Пора ускорять реформы

Предотвратить кризис можно только резким ускорением экономических реформ. Одним из признаков слаборазвитости российской экономики является низкая стоимость отечественных компаний. Доходит до абсурда, когда капитализация (общая стоимость акций на фондовом рынке) крупнейшей в Ленобласти птицефабрики, работающей с большой прибылью, равна 7 млн долларов - стоимости "свечного заводика" на Западе. Не являются исключением даже такие гиганты, как РАО "Газпром", РАО "ЕЭС России" или нефтяные компании.

Лишенные серьезных вливаний со стороны инвесторов - покупателей акций (а на таких вливаниях в значительной мере держится вся экономика, например, США), даже перспективные российские компании не могут энергично развиваться. А значит, платить достойную зарплату своим работникам, через налоги содержать пенсионеров, врачей, учителей и других бюджетников. Не говоря уж о дорогах, школах, больницах и прочей социальной инфраструктуре.

С другой стороны, всему есть свое объяснение. Так, в интервью журналу "Эксперт" в 43 вице-президент "ЛУКойла" Леонид Федун заявил, что цены акций российских нефтяных компаний не зависят ни от цен на нефть, ни от экономической ситуации, а исключительно "от настроения западных инвесторов". Без особенного преувеличения можно сказать, что такими "настроениями" определяется стоимость всей российской экономики.

Зависимость нашего материального благополучия от настроений, мнений, ощущений и вообще чисто субъективных оценок посторонних людей, а не от "железных" рыночных факторов, конечно, унизительна для национальной гордости россиян. К тому же крайне ненадежна, ибо подвержена, кроме прочего, еще и политической конъюнктуре. Впрочем, настроения могут быть не только негативными, снижающими истинную цену, но и радужными. Так, известная "перегретость" американской экономики обусловлена именно этим (например, совокупная стоимость акций компании "Miсrosoft" в десятки раз превышает объем ее годового дохода, обычно принимаемого за норму капитализации). К нынешней России инвесторы относятся иначе. И ничьей вины, кроме нашей собственной, здесь нет.

"Настроение" как экономический фактор преобладает там, где плохо работают рыночные механизмы. В России, к сожалению, ситуация именно такова. Нормальные рыночные механизмы у нас сильно искажены неадекватным им законодательством и административными барьерами, отражающими еще во многом советский (то есть фискально-репрессивный) менталитет политической и чиновничьей элиты. Да и, к сожалению, значительной части населения, приводящей такую элиту к власти.

Исправить ситуацию можно только проведением серьезных реформ или хотя бы путем установления цивилизованных правил игры на рынках, что в наших условиях чиновничьей дикости равносильно радикальной реформе. В прошлом номере "Эксперта С-З" мы писали о плачевном состоянии рынка экспедиторских услуг (от которого зависит вся торговля в стране, в том числе сбыт продукции промышленных предприятий) из-за бездарности руководства МПС и ГТК, по сути саботирующих правительственную политику по устранению административных барьеров в экономике.

Можно привести много примеров прямой зависимости развития отечественных предприятий, да и экономики в целом, от реформ в стране. Обнаруживаются даже совсем неожиданные, на первый взгляд, связи. Так, Леонид Федун считает, что реальный скачок цен на фондовом рынке, способный преодолеть недооцененность российских компаний, произойдет тогда, когда будет запущена пенсионная реформа и на рынке появятся длинные деньги пенсионных фондов и страховых компаний.

Между тем этого скачка придется ждать еще долго. По плану правительства, пенсионная реформа начнется лишь в 2004 году, а желаемый эффект (повышение капитализации компаний) проявится еще через какое-то время. Впрочем, другие реформы тоже движутся ни шатко ни валко. В особенности те, что связаны с преодолением чиновничьих барьеров, хотя они во многих случаях важнее институциональных (любую такую реформу, даже доведенную до логического конца, можно легко свести на нет ведомственными инструкциями - это не раз бывало в России, в том числе и в Петербурге). Как считают специалисты, главная причина медлительности - в отсутствии политической воли первых лиц.

Существует закономерность - чем лучше идут дела в стране, тем меньше у ее лидеров воли к реформам, даже если они необходимы и для их проведения имеются ресурсы (те как раз потому и имеются, что ситуация благоприятная). Казалось бы, все есть, так и давайте, вперед! Но власть имущие, как и народ, всегда боятся перемен - даже хороших. К тому же они, подобно большинству нынешних директоров предприятий, не склонны думать о перспективах, заниматься стратегией. Их больше занимает текучка и латание дыр. Да это и проще - думать можно меньше.

"Большая беда нужна!" - замечает проницательный Жванецкий. И действительно, как показывает практика, к реформам в России начинают относиться всерьез только тогда, когда у страны кончаются нефтедоллары. Пока они есть, реформы в лучшем случае начинают, не торопясь доводить их до конца, а чаще - о них просто рассуждают с различных трибун. Сейчас "большая беда" к начальству опять, похоже, подступает. Мировые цены на нефть снова упали до угрожающего их спокойной жизни уровня. И если ничего не предпринять, то даже согласие наших нефтяных компаний снизить добычу не остановит приближение трудных времен. Министр финансов Алексей Кудрин уже предупредил об этом общественность. Наступает пора реформаторского обострения.