Двое в одной лодке

Русский бизнес
Москва, 03.09.2001
«Эксперт Северо-Запад» №16 (45)
Приход "ЮКОСа" в Литву меняет акценты в борьбе российских нефтяных гигантов

В начале августа, прервав каникулы, литовский Сейм собрался специально для того, чтобы принять поправки к двум законам, снимающим препятствия для заключения договора о продаже 26,85% акций Mazeikiu nafta (MN) российской компании "ЮКОС". И теперь, если все пойдет по графику, уже в сентябре Литва получит долговременные гарантии на поставки нефти для своего нефтекомплекса, которых она безуспешно добивалась много лет.

В течение 10 лет "ЮКОС" обязуется качать 4,8 млн тонн нефти на Мажейкский НПЗ и по 4 млн тонн экспортировать через Бутингский терминал. За это впервые российская компания получает доступ к "святая святых" литовской хозяйственной системы - становится крупным акционером Mazeikiu nafta. Правда, без права на оперативное управление предприятием. Пока...

Эта сделка имела большой резонанс не только в Литве, но и в Москве и Вашингтоне. Все же, как никак, вопреки заявлению бывшего литовского министра хозяйства Винцаса Бабилюса, "Ивана" к "трубе" подпускают. Причем с согласия и левых, и правых, и тех, кто посередине.

Американский фактор

В Кремле существует заблуждение, будто в Литве левые, то бишь социал-демократы, - это как бы полу-свои, а вот правые (ландсбергисты) - русофобы и америкофилы.

На самом деле именно Альгирдас Бразаускас и его команда проложили путь американскому капиталу в литовский нефтесектор, заключив с Fluor Daniel договор о проектировании и техническом надзоре за строительством Бутингского терминала. И довольно грубо отказали при этом "ЛУКОЙЛу", пожелавшему в 1994 году, когда затевалось строительство, приобрести 51% акций терминала.

Левые критиковали условия, на которых был заключен договор с Williams о приватизации 33% акций Mazeikiu nafta, но его с неменьшим пылом поносили и либералы, и соцлибералы, и центристы, и вообще все, кому не лень. А бывший тогда в рядах консерваторов премьер Роландас Паксас даже ушел с двумя своими министрами в отставку в качестве протеста против "кабальной" сделки. В этой критике, однако, не было никакой "восточной" альтернативы и даже требований порвать с Williams: просто предлагалось проявить больше предприимчивости в отстаивании национальных интересов.

В целом же проамериканская ориентация в нефтесекторе, сложившаяся еще в начале 90-х благодаря деятельности литовских эмигрантов, наводнивших в качестве консультантов и советников высшие сферы фатерланда, последовательно сохранялась всегда. Характерной иллюстрацией этого может служить манера обращения с акционером и строительным подрядчиком Бутингского терминала - немецкой компанией Preussag Wasser und Rohrtechnik. С появлением на горизонте американской Williams немцы были бесцеремонно выдворены из Литвы.

Realpolitik

Характерно, что все критики Williams cразу же меняют тон, как только приходят к власти. Это было и с правительством либералов, это характерно и для нынешнего кабинета во главе с Бразаускасом. В первые же дни он заявил журналистам, что ничего нельзя принципиально изменить в сложившейся ситуации, поскольку все упирается в инвестиционный договор 1999 года. А всякая попытка его пересмотреть чревата острым международным конфликтом.

О том, в каком состоянии оказался литовский нефтекомплекс после полутора лет хозяйствования Williams в Литве, мы уже подробно рассказывали. Остается лишь добавить, что из-за падения цен на мировом рынке июнь-июль вновь были для предприятия убыточными, и генеральный директор MN Джим Шил прогнозирует и в этом году дефицит баланса примерно в 15 млн долларов. В начале года американцы признались, что их переговоры с "ЛУКОЙЛом" о поставках нефти окончательно зашли в тупик.

Правительство Литвы оказалось в сложнейшей ситуации. С одной стороны, надо было что-то срочно предпринимать. С другой, в его намерения не входил конфликт с американцами, которые моментально ощетинивались на малейшую критику в их адрес. Причем не только на уровне руководства Williams - компанию всячески поддерживают власти США от сенаторов до госдепартамента. Их влияние на политическую элиту Литвы столь велико, что фиаско правительства либералов многие аналитики связывают с местью Williams за противодействие Паксаса подписанию договора о приобретении MN.

Кто сделал выбор?

Хотя обстоятельства возникновения договоренности между Williams и "ЮКОСом" в подробностях до конца и не ясны, однако нет сомнений, что архитектором ее был Williams. И переговоры эти начались по меньшей мере еще в начале прошлого года. Параллельно "ЮКОС" стал основным "донором" Бутингского терминала.

Интересно, что американцы так сильно полюбили "ЮКОС", что остались привержены своему выбору даже тогда, когда появилась Тюменская нефтяная компания (ТНК), условия которой, на первый взгляд, выглядели лучше. Не пересмотрел свою позицию Williams и потом, когда о своих интересах к акциям MN и Klaipedos nafta все определенней начала заявлять компания "Славнефть"- один из самых дерзких российских "молодых тигров".

И ТНК, и "Славнефть" имели сильную поддержку в Сейме (в частности, председателя экономического комитета Виктора Успаских, экс-премьера Казимеры Прунскене и др.), а также со стороны видных фигур СДП. Сам Бразаускас, идя в премьеры, настоял на том, чтобы инициатива выбора была оставлена его кабинету. Однако это ничего не изменило: в начале июня во Франкфурте-на-Майне американцы подписали договор с "ЮКОСом".

Американцы показывают зубы

Эксперты высказывают такую версию в пользу этого предпочтения: Williams больше всего заботит нежелание с кем-либо делиться своим исключительным правом на оперативное управление концерном, полученным ими по договору 1999 года. "ЛУКОЙЛ" прямо претендовал на это, и потому представлял для них наибольшую опасность. ТНК также выстроила хозяйственные планы, намереваясь купить в Литве сеть бензоколонок и развернуть в регионе розничную торговлю. Кроме того, как пояснил пресс-атташе MN Тадас Аугустаускас, опыт конкретной работы с ТНК показал, что она много обещает, но мало делает.

Другое дело - "ЮКОС". Его глава Михаил Ходорковский дал понять, что компания не стремится напрямую инвестировать средства в предприятие, а намерена лишь одалживать. И вообще у него интерес чисто спекулятивный - вложить деньги, чтобы с прибылью вернуть их после модернизации предприятия. При таких скромных претензиях "ЮКОС" оказался для Williams идеальным спасательным кругом.

Импонирует американцам в "ЮКОСе" и то, что стараниями Ходорковского он буквально напичкан иностранными специалистами. Достаточно сказать, что в совете директоров их 5, а на важнейших постах - 40. Большинство из них - американцы.

Поэтому Williams использовал бульдозерное давление, чтобы не допустить ни "ЛУКОЙЛ", ни ТНК, ни "Славнефть". На премьера натравили сенатора Гордона Смита, который пригрозил в своем послании Бразаускасу, что если договор будет подписан не с "ЮКОС", Литве придется забыть о НАТО. И хотя сенатору явно не по зубам исполнить такую угрозу и он попросту блефовал, напор все же подействовал.

Российский резон

Зачем все это "ЮКОСу", точно не известно. Но не следует забывать, что это - вторая по величине и одна из самых быстро развивающихся по темпам добычи нефтяных компаний, основной конкурент "ЛУКОЙЛа". И, как явствует из сообщений российской печати, именно она настояла на том, чтобы лишить "ЛУКОЙЛ" привилегии координировать нефтяные потоки на Балтию, которую он имел некоторое время.

Впрочем, как это принято у магнатов, между собой они решили разобраться полюбовно, поделив сферы влияния: "ЮКОС" будто бы в обмен на Литву открыл путь "ЛУКОЙЛу" в Словакию. Имея уже свои заводы в Болгарии и Румынии, "ЛУКОЙЛ" заинтересован не столько в балтийском направлении, сколько в южном.

Кроме того, как отмечает журнал "Коммерсант Baltic", эта европеизированная компания явно стремится выйти на Нью-Йоркскую фондовую биржу, чести попасть куда пока не удостоена ни одна российская компания. В свое время этого добивался "ЛУКОЙЛ", но путь был заблокирован, причем, как предполагается, именно из-за конфликта вокруг Мажейкяй. Обойти соперника здесь дорогого стоило бы для престижа "ЮКОСа".

К тому же бизнес есть бизнес. Со временем "ЮКОС", если захочет, вполне может выдворить Williams или каким-то образом поделить с ним функции. Вполне может статься, что тот сам пожелает избавиться от акций, столкнувшись с проблемой возврата долга Литве, а это уже 450 млн долларов. А по условиям кредита платежи уже не за горами: в 2005 и 2006 годах нужно вернуть по 181 млн долларов.

С другой стороны, если предприятие заработает на полные обороты, а менеджеры из "ЮКОСа" окажутся более толковыми, чем у Williams, может исчезнуть и предубеждение против "руки Москвы". Ну, а заполучить на перекрестке Восток - Запад крупный и современный нефтекомплекс - это же все равно, что обладать кладом!

Лед тронулся

Похоже, что сбываются предсказания Витаутаса Ландсбергиса о том, что стоит только избавиться от зависимости "ЛУКОЙЛа", и MN станет нарасхват.

Казалось бы, по логике вещей, "ЛУКОЙЛ", получив такую публичную пощечину (ведь ему акции уже были обещаны), должен был бы вообще прекратить всякие поставки в Литву. Ан нет: вместо этого он неожиданно заключает договор, обязуясь до конца года перекачать через Бутинге 1,4 млн тонн нефти. Не собираются отказываться от услуг литовского нефтекомплекса ни ТНК, ни "Славнефть", ни казахи.

С учетом юкосовских гарантий, уже в этом году ситуация с загрузкой MN может поменяться радикально. Да она и уже поменялась: за первые 7 месяцев Бутингский терминал экспортировал 3,1 млн тонн нефти, то есть больше, чем за весь прошлый год. Даже по самым скромным прогнозам директора MN по операциям с трубопроводом и терминалом Гленна Эмери, за год терминал перекачает 5,4 млн тонн.

Как видно, когда дело касается больших денег, ratio легко перевешивает emotio. И российские фирмы не могут отказаться от возможности воспользоваться услугами терминала, способного принимать танкеры емкостью до 150 тыс. тонн, какие не по силам ни одному другому терминалу восточного побережья Балтики.

Кроме того, в Северной Европе российская нефть ценится выше, чем на Средиземноморье, куда в основном она поступает через Новороссийск. Особенно в ситуации, когда цены на мировом рынке выросли до 30 долларов за баррель, и, как говорится, куй железо пока горячо.

Более надежные перспективы у Мажейкского НПЗ, который после реконструкции обещает стать единственным предприятием в этом транзитном регионе, способным производить нефтепродукты, отвечающие всем стандартам ЕС. Поэтому интерес к нему будет возрастать, причем не только у России, но и у Казахстана с его каспийскими богатствами. Уже в будущем году руководство MN надеется переработать 7 млн тонн. Этак недалеко то время, когда встанет вопрос и о дополнительной трубе, поскольку мощности нынешней - 16 млн тонн в год - может уже и не хватить.

Вильнюс

У партнеров

    Реклама