Трубы начали дымить

После продолжительного спада машиностроительные предприятия Калининграда взяли курс на развитие

В конце сентября губернатор Калининградской области Владимир Егоров собрал в областной администрации руководителей крупнейших машиностроительных предприятий региона, чтобы поздравить их с профессиональным праздником. Губернатор отметил, что за восемь месяцев текущего года объем производства в машиностроительной отрасли увеличился на 23 процента. Но встреча не ограничилась дежурным вручением почетных грамот - из официозного обмена реверансами она плавно перетекла в "разговор по душам". И тогда выяснилось, что, несмотря на впечатляющий рост, машиностроение только начинает выбираться из затяжного кризиса. И мешают этим попыткам главным образом географическое положение региона и дефицит трудовых ресурсов.

Непрофильная отрасль

Для Калининградской области машиностроение никогда не было ведущей отраслью. В регионе не было и нет машиностроительных гигантов, и по большому счету отсутствуют основные условия для развития этой отрасли: сырьевые и энергетические базы далеко, интеллектуальные ресурсы, благодаря локальной образовательной ориентации, сосредоточены в основном в рыбопромышленном комплексе. В середине 90-х годов в общей структуре промышленности разнопрофильное машиностроение удерживало примерно 30%.

Тем не менее в советские годы ряд машиностроительных предприятий области был широко известен и за ее пределами. Это, в первую очередь, судостроительный завод "Янтарь" и производитель высокоточного электронного оборудования завод "Кварц", работавшие на оборонку, а также вагоностроительный завод, специализировавшийся на выпуске вагонов-самосвалов для ТЭК. Общероссийский экономический кризис минувшего десятилетия еще больше понизил в статусе калининградское машиностроение. Деградация ВПК поставила на грань банкротства большинство оборонных предприятий области. В частности, как отметил однажды нынешний гендиректор АО "Прибалтийский судостроительный завод "Янтарь"" Николай Волов, во второй половине 90-х годов предприятие в течение четырех лет было полностью отрезано от оборонного заказа. Еще раньше, в 1992 году, по этой же причине почти встал расположенный в Черняховске завод "Карат". Аналогичная картина наблюдалась и на других предприятиях ВПК. С прекращением холодной войны многие наукоемкие производства стали ненужным экономическим балластом. Все шло к тому, что в Калининградской области могло не остаться ни одного мало-мальски значимого машиностроительного производства.

Перелом произошел в конце 90-х годов. О калининградском машиностроении вновь заговорили в связи с пуском линии по сборке автомобилей BMW на ЗАО "Автотор". Затем вспомнили и о "Янтаре", который неожиданно для многих начал работать на экспорт, строя коммерческие суда для норвежских и голландских заказчиков. Стали поступать заказы и на другие крупные предприятия машиностроительной отрасли.

Между экспортом и импортом

Глава Минэкономразвития Герман Греф не устает утверждать, находя все больше сторонников среди региональных чиновников, что в Калининградской области необходимо развивать производство, ориентированное на экспорт. Действительно, учитывая географическое положение региона, удаленность от "материковой" России, подобная точка зрения вполне обоснована.

Тем не менее, и это отмечают многие специалисты, главное, что позволило калининградской промышленности преодолеть кризисные тенденции, это "распахнувшиеся ворота российского рынка". И машиностроение здесь не исключение. Подавляющее большинство машиностроительных предприятий области преодолело фазу деградации только благодаря развитию импортозамещения. Казалось бы, тупиковое направление для Калининграда, но именно оно приносит наиболее ощутимые дивиденды региональной экономике.

Если среди успешных экспортеров сейчас можно выделить лишь два предприятия - АО "Балткран", на 20% принадлежащий германскому концерну Noell, которое поставляет на Запад и Восток (в частности, в Китай) грузоподъемное оборудование, а также упоминавшийся уже ПСЗ "Янтарь", - то оживление на других региональных машиностроительных "тяжеловесах" связано в первую очередь с потребностями российского рынка.

Эталонный пример калининградского импортозамещения в течение последних лет демонстрирует "Автотор", освоивший на двух производственных площадках сборку автомобилей BMW 5-й и 7-й серии и KIA. В ближайшем будущем планируется запуск лакокрасочного производства и сварки корпусов автомобилей KIA. В этом случае, по словам исполнительного директора Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области Александра Милько, можно уже будет говорить не об автосборке, а об автопроизводстве.

Почти всю свою продукцию поставляет на рынок "материковой" России и бывший филиал "Кварца", а ныне единственный в области производитель холодильных витрин - завод "Источник", расположенный в городе Багратионовске. По словам гендиректора "Источника" Бориса Митрофанова, планирующийся в ближайшее время переход на новую технологию позволит предприятию увеличить производство холодильных витрин в три с лишним раза - с 200 до 700 единиц в месяц.

В последние два года заметно оживилась работа другого машиностроительного предприятия из "провинции" - гусевского завода "Микродвигатель", выпускающего двигатели малой мощности для бытовой техники. Темпы роста производства с начала нынешнего года, как отметил директор предприятия Владимир Калинин, составили 20 процентов. Более половины продукции "Микродвигателя" реализуется в регионах "большой" России.

Битва за Россию

Между тем, "большая" Россия встречает продукцию калининградских машиностроителей не с распростертыми объятиями. Проблемы на российском рынке начинаются с "борьбы за оборонный заказ", которую ожесточенно ведет ПСЗ "Янтарь" с питерскими верфями, и заканчиваются, по мнению калининградских машиностроителей, "неравными условиями конкуренции" с российскими предприятиями.

Последнее обстоятельство обусловлено наличием такой незыблемой вещи, как государственные границы, а также связанной с ними системой таможенной бюрократии. По мнению руководителей машиностроительных предприятий, "система таможенных оброков, налагаемых на вывозимую из области продукцию, фактически приравнивает калининградский товар к импорту". Как считают производители, кроме завышенных тарифов весьма актуальна проблема длительности таможенного оформления грузов. Особенно выросли задержки нынешним летом в связи с реорганизацией Калининградской таможни: число центров таможенного оформления сократилось с пяти до двух, время от времени упраздняются склады временного хранения. В результате у калининградских предприятий увеличиваются издержки, повышается конечная стоимость продукции и падает конкурентоспособность производства.

"Сегодня отправить продукцию в Россию значительно труднее, чем за границу", - отметил на встрече с губернатором генеральный директор "Балткрана" Олег Ермолаев. Кроме этого, как признались промышленники, большие трудности возникают и при транспортировке продукции, вынужденной неделями простаивать просто из-за отсутствия вагонов. Причем, по словам машиностроителей, найти на сей счет компромисс с Калининградской железной дорогой - монополистом в своей отрасли - вопрос не легкий.

Юристы вместо фрезеровщиков

Крылатая фраза о том, что кадры решают все, сейчас, как никогда, применима к калининградскому машиностроению. Как признаются специалисты, за десять лет реформ в области практически уничтожена система начального и среднего профессионального образования. По словам одного из промышленников, в регионе за десять лет потеряно три поколения высококвалифицированных рабочих.

Статистика, однако, в этом отношении более осторожна. По данным на середину 80-х годов, в Калининградской области насчитывалось 25 профессионально-технических училищ, сегодня их осталось 23. Вместе с тем количественные показатели в этом случае не могут служить объективным источником для анализа ситуации. За десять лет коренным образом изменилась содержательная сторона подготовки в профессионально-технических училищах и в меньшей степени - в средних специальных учебных заведениях. Многие бывшие ПТУ от подготовки квалифицированных рабочих перешли к подготовке специалистов, не имеющих прямого отношения к "станку и наковальне" - юристов, менеджеров, референтов и т. д. По словам Бориса Митрофанова, экономистов сейчас в области больше, чем токарей или фрезеровщиков. Показательно, что профтехучилище, в советские годы успешно готовившее кадры для одного из крупнейших калининградских заводов - "Кварца", сейчас исправно поставляет на рынок юристов, референтов и прочих "гуманитариев".

Аналогично развивается ситуация и в области высшего технического образования. Растеряв в 90-е годы лучшие инженерные кадры, в начале нового века область столкнулась с их жестким дефицитом. Местная высшая школа восполнить пробел не в состоянии, поскольку специализируется по преимуществу в гуманитарной отрасли знаний. Технический же сектор образования сфокусирован в основном на потребности рыбопромышленного комплекса.

В ответ на вызов времени, связанный с нехваткой рабочих кадров, предприятия пытаются решить эту проблему собственными силами: открывая, например, на заводе курсы повышения квалификации, как поступает руководство "Источника". Или пытаясь все же поддержать на плаву советскую систему заводских ПТУ, как это делает завод "Янтарь".

Вместе с тем все прекрасно понимают, что это лишь полумеры. Подъем отрасли хотя и впечатляет, но не настолько, чтобы дать по-настоящему мощный толчок к развитию системы подготовки кадров. Генерируемый машиностроительными предприятиями спрос на специалистов пока не настолько мощный, чтобы поднять всю систему профессиональной подготовки. Каждое предприятие вынуждено решать эту проблему самостоятельно. И без помощи государства здесь трудно обойтись.

Одно тянет другое

Как бы там ни было, несмотря на кадровый голод, таможенные заморочки, проблему энергетического дефицита, актуальную для всей региональной промышленности, машиностроительная отрасль постепенно выбирается из кризиса. Кроме статистики, об этом свидетельствует и такое явление, как открытие новых производств. Недавно на Россию начала работать фирма по сборке телевизоров датских и шведских марок, планирующая выпускать до 200 тысяч единиц в год. В стадии согласования находится также проект по организации сборочного производства технологического оборудования для торговли и общественного питания - выпуска пивных охладителей.

Важный фактор, подстегнувший рост производства, - увеличение объемов инвестиций в региональную экономику. Причем как иностранных, так и российских. Похоже, внешние экономические контрагенты Калининграда - Запад и Россия - внимательно следят друг за другом и работают в отношении Калининграда почти в унисон. Показательна в этом отношении синхронность поступления инвестиций в региональную экономику. Так, согласно данным администрации Калининградской области, в I полугодии 2001 года рост инвестиций в основной капитал составил 158,8%, рост иностранных инвестиций - 168%. В прошлом году аналогичные показатели составили соответственно 158% и 104,8%.

Сейчас все ждут определенного политического решения, касающегося перспектив Калининградской области и, в случае если оно оправдает-таки ожидания потенциальных инвесторов с обеих сторон, сама собой отпадет дилемма "экспортоориентация - импортозамещение". В том числе и в отношении машиностроительной отрасли, которая потенциально способна успешно работать и на российский и на европейский рынок.

Калининград