Тридцать три богатыря

В Пскове наступает "новая политическая реальность"

На сессии Псковского областного Собрания депутатов 27 сентября в первом чтении были приняты поправки к Уставу области, а также новый Закон "О выборах депутатов Псковского областного Собрания депутатов". Число депутатов Собрания увеличивается до 33 за счет 11 депутатов, избираемых по партийным спискам. Таков компромисс, достигнутый псковской политической элитой после продолжавшейся более полугода ожесточенной борьбы за способ формирования областного ЗАКСа. Компромиссу предшествовали активные закрытые переговоры, позволившие внести новые документы в Собрание за два дня до сессии через дополнительную повестку дня (это сделал депутат Виктор Антонов) и принять их без обсуждения и дискуссий, буквально за несколько минут.

Несмотря на то, что на октябрьской сессии Собрания должно состояться второе чтение законопроектов, а затем их будет утверждать глава администрации области, все вовлеченные в политический процесс силы заявляют, что компромисс достигнут и ревизии не подвергнется. Что же произошло и какие последствия будет иметь это событие для регионального политического процесса?

Рука Путина

Не вызывает сомнений тот факт, что компромисс является вынужденным и в известной степени "продавлен" общероссийской реформой избирательного законодательства и недавно внесенными в Государственную Думу очередными президентскими законодательными инициативами. В соответствии с ними не менее половины депутатов законодательных органов субъектов Федерации должны избираться по представительной системе, то есть по партийным спискам. Любопытно, что и сторонники, и противники областного закона в споре между собой, точно соревнуясь в преданности президенту, апеллировали к его мнению. Первые говорили, что действуют в русле президентской политики как единомышленники, а вторые - что надо сначала дождаться, пока президент проведет свою инициативу через Госдуму, чтобы затем как можно точнее скопировать ее на региональном уровне. Если бы изначально спор вокруг закона о выборах шел только о расширении числа депутатов, то характер дискуссии был бы несколько иным.

Стратегическое выживание

Но первое конфликтное предложение администрации губернатора области Евгения Михайлова ввести пропорцию 50 на 50 без увеличения числа депутатов Собрания (схема "11 на 11") превратило политико-правовую по сути дискуссию в борьбу действующих депутатов за выживание. По образному выражению одного из псковских законодателей, вопрос принял "шкурно-меркантильный" характер. Предполагаемое укрупнение одномандатных избирательных округов сталкивало депутатов лбами в борьбе за новые мандаты и существенно сокращало влияние глав местного самоуправления на процесс формирования Собрания. Более того, это предложение администрации области подлило масла в огонь недоверия между двумя ветвями региональной власти, поскольку было воспринято депутатами (надо сказать, не без оснований) глубоко лично. Впрочем, не стоит упрощать: борьба за тот или иной вариант псковского закона о выборах не была только борьбой за "кресла". На самом деле это было столкновение сторонников двух стратегически разных принципов формирования власти - индивидуалистического и системного.

Противники партийных выборов дружно продвигали тезис о безответственности партийных депутатов перед народом, как будто за кандидатов по партийным спискам будут голосовать только члены партий, а не те же самые граждане, избиратели. Сторонники партийных списков убеждали в том, что ответственность партий перед избирателями даже сильнее, так как от качества работы любого партийного депутата будет зависеть популярность и сила всей партии, заинтересованной в успехе на следующих выборах не меньше, чем депутаты-одномандатники.

Те, кто против

Многие аргументы сторон становятся понятными, если посмотреть, какие конкретно личности отстаивали тот или иной вариант выборов и каковы политические судьбы этих людей. Среди наиболее известных противников партийных списков - председатель областного Собрания депутатов Юрий Шматов, депутат Государственной Думы Михаил Кузнецов, областные депутаты Игорь Савицкий, Борис Полозов.

Юрий Шматов, партийно-советский работник с большим стажем, в посткоммунистические времена сделал ставку на личную харизму и многочисленные связи в регионе; его значительное политическое влияние основывается в первую очередь на личном политическом ресурсе, что подтверждено политическими и социологическими исследованиями. По политическим взглядам Шматова можно отнести к "левому центру". Но влиятельной партии, занимающей эту политическую нишу, в России до сих пор нет.

Михаил Кузнецов, начавший свой путь в политику с фракции ЛДПР в Госдуме и прошедший в парламент именно по партийному списку, в новом составе Думы, по имеющейся у АПИ "Навигатор" информации, достаточно долго размышлял, входить ли ему в ту или иную фракцию. Рассматривались самые разные варианты - "Единство", "Народный депутат", "Союз Правых Сил". Скорее всего, все четыре фракции благосклонно рассмотрели бы предложение депутата-одномандатника, но, судя по всему, "прививка" от ЛДПР и, нежелание попасть в зависимость от недолговечных "партий власти", опасение принять участие в недолговечных "партиях власти", остановили Кузнецова. В 1999 году, при уходящем президенте Ельцине, его решение многим аналитикам казалось весьма разумным. Но сейчас, когда составной частью президентской государственной реформы стала реформа деятельности политических партий, тактический выигрыш может обернуться стратегическим проигрышем.

Игорь Савицкий, характерная политическая фигура на псковской политической сцене, в основу своего политического имиджа положил демонстративную независимость от каких-либо властных и политических структур. При этом "свободный игрок" Савицкий среди псковских политиков имеет репутацию талантливого популиста. Будучи, как предприниматель, по определению не только сторонником, но и носителем правой политической идеологии, он позволяет себе выступать с декларациями левого толка, приятными слуху значительной части избирателей. Однако социальная база правых партий в Псковской области еще меньше, чем в России в целом. При официальном занятии естественного для него края политической скамьи Савицкий рискует значительно уменьшить число своих сторонников, до сих пор удивительным образом не связавших своего избранника с праволиберальными взглядами.

Борис Полозов, вступивший, в отличие от Юрия Шматова, в новую российскую партию власти "Наш Дом - Россия", имел все основания в ней разочароваться - партия не сильно помогла председателю своего регионального отделения на выборах в Госдуму, да и сама вскоре сошла со сцены. Места в псковском варианте новой "партии власти" - "Единства" - Полозову не нашлось.

Те, кто за

Посмотрим теперь на сторонников партийных списков на региональных выборах - губернатор области Евгений Михайлов, депутаты областного Собрания Геннадий Бубнов, и Александр Христофоров, лидер местного "Яблока" Лев Шлосберг. Почти все эти люди придерживаются различных политических взглядов, но при этом все состоят в политических партиях. Их место в псковской региональной политике во многом связано с федеральными политическими организациями - "Единством", КПРФ, ЛДПР, "Яблоком".

При этом личные политические истории этих политиков весьма и весьма отличаются. Одни постоянно дрейфовали из одной политической партии в другую, другие были более стабильны в своих политических пристрастиях. Но всех этих политиков сделала сторонниками "партийной" схемы выборов принципиальная ставка на институт политических партий как системный инструмент государственного управления, при котором партии выступают консолидированными выразителями взглядов различных частей общества, а представители партий в парламентах любого уровня озвучивают и отстаивают эти интересы. Политическая система страны и ее регионов при такой схеме становится более жесткой, предсказуемой и, в некотором смысле, более стабильной.

Но при такой системе роль политиков-одиночек в коллегиальных органах власти, к которым относится и псковский ЗАКС, резко падает. Им уже трудно стать лидерами, не обозначив четко своей партийной позиции в общем спектре политических сил, не заняв место в той или иной политической команде. Поэтому можно утверждать, что противодействие значительной части псковских политиков введению партийных списков на выборах областных законодателей - это не просто борьба за возможность избраться в очередной раз, это борьба за влияние (явное или теневое) на будущий областной парламент.

Весенние перспективы

Впрочем, проблема избирательной схемы не является единственной. В частности, ждет своего решения вопрос о нарезке избирательных округов, уже являющийся полем для конфликтов. Типы округов на территории области теперь уже не могут отличаться между собой, возможны либо только одномандатные (с неизбежным разделением районов на волости) либо только двухмандатные (и более) избирательные округа. А это - совершенно разные сценарии выборов.

Есть и другая проблема. Рано или поздно федеральный закон будет принят, и чрезвычайно высока вероятность, что принят он будет в президентской редакции - то есть доля депутатов, избранных по партийным спискам, должна будет составлять, как и в Государственной Думе, 50%. Что тогда сделают псковские законодатели - разделят 33 на два (с понижающим или повышающим округлением до 32 или 34) или увеличат число депутатов Собрания в очередной раз, доведя их число до 44, остается неясным. Задаваться этими вопросами необходимо уже сейчас, если действующая власть и общество намерены стабилизировать заметно разбалансированную и плохо предсказуемую политическую ситуацию в области.

Так или иначе, в Псковскую область приходит новая политическая реальность и вновь, как это уже неоднократно бывало, она приходит в рамках общенациональной государственно-политической реформы. Годы и годы мерзнувший в российском парламенте закон "О политических партиях" был вытащен на свет, переработан и принят по законодательным меркам практически молниеносно. Псковская область, как может, поспешает за российским поездом.

Адаптация псковских политиков к новой реальности проходит чрезвычайно болезненно. Во многом это является следствием неразвитости региональных политических институтов в целом, но отчасти отражает и обычный здоровый консерватизм провинциального политического сознания. Окончательные выводы о качестве региональной политической реформы возможно будет сделать не раньше чем через полгода, весной, по результатам выборов, когда область пройдет еще один непростой этап политического самоопределения.

Псков