Сицилийская тележка

Мафия - культурное явление. И победить ее можно только с помощью культуры

Даже если не относиться всерьез к расхожему ярлыку "криминальная столица России", петербуржцам безусловно интересно будет узнать, каким образом жители "мировой криминальной столицы" - сицилийского Палермо - справились со своей мафией. Уникальным опытом, можно сказать, философией такой борьбы, с корреспондентом журнала "Эксперт С-З" поделился бывший мэр Палермо, ныне депутат Европарламента Леолука Орландо. Именно ему, близкому другу и соратнику знаменитого судьи Джованни Фальконе (убитого мафией), за десять лет работы в должности мэра (он избирался трижды - максимально возможный по конституции срок) удалось превратить свой город в процветающий культурный центр, чьи жители начали уже забывать, что такое ночные выстрелы на улицах.

- Господин Орландо, действительно ли жить в Палермо было так опасно или это тоже преувеличение, как и клеймо, которым политики припечатали Петербург?

- Даже я, мэр Палермо, должен был скрываться от мафии. В 1988 году итальянское правительство честно мне сообщило, что не в состоянии гарантировать безопасность мою и моей семьи, не раз советовало мне уехать из страны.

В течение десяти лет в Палермо погибли 2400 человек. Можно сказать, что в городе почти не осталось жителей, у кого бы не погиб от рук мафии друг или родственник. Тогда всю экономику Сицилии контролировала мафия. Сейчас у нас свободный рынок. В течение десяти лет у нас работал только один театр, а 20 театров были закрыты. Теперь открыт 21 театр. И это крайне важно.

- Господин Орландо, раскройте секрет вашего успеха. Как вам удалось победить мафию?

- Палермо изменился благодаря культуре. Это первый город мира, который боролся против мафии с помощью концертов и театральных действий. Мы открыли, что есть тесная связь между мафией и культурой.

Я очень четко разделяю понятия "нормальная криминальность" и "криминальность личности". Первая - это бизнес, способ наживы. Вторая связана с культурными особенностями личности. Мафия без определенной географической, культурной привязки не существует. Сицилийская использовала культурные особенности сицилийцев в свою пользу - и против них самих. Например, семья очень важна, это основа культуры, традиция. И мафия это использовала. Дружба для сицилийца - это тоже основа жизни. И дружба стала средством сплочения криминальной группировки.

Мы решили бороться с мафией их же оружием, то есть использовать наши культурные особенности. Например, счастье по сицилийской традиции - это очень важно. И мы сказали: мы - не против мафии, это мафия - против нас, против нашего права на счастье. Если бы я заявил, что против мафии, то все граждане Палермо начали бы смотреть "футбольный матч" между мэром и мафией, ожидая, кто выиграет. Они были бы простыми зрителями. Но я сказал: "Мафия - против меня, против моего права жить настоящей жизнью, улыбаться, быть настоящим сицилийцем". И все поняли, что мафия - против всех.

Мы назвали наш метод "сицилийская тележка". Она двухколесная. Одно колесо - репрессии. Это полиция, суд, спецслужбы. Другое колесо - культура. Это театр, религия, школа, воспитание. Чтобы карета ехала, колеса должны крутиться с одной и той же скоростью. Сегодня колеса "сицилийской тележки" крутятся гармонично.

- А что конкретно вы предпринимали в рамках этого метода?

- Мы сделали почетными гражданами Палермо известных людей: короля Испании Хуана Карлоса, Далай Ламу, некоторых нобелевских лауреатов. Кроме того, избрали почетными гражданами несколько десятков осужденных на смертную казнь. Этим продемонстрировали, что можно бороться с преступностью, но выступать против смертной казни. Применяли другие методы. Например, я добился решения правительства о конфискации имущества осужденных мафиози и передаче его городу Палермо. Я считаю, что крестный отец, который сидит в тюрьме, но имеет имущество и деньги, намного опаснее крестного отца, у которого ничего нет.

Палермо стал самым богатым городом Италии, потому что мы конфисковали все, что было у крестных отцов - тысячи и тысячи миллиардов. И объясняли жителям, что улучшаем их жизнь за счет имущества мафии. Например, на виллах организовывали лечебные центры для молодых наркоманов. И при входе повесили таблички, где было указано, например, что эта вилла принадлежала такому-то крупному мафиози, который разбогател с помощью продажи наркотиков. А здание в центре города, которое принадлежало крестному отцу, мы использовали под казарму для полицейских.

Или другой пример. В Палермо было много мэров, и только один из них не дружил с мафией - тот, который был до меня. Потому что сам был мафиози. Мы конфисковали его дома. В одном здании было 39 квартир, и я как мэр отдал их бедным людям, которые не имели жилья. Мы объясняли, что общество получает обратно богатства, которые мафия украла у народа.

Еще один важный момент. Конфискация криминальных капиталов стала условием развития свободного рынка. Если эти богатства остаются нелегальными, не может существовать свобода и демократия - потому что "теневые" капиталы подрывают основы и рынка, и демократии. Если городом будет управлять мафия, то туристы не приедут, предприниматели из других стран не будут инвестировать - и город постепенно зачахнет. 10-15 лет назад в палермском аэропорту приземлялись самолеты, в которых летали только сицилийцы да немногочисленные журналисты, пишущие про мафию. А если вы сегодня приедете к нам, мне вас придется приглашать домой, потому что в гостинице не найдется свободного места, так сейчас много туристов - а ведь это работа для сицилийцев, приносящая им процветание.

- Господин Орландо, если я вас правильно понял, один из секретов вашего успеха - это то, что борьба с мафией стала всенародной. Как вам удалось поднять народ?

- Когда я пришел в администрацию, наша мафиозность была уже хронической болезнью - люди закрыли глаза и уши и говорили: "Пусть они (власти и мафия. - Ред.) дерутся между собой". Эта хроническая болезнь даже перешла в стадию острой: начались репрессии, мафия стреляла и убивала всех вокруг - и судей, и полицейских, и чиновников. И тогда все поняли, что мафия против всех нас. Люди снова открыли глаза, рот и уши. Тысячи людей оккупировали площади и сказали: "Хватит!". Тысячи людей взялись за руки и окружили город Палермо, тем самым свидетельствуя, что они против мафии.

У нас было очень много случаев, когда создавали гражданские комитеты. Расскажу одну интересную историю. Три жительницы Палермо предложили всем женщинам города взять простыни и повесить их прямо под балконом как знак протеста против мафии. И тысячи женщин повесили свои простыни под балконами. Почти на всех зданиях города висели простыни, а если где-то их не было, мы знали - там живет мафиози. У меня уже 16 лет есть телохранитель - я не смелый человек. Смелый человек - это первая женщина, которая повесила простыню. Смелость, которую имели тысячи женщин, как раз и изменила ситуацию.

Нам удалось преодолеть ходячий предрассудок, сформулированный в сицилийской поговорке "Кто рождается круглым, не может стать прямоугольным", то есть что люди не могут меняться, не могут изменить свой образ жизни, стереотипы, привычки. Мы победили, когда поняли, что можем измениться, когда обрели внутреннюю уверенность, что можем победить. Главная наша трагедия была в том, что весь мир ассоциировал Сицилию с мафией. Наш враг был известен в лицо. Мы просто терпели, а все думали, что все мы криминальны. Мы начали побеждать мафию, когда твердо сказали себе: "Это наш враг!". Сицилийцы поняли, что нужно уважать законы, нужно, чтобы экономика была легальной, потому что только это дает возможность развиваться. Сейчас в Палермо уважают законы. И русскую мафию можно победить только тогда, когда русские поймут, что русская мафия - это враг, даже если имеет русское лицо.

- Господин Орландо, можете ли вы сказать, что достигли поставленной цели и одержали победу над мафией?

- Есть три компонента, составляющие мафию, ее структуру и ее философию - рука, которая стреляет, голова, которая управляет, и, наконец, сердце, которое имеет финансы. Чтобы победить мафию, надо уничтожить все это трио. Борьба против руки - дело полиции и федеральных властей. Ликвидировать голову должен каждый город в отдельности - это проблема прежде всего культурная. Но сердце мафии, то есть ее финансы, не находится в отдельном городе или в отдельной стране. Здесь в борьбу должен вступить весь мир вместе.

Палермитане нашли силы противостоять голове. Итальянское правительство помогло нам разделаться с рукой. Но сердце нам победить пока не удалось. Поэтому я предлагал Европейскому парламенту принять закон об обязательной конфискации имущества членов организованных преступных сообществ и Палермо приводил в качестве успешного примера такой практики. Сейчас, после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, американцы это поняли и по приказу президента Буша были конфискованы деньги террористов, закрыты подозрительные счета в банках. Помимо глобализации мировой экономики есть и глобализация криминальности, которая связана с личностью, с культурой. И с этой криминальной глобализацией мы должны бороться. Потому что она подрывает первую - глобализацию цивилизации и прогресса.