным.

Но как бы ни был организован сам процесс планирования, ему, прежде всего, необходима парадигма - тот образ будущего, ради которого каждый из нас готов что-то сделать и чем-то пожертвовать сейчас, чтобы получить выигрыш потом. На мой взгляд, образ будущего и является ключевым элементом стратегического планирования. Но как раз этого элемента я так и не увидел в широко разрекламированной "доктрине" ЦСР. Именно поэтому громоздкая конструкция из принципов, мегапроектов и внешних вызовов производит скорее тягостное впечатление "инструмента без рукоятки".

Не согласен я и с тем, что начинать работу над стратегическим планом развития региона надо с глобального описания ситуации. Конечно, общество не может двигаться вперед, не имея ясного представления о том, где оно находится сейчас - как говорят англичане, ни один ветер не будет для вас попутным, если вы не знаете, куда плыть (добавлю - и на чем плыть). Однако, на мой взгляд, любой информированный эксперт вполне способен дать описание региональной ситуации с той степенью подробности, которой вполне достаточно для фиксации точки отсчета. Затраты же на сбор дескриптивной информации несоизмеримы с возможными издержками, вызванными потерей времени. Это потом, имея хотя бы общие представления о том, где мы хотим в результате оказаться, можно предаваться такому увлекательному занятию, образно определенному американским экономистом Уотерменом, как "анализировать до смерти", и по мере накопления новых данных корректировать наш образ будущего.

Поскольку проблема целеположения касается всего общества, безусловно, в процесс выработки должны быть вовлечены все его социально активные слои. Не раздавать заказы тем или иным заинтересованным лицам из Москвы, но создать эффективный механизм работы футурологической лаборатории, привлечь к участию максимальное число добросовестно думающих людей, придать этому процессу максимальную гласность, а главное - обеспечить политическую поддержку - вот в чем состоит истинная задача власти.

У партнеров

    Реклама