Школа для менеджеров

За последние десять лет MBA успешно адаптировался к российским условиям

Американская образовательная программа Master of Business Administration (MBA) действует уже сто лет. В России же бизнес-образование - дело достаточно новое, хотя и динамично развивающееся. По мнению руководителей петербургских бизнес-школ, все большее число руководителей осознает потребность в профессиональных знаниях в сфере управления бизнесом, хотя определенную роль сыграл и всплеск моды на MBA. Так или иначе, основной проблемой для менеджеров является выбор учебного заведения.

Российско-западный стандарт

К настоящему времени в основном сложилось два вида бизнес-образования: средне- и краткосрочные программы (курсы переподготовки и повышения квалификации, тренинги) и долгосрочные - MBA. Именно последние дают полноценные систематические знания; они направлены на обучение руководителей высшего управленческого звена.

Первый диплом MBA был выдан в 1901 году в США выпускникам Дартмутского колледжа, который и по сей день занимает первую строчку в рейтинге Wall Street Journal. В континентальной Европе программа становится популярной лишь с 70-х годов прошлого века. Что же касается России, здесь бизнес-школы появились во времена перестройки: Высшая коммерческая школа Академии народного хозяйства при Совмине, Высшая коммерческая школа при министерстве внешней торговли и Школа международного бизнеса МГИМО.

На рынке образовательных услуг Петербурга специализированные высшие школы появляются благодаря контактам с Западом. Одна из них, можно сказать, детище Михаила Горбачева, который во время поездки в Италию посетил Университет Луиджи Боккони в Милане - тамошний ректор был одновременно главой итальянского Сената. В результате появился договор между ректорами Ленинградского и Миланского университетов, а затем, в 1989-м, приказ Госкомитета по народному образованию об учреждении российско-итальянского совместного предприятия, Ленинградского международного института менеджмента (нынешний ИМИСП).

В 1990 году создается международная школа менеджмента "ЛЭТИ-Лованиум" - плод сотрудничества ЛЭТИ с двумя бельгийскими университетами.

В институте повышения квалификации при ЛФЭИ им. Вознесенского, - ныне Высшая экономическая школа (ВЭШ) при Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов, - в начале 90-х разрабатываются совместные с Францией программы обучения руководителей, а МИД Франции до сих пор частично финансирует поездки преподавателей в северную столицу.

Позже в Петербурге появляются чисто западные школы. Они предлагают классическое бизнес-образование, основанное на мировом опыте управления. Как говорит Маргарита Адаева, директор по PR Стокгольмской школы экономики в Петербурге, "если вас интересует только опыт российских предприятий, а не пример VOLVO, ABB, и вы верите в особый путь российского управления, стоит выбирать другую школу. Мы делаем поправки на вашу действительность, но полностью обобщить их с западной теорией и практикой пока не представляется возможным".

Но и то, что предлагают российские бизнес-школы, в известной степени является импортным продуктом, основанным на западных теориях. Связано это с унификацией требований к MBA как за рубежом, так и в России. Существует несколько организаций, где можно пройти аккредитацию. Это Ассоциации MBA США, Великобритании и континентальной Европы. Кроме того, с 1999 года появилась российская программа "Магистр делового администрирования", позволяющая выдавать государственный диплом с присвоением квалификации. Большая часть требований вырабатывалась РАБО (Российской ассоциацией бизнес-образования) на основе западных программ. По мнению Александра Янчевского, директора "Лэти-Лованиум", "идея заключась прежде всего в госдипломе, в защите потребителя от псевдо-MBA. И хотя по этой идее прошлась бюрократическо-чиновничья машина, самые важные предметы и курсы уцелели". Содержание программ бизнес-школ, количество часов во многих случаях совпадает. Однако при внешнем сходстве существует масса внутренних отличий - в технологии обучения, в уровне преподавательского состава, в специализации (не всегда совпадающей с заявленной).

День или ночь

Как правило, все обучение построено по принципу модулей. Модуль - это курс, состоящий из предметов различных областей знаний, по окончании которого сдается экзамен. По словам Бориса Федорова, директора Открытой школы бизнеса в Петербурге, модульность в сочетании с дистанционной формой обучения позволяет человеку учиться в удобном для него режиме, в частности, сочетать работу с учебой, а во время "выездных школ" закреплять полученные знания.

Почти два года отрабатывалась совместно с Высшей коммерческой школой из города Мец (Франция) программа MBA для ВЭШ при СПбГУЭФ, и только потом был объявлен набор студентов. Результатом такой тщательной работы стали особые, не имеюшие аналогов курсы-модули. Валентин Галенко, проректор СПбГУЭФ, директор ВЭШ, объясняет, что "это не тот модуль, когда вы приезжаете, вам дают чемоданчик с толстыми книгами, и дальше начинается самообразование. У нас курс выстроен из мозаики предметов". Например, в модуле "Управление организаций" содержатся такие курсы, как общее и стратегическое управление, управление персоналом и организационное поведение. Эти курсы не жесткие, и по словам Галенко, могут дополнять друг друга, сочетаться в одном занятии.

Александр Янчевский, директор "Лэти-Лованиум", активный сторонник очного обучения. "У нас день обучения начинается с 9 утра и заканчивается в 17 вечера. За год нагрузка 1500 часов, два университетских года. Совмещать с работой обучение в первые полгода невозможно. Зато мы даем больше знаний, чем школы, предлагающие другие формы обучения".

Если говорить о нагрузке, то большинство программ ориентированы на 1000-1200 часов. Однако объем занятий, естественно, не гарантирует качество знаний. Здесь пока не существует каких-либо критериев оценки, хотя сами бизнес-школы регулярно проводят опросы своих студентов и утверждают, что получаемым образованием все довольны.

"Конек"

Качество бизнес-образования напрямую зависит от профессорско-преподавательского состава. Поначалу даже российские школы приглашали иностранцев, поскольку десять лет назад своих специалистов еще не было. Представители западных учебных заведений считают престижным большую часть (до 80%) преподавателей приглашать из-за границы - за их плечами опыт известных мировых школ. Например, в Стокгольмской школе экономики, помимо шведов, преподают сотрудники Колумбийской и Аризонской бизнес-школ (США), INSEAD (Франция). По словам Маргариты Адаевой, "все эти люди обладают методами интерактивного обучения. Не просто читают лекцию, а конструируют некую модель вместе со студентами. Ощущение, такое, словно преподаватель создает теорию, опираясь на их ответы. На самом деле он, конечно, говорит то, что и хотел сказать, только словами слушателей".

Александр Янчевский считает преподавательский состав основным "коньком" "Лэти-Лованиум". В числе профессоров, которые постоянно ведут занятия, сотрудники североамериканских университетов Stanford, Yale, University of Rochester и других. Многие курсы построены по западным моделям, но, как утверждает Янчевский, "программы все равно оригинальные, мы ничего не копировали. Хотя блок "финансы" у нас построен по чикагской модели".

Российские бизнес-школы, где львиную долю учителей составляют наши специалисты, противопоставляют мировым "профи" практические знания отечественной специфики, которой владеют их преподаватели. Дмитрий Павлов, директор по маркетингу ИМИСП, рассказывает, что их "преподаватели много стажировались в Италии. Часть из них имеет за плечами советскую экономическую школу, а часть - наши выпускники. И практически все они практики. К примеру, кафедру маркетинга и стратегии возглавляет в прошлом руководитель филиала фармацевтической компании Glaxo и коммерческий директор ЗАО "Русский город"".

В Высшей экономической школе около 30% часов обеспечивают преподаватели из Франции. Остальные специалисты - из Финэка, и либо являются консультантами предприятий, либо имеют свой бизнес. Валентин Галенко считает, что их программа "адаптируется". То есть иностранцы специально знакомятся с тем, что происходит на наших предприятиях и, к примеру, система мотивации в Renault рассматривается с точки зрения возможности использования у нас. "Если ее просто пересадить на тот же ВАЗ, результат будет скорее отрицательный", - говорит он.

В Международном банковском институте (МБИ) первые два выпуска были осуществлены полностью специалистами из Стокгольмского университета. Потом были отобраны лучшие выпускники, которые на начальном этапе ассистировали, а затем, после аккредитации шведской стороной, начали вести занятия. Игорь Захаров, первый проректор МБИ, заявил: "По семинарам в банковской сфере мы убедились, что у западных преподавателей практическая направленность либо отсутствует, либо неприменима к России. Гораздо больший интерес вызывают семинары, проводимые специалистами Центрального Банка". Поэтому в Институте стараются сочетать свои ресурсы, внештатников, специалистов-практиков и иностранцев. Тем не менее учебный процесс контролируется шведской стороной путем приема экзаменов и организации выездных лекций профессоров Стокгольмского университета.

Вопрос, какая система лучше, не имеет особого смысла, поскольку российское и западное образование имеют разные сферы приложения. Harvard и Stanford с западными теоретиками всегда будут по праву считаться лучшими бизнес-школами. Научная же школа управления в России вряд ли сложится раньше чем через 10-20 лет. Сейчас многие учебные заведения испытывают кадровые проблемы: нет школы подготовки бизнес-преподавателей. По словам Александра Янчевского, "колоссальный дефицит в преподавателях по курсу "управление производством". К нам даже обращались за помощью из Плехановской Академии в Москве". А в ИМИСПе не могут начать курс логистики - вообще не найти специалиста.

СпецMBA

Хотя MBA - это дополнительное образование в сфере всего бизнеса, существуют его различные вариации. Имеются специализированные программы, так называемые special Masters (по финансам, маркетингу, промышленным связям). В Москве Государственный университет управления открыл новую программу Master of Business information (информационные системы в бизнесе), Финансовая Академия готовит финансистов. Александр Янчевский считает, что "в Петербурге в явном виде MBA со специализаций еще никто не открыл. Но de facto они уже присутствуют: в ИМИСПе мало управления производством, в ФИНЭКе сильна финансовая сторона, а маркетинг послабее". В ИМИСПе предлагают три варианта специализации: "корпоративные финансы", "международный бизнес" и "общий менеджмент". Для присвоения специализации достаточно набрать 130 часов, посвященных специальным предметам. Этот этап длится четыре месяца.

Программа MBA ВЭШ называется "Управление предприятием". По словам Валентина Галенко, у них "много финансов, 164 часа. Кроме того, мы предлагаем не просто менеджмент, а эволюцию теорий - для того чтобы руководители понимали, на каком уровне находится их предприятие".

МБИ, естественно больше времени уделяет банковскому делу и финансам. В программе "Магистр банковского дела и финансов" есть курсы "международное банковское дело и управление в банках", "теория рынка капитала и операции с ценными бумагами". Как считает Сергей Сидоренко, проректор по международным связям МБИ, "лучше выбрать MBA со специализацией. Когда нет определенной направленности, человек теряется, у него в голове сборная солянка из разных общих курсов. Идеальна, на мой взгляд, программа, содержащая и общие, и специализированные предметы".

Дополнительную специализацию слушателей обеспечивает выпускной проект, который обычно основывается на примере из жизни конкретного предприятия.

Недостающее звено

Переподготовкой и повышением квалификации занимались в свое время отраслевые министерства и Институты повышения квалификации. Надо сказать, что советская система была хорошо структурирована и обеспечивала некую перманентность дополнительного образования. Сейчас система восстанавливается через различные корпоративные программы, предусматривающие возможность углубленного изучения "курсов по выбору". Хотя российское законодательство не предусматривает обязательного выделения 2,5-4% (эта норма носит рекомендательный характер) от фонда заработной платы на повышение образовательного уровня персонала, спрос на различные программы повышается, а их ассортимент растет. Самые продолжительные - переподготовка (около 500 часов) с выдачей диплома о праве работы в другой сфере и повышение квалификации. При этом и те, и другие направлены, как правило, рассчитаны не на рядовых сотрудников, а на управленцев.

Особой программой, рассчитанной на тех, кто создавал свое дело, занималась Стокгольмская школа экономики. Там было пять базовых модулей: "финансы", "стратегия", "менеджмент", "маркетинг", "управление организацией". По словам Маргариты Адаевой, "программа была очень популярна. Субсидтровавший ее владелец Tetrapak Ханс Раузинг считал, что в России есть все, кроме знания о том, как делать бизнес. Программу, к сожалению, пришлось закрыть, когда Раузинг отошел от дел".

Для тех, кто уже обладает определенными знаниями, существуют специальные тренинги, направленные на повышение эффективности ресурсов, которыми обладает предприятие. Они носят практическую направленность и предназначены для руководителей среднего звена. На рынке Петербурга активно работают московские компании CBSD, MTI, RHR и местные "Биг", "Концепт", "Меркури Интернейшнл". Явной специализации ни у кого из них нет, хотя ЗАО "Меркури Интернейшнл" изначально ориентировалась на торговые предприятия. Александр Миропольский, директор по развитию, говорит, что тренинги нужны тем компаниям, которые присутствуют на рынке не меньше пяти лет. "Достигается определенная точка роста. И для того, чтобы двигаться дальше, нужны тонкие подходы. По инерции уже ничего не происходит. Например, для одной средней по размеру компании мы для повышения эффективности управления изменили структуру с функциональной на дивизиональную. А началось все с тренинга "основы руководства"".

Тренинги не способны заменить ни MBA, ни переподготовку. Они хороши только в том случае, когда руководитель знает о недостающем звене в цепи "знания - практическая деятельность" и хочет его обрести.

Модный привкус

В дирекциях всех бизнес-школ заверяют, что они никого "не заманивают", и говорят, что "если человек не знает сам, что он может получить от MBA, лучше не учиться". В одном из интервью "Эксперту С-З" Юрий Рыдник, президент "Балтонэксим банка", признался, что "никогда не думал об MBA, так как достаточно поучился базовой логике. Если бы я занимался структурой управления General Motors, тогда пожалел бы об отсутствии MBA. А наша бизнес-среда, вполне соответствует моим знаниям о том, как строить бизнес".

На вопрос журнала Fortune "Какую роль в вашей карьере сыграл диплом MBA?" ведущие американские бизнесмены ответили: "Да почти никакой". И далее: "Какое образование будут получать ваши дети?" - "MBA". Конечно, в любой профессиональной среде есть уникумы, которые прекрасно себя чувствуют без специального образования. Но их единицы. Все же наряду с модным привкусом MBA, как продукт, обладает существенным преимуществом - он предполагает систему стандартных - в лучшем смысле этого слова - решений.

Санкт-Петербург

Владимир Чернявский, директор программы Бас ЕБРР:

В 1993 году я окончил "ЛЭТИ-Лованиум". На тот момент почти никто не предлагал MBA. В Плехановской академии программа создавалась заново, с нуля. Был тогда в Киеве довольно неплохой Институт менеджмента, но все-таки далековато ездить. Остановился на питерской школе, потому что у них за плечами три бельгийских университета со своими разработками и опытом. В "ЛЭТИ" мне были интересны вопросы, связанные с организационным развитием, курс экономики, маркетинга. Главное, что все они сопрягались с примерами из жизни. Но готового ответа нам никто не давал. Нужно было много думать над вариантами решения. А в сумме знаний оказалось даже с избытком. На практике применяется меньше половины. Вообще тем, кто идет изучать курс MBA, нужно определиться, чего они хотят: карьерного роста, научиться управлять или получать 100 тыс. долларов в год. Без этого дальнейшие шаги могут оказаться ошибочными.

Александр Миропольский, директор по развитию ЗАО "Меркури Интернейшнл":

- Я закончил 9-месячные курсы переподготовки на факультете менеджмента СПбГУ. Считаю, что инвестиции в учебу удалось "отбить" в течение трех месяцев работы. У меня сработал имидж Университета. В общем и целом результат я оцениваю как высокий. Я понял процессы маркетинга, и то, что наша компания расширяется, результат такого понимания. А конкретных решений нам никто не давал. И вообще мне кажется, что спектр мнений об MBA такой разный, потому что каждый идет туда со своими ожиданиями. В одних случаях они оправдываются, в других - нет.

Ирина Биткова, финансовый директор Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК):

- Уже два года учусь в школе Открытого университета. Мне удобна форма обучения. Могу спокойно работать, а учебе выделять свободное время. Кроме того, привлекла именно западная программа. Ведь управление советскими предприятиями было завязано на изначальной стабильности. Все было распланировано и расписано. А западные технологии менеджмента предусматривают управление в конкурентной среде, в ситуации, когда рынок подвержен изменениям. Раньше можно было построить бизнес на интуиции, ловить новые веяния (торговля, производство, привлечение инвестиций). Этот путь возможен и сегодня. Но его уже недостаточно по мере роста компании. Необходим планомерный, систематический подход. И если блоки планирования, координации, контроля и финансов я скорее совершенствовала, нежели узнавала что-то новое, то курсы маркетинга, управления развитием и изменением, человеческими ресурсами открыли много интересного. Можно сказать, что если раньше изменения в компании происходили больше стихийно, то теперь я, во-первых, целенаправленно вовлекаю в изменения сотрудников, а во-вторых, прогнозирую и управляю процессами, учитывая возможные последствия.

Алла Трубникова, руководитель службы рекламы и связям с общественностью "Инкас-банка":

- Когда я работала в консалтинговой фирме, то прошла полугодовые корпоративные курсы в ИМИСПе. Поскольку я общалась с клиентами, крупными предприятиями, знания в области менеджмента, маркетинга и финансового анализа были необходимы для того, чтобы говорить с ними на одном языке. До сих пор пользуюсь базисом, приобретенным тогда. Об MBA не задумывалась по двум причинам. Во-первых, ни один нормальный работодатель не будет отрывать руководителя от работы. Только в случае, если на человека существуют какие-то планы по карьерному росту. Во-вторых, общие знания у меня есть, и MBA скорее их просто подтвердит, нежели откроет для меня истину. Сейчас больший интерес вызывает общение с практиками в своей профессиональной среде.

Юлия Никитина, Boyden, партнер:

- Сейчас в требованиях работодателей, выдвигаемым к руководителям среднего и высшего звена, все больше появляется строчка "диплом MBA". Правда, это является обязательным условием пока только для топ-менеджеров, работающих преимущественно в сфере финансов и стратегического маркетинга. Многие российские компании активно интегрируются с западным бизнесом, и такой диплом нужен прежде всего для того, чтобы говорить с иностранным партнером на одном языке. Западный диплом дает по сравнению с российским большую гарантию качества знаний. Имидж отечественного MBA будет напрямую зависеть от уровня подготовки в тех бизнес-школах, которые его выдают.

При планировании своей карьеры не нужно думать, что MBA защитит от необходисти приобретения опыта и практических знаний. Он, скорее, дополнение, которое в будущем будет таким же элементарным условием, как, например, сейчас английский язык