Первое причастие

Ольга Комок
24 сентября 2001, 00:00
  Северо-Запад

Мэтра музыки XX века почтили в Великокняжеской усыпальнице

Музыкальный проект eNsemble, детище Института Pro Arte, - это и постоянно действующая респектабельная серия концертов современной музыки, и инструментальный ансамбль из более или менее постоянных участников, призванный эту музыку исполнять. Всего за год существования eNsemble обрел весьма заметное место в городском музыкальном ландшафте: петербургские энтузиасты музыкального авангарда вкупе со сравнительно широкими массами любителей "продвинутого" искусства протоптали в Невскую куртину Петропавловской крепости незарастающую тропу. Недавно он открыл второй сезон.

Весь концерт выстраивался вокруг одной идеи. Правда, на этот раз не провоцирующей, как бывало прежде, а напротив, вполне чинной - настолько, насколько чинным может быть траурный обряд. eNsemble решил почтить мэтра музыки XX века Игоря Стравинского, приготовив к 30-летию со дня его смерти чертову дюжину (ровно 13) музыкальных эпитафий, написанных западными и отечественными композиторами - частью по личному желанию, частью по заказу влиятельного музыкального журнала Tempo. Эти лаконичные эпитафии перемежались траурными сочинениями самого Стравинского и исполнялись без перерыва и аплодисментов. Место для полуторачасового бдения под названием "Эпитафии Стравинского, эпитафии Стравинскому" было выбрано соответствующее - Великокняжеская усыпальница Петропавловского собора. Бой часов и колокольный перезвон Петропавловки добавил партитуре концерта несколько незапланированных, но весьма подходящих случаю звуков.

Вполне в традициях своей предыдущей деятельности eNsemble предъявил публике нелегкие требования. Череда коротких, все как одна, медленных и размеренно-печальных эпитафий, различия между которыми подчас были едва заметны, могла показаться бесконечной, как затянувшаяся панихида. Знаток траурных опусов самого Стравинского мог увлеченно вылавливать их отголоски в произведениях учеников и эпигонов. Остальным же следовало доверяться воле составителей программы, сгруппировавших и повторявших сочинения так, чтобы выявить их родство или подчеркнуть несхожесть (хотя бы тембровую). Опыт, поставленный eNsemble, послужил лишним (или все же не лишним?) доказательством тому, что лучше Стравинского траурных канонов никто не писал: сыгранные дважды и обрамлявшие весь концерт "Траурные каноны памяти Дилана Томаса", повторенная же "Эпитафия к надгробию князя Фюрстенберга", или "Элегия памяти Альфонса Онну" явились эталонами, измерять по которым творения коллег Стравинского - задача неблагодарная.

Впрочем, цель eNsemble состояла, по-видимому, отнюдь не в стремлении "раздать всем сестрам по серьгам". "Белое", нарочито европеизированное звучание ансамбля - точнее, нескольких маленьких составов, постоянно находившихся на сцене, но игравших по очереди, - взывало к объективности и безоценочному восприятию. Холодноватая, строгая атмосфера концерта, которой так добивался eNsemble, превратила это светское музыкальное мероприятие в ритуал. А именно - в обряд причащения искусству Стравинского, в котором приняли участие как создатели эпитафий, так и музыканты, исполнившие их. Возможно, для eNsemble столь демонстративное, торжественно обставленное причащение творчеству Стравинского - настоящему "символу веры" музыки XX века - это что-то вроде первого причастия. Катехизис современной музыки в прошлом сезоне был успешно пройден, теперь - самое время для конфирмации.

Санкт-Петербург