Дизайнеров встречают по одежке

Российские модельеры находятся на разных стадиях готовности к большому бизнесу

Дизайнеров одежды ежегодно выпускают несколько специальных учебных заведений, число которых с годами постепенно возрастает. Чаще всего выпускники работают на крупных фабриках, предпочитающих обходиться собственным дизайнерским штатом и не приглашать для создания коллекций более известное имя со стороны. Некоторые идут в ассистенты к опытным дизайнерам, другие делают сценические костюмы для отдельных артистов, а также эстрадных и музыкальных коллективов. Оценить общее число дизайнеров крайне сложно, поскольку многие из них практически неизвестны в профессиональном кругу.

По мнению дизайнера Елены Бадмаевой, "дизайнеру одежды живется хуже, чем другому дизайнеру - скажем, по интерьерам. Я работаю с 9 утра до 9 вечера, а он может вставать в 13 часов и зарабатывать свои деньги легче". Екатерина Васильева, преподаватель Училища им. барона Штиглица, говорит: "Мода - это такая сфера, в которой могут быть востребованы единицы. Нашим выпускникам, для того чтобы достичь успеха, не всегда хватает каких-то личных качеств, но прежде всего - соединения таланта художника и навыков менеджера. Особенность петербургского рынка - это маленькие, полузакрытые ателье, где изготавливают эксклюзивные вещи".

Хотя большинство дизайнеров работают по индивидуальным заказам, они делают порой и коллекции, которые показывают по случаю, нередко в клубах. Широкой публике большинство из них неизвестно.

Петербургские бренды

Из более или менее известных дизайнеров, работающих по индивидуальным заказам, следует упомянуть Владимира Бухинника (преимущественно театральные костюмы), Александра Арнгольдта, Элеонору Кууринен (ее ателье работает как обычное портновское, не дизайнерское). Время от времени выставляют свои коллекции также Катя Навальная (ассистент Модного дома "Татьяна Парфенова"), Светлана Воробьева, Лариса Дмитриева, Марина Седова, Мила Соболева, Илья Челышев, Лариса Ткаченко, супруги Яновы, Диана Голубкова, Яна Сафарова.

Бутик "Янис Чамалиди" выполняет около 30 индивидуальных заказов в месяц (15%), постоянных клиентов около 50 человек, из них 15-20% составляют москвичи, 5% -иностранцы, делает и "кутюрные" коллекции (20%). Пальто от Чамалиди стоит около 600 долларов, костюм - 350, вечернее платье, по особому заказу отделанное ручной вышивкой, может стоить от 1000 до 8000 долларов, смотря сколько часов вышивки потратят на него мастерицы. Эти вещи заказывают преимущественно москвички и иностранки. Они же предпочитают приобретать корсеты и оригинальные вещи, которые обычно так просто не купишь.

Линии готовой одежды кроме петербургского бутика продаются также в Екатеринбурге, Мурманске, Пскове и Архангельске. Ассортимент одежды преимущественно женский и молодежный - куртки, блузы, брюки. Стоимость этих вещей - от 30 долларов до 200 долларов. Вещи отшиваются на фабрике " Северина" и в мастерских "Гелион", ткани на эту линию идут итальянские. Сергей Хромченков, директор дома Чамалиди, говорит, что дом сотрудничает с крупной фирмой, которая шьет преимущественно мужскую одежду, продающуюся по всей России, в том числе и в петербургском Гостином дворе.

Эти вещи имеют одну из марок Чамалиди, но дизайнер просто готовит комплект лекал и передает их для массового производства, не имея отношения к дальнейшему процессу. Серийное производство этих изделий - десятки тысяч единиц, розничная цена 2000-4000 рублей.

Фирма Lilia Kisselenko имеет студию на Невском, 3, и выполняет в месяц около 100 частных заказов (иностранных клиентов около 5%, москвичей около 5%). Средняя цена ее вещей, от пальто до легкого летнего топа - 140 долларов. Постоянных клиентов - около 20. Фирма имеет готовую продукцию (она составляет 50% оборота), которая продается в собственном бутике на Малой Садовой и в бутиках "Дефиле" и "Марки". Менеджер фирмы Ирина Селюта магазинную наценку (около 70%) считает высокой, тем более что магазин не покупает вещи, а берет их на реализацию.

Татьяна Котегова делает отдельные модели одежды, которые составляют ее коллекцию и которые она не тиражирует. Их можно купить в ее салоне и кое-что в магазине "Дефиле". Готовые вещи и индивидуальные заказы соотносятся как 50% на 50%. Ее студия изготавливает около 100 вещей в месяц, у нее не менее 20 постоянных клиентов, ежемесячно пополняющих свой гардероб. 20% ее клиентов - иностранцы. Принимаются также заказы на аксессуары: обувь, меховые изделия (изготавливаются в сотрудничестве с Saga Furs) и золотые броши-булавки по ее дизайну.

Фирма Клавдии Смирновой "Костюм от Клавы" изготавливает трикотажные изделия pret -a-porter (продаются в их двух салонах и в бутике Nash Fashion), а также вещи по индивидуальным заказам (50% на 50%). Москвичи и иностранцы составляют около 10% покупателей.

Дизайнер Елена Бадмаева работает не только над коллекциями, но и по индивидуальным заказам (они составляют 50% моделей, сшитых в ее дизайн-студии). Среди ее клиентов иностранцы составляют 2%, москвичи -1%. Ее студия изготовляет и аксессуары: обувь, перчатки, ремни, галстуки. Она разрабатывала дизайн для линии Brand New, просуществовавшей два года и закрывшейся в начале 2001 года, - это оказалось невыгодно для бизнес-партнеров Бадмаевой. Ее студия принимает заказы на пошив одежды для корпораций, частично эти заказы выполняются на фабрике "Берта", которую Елена очень хвалит.

Бутик Oxydo на Каменноостровском продает небольшие линии мужского и женского pret-a-porter от Елены Бионди. Коллекция составляет 120-150 моделей, эксклюзивные модели тиражируются в количестве 5-6 единиц, массовых (70%) - около 50. Цены на вещи в этом молодежном бутике: свитер - 1200-1500 руб., брюки - 1500 руб., пальто - 3500-4000 руб.

У целого ряда дизайнеров, имеющих собственные бренды, нет собственных бутиков. Это Юлия Бунакова с Евгением Хохловым, Олег Бирюков, Наталья Меклер, Наталья Гарева со Светланой Шаталовой, Алена Ахмадуллина, дизайнер аксессуаров Марина Король, Лариса Погорецкая. Бутик "Дефиле" продает также одежду москвичек Людмилы Мезенцевой, Дарьи Разумихиной, украинцев Виктора Анисимова и Ольги Громовой.

Наталья Меклер шьет одежду pret-a-porter (80%) для продажи в "Дефиле" и еще в одном магазине на Маяковской и принимает индивидуальные заказы (20%), по 2% заказчиков приходится на москвичей и на иностранцев. Цены на ее вещи: вечернее платье от 1000 долларов, пальто 300-600, брюки 100-150, костюм или платье 250 долларов.

Дизайнерская чета Юлия Бунакова & Евгений Хохлов делает вещи по индивидуальным заказам по ценам от 150 до 500-600 долларов, пальто стоит около 400 долларов. В месяц выполняют около 30 индивидуальных заказов. Они изготавливают также аксессуары - шарфы, шапочки, декоративные цветы. Готовые вещи pret-a-porter продают в Петербурге в магазине "День и ночь", а также в Москве - в бутике "Марки". Реализация их одежды в России составляет 30%, на экспорт идет 70%.

Олег Бирюков позиционирует себя как "промышленный художник" и выполняет мало индивидуальных заказов, 40% его заказчиков - москвичи, 15% - иностранцы. Цены на легкое платье от 80 до 300 долларов, легкое пальто 150-300, брюки 100, жакет 150 долларов. Делает pret-a-porter под маркой "Biriukov" и более дешевую вторую линию "2 BI". В Петербурге его вещи продаются в бутике "Дефиле", в Москве в магазине "Депо". Он один из организаторов и вдохновителей московской Fashion Week.

Производство

Для серийного производства своей одежды практически все питерские дизайнеры размещают заказы на существующих швейных фабриках. Собственное более или менее массовое производство имеет только Татьяна Парфенова - в составе своего Модного дома (МДТП) в Петербурге.

Половину продукции шьют в самом Модном доме, другую - на чужих фабриках. Заказы на униформу - 10% от изготовленных единиц (самый крупный заказ - для отеля "Балчуг-Кемпински"). На экспорт отправляется около 5%. С лета 2001 года МДТП запустил массовую джинсовую линию, которую шьют на фабрике "Мустанг".

Практически все дизайнеры работают с иностранными тканями главным образом итальянского, французского, немецкого и австрийского производства. Есть специальный, закрытый для посторонних (посещение по звонку) магазин дизайнерских тканей, где дизайнеры покупают ткани и оптом, и для отдельных заказов. Некоторые работают с поставщиками напрямую.

С качественными тканями отечественного производства работают Сандра Страукайте и Дарья Разумихина. Юлия Бунакова однажды крайне успешно употребила в коллекции оренбургские платки. Натуральные кружева российского производства использует и Олег Бирюков, который любит придавать вещам, как он говорит, эффект "рукотворности". Что касается отечественных тканей, то он их постоянно "ищет везде и не может найти" (иногда все же находит и использует). Существование этой проблемы во многом связано с чрезвычайно плохой рекламой продукции отечественных фабрик. Так, ни у кого из дизайнеров нет эксклюзивного договора с какой-либо фабрикой-производителем о создании показательных коллекций.

Продвижение

Рекламную полиграфическую продукцию имеют почти все дизайнеры. Это плакаты, постеры, буклеты, календари, открытки, почтовые конверты, упаковка. Рекламу на радио и телевидении заказывают только бриджевые фирмы. Наружную рекламу кроме бриджевых фирм позволяют себе немногие.

Что касается модной прессы, то в Петербурге она немногочисленна. Преимущественно это случайные мелкие публикации в непрестижных бесплатных изданиях, в ежедневных общественно-политических газетах и в городских журналах. На разных радиостанциях время от времени выходят в эфир радиорепортажи.

Регулярные рубрики есть только в "Санкт-Петербургских ведомостях" и в "Смене". Газета "Коммерсант СПб" выпускает приложение "Коммерсант Стиль" (правда, нерегулярно). Существует только одна еженедельная передача о моде "Fashion.ru" на радио "Эхо Москвы" и несколько телевизионных передач: "Коктейль по-модному", "Мистерия стиля" (ТРК "Петербург"), "Шпильки" (6-й канал - СТС). Сюжеты о моде появляются и в "Светской хронике"(ТРК "Петербург"). Некоторые глянцевые московские журналы имеют своих координаторов и постоянных авторов в Петербурге.

А такой важной составной части модной индустрии, как профессиональная критика, практически нет. За исключением, может быть, одного-двух пишущих на эту тему. Отсутствие грамотной аргументации, переход "на личности", грубые фактические ошибки, сравнивание несопоставимых величин и непонимание модного процесса - суть обычные недостатки петербургской модной прессы. Но публикации в прессе, даже негативные, все дизайнеры рассматривают как рекламу.

Что касается рекламных показов, то студенты и выпускники вузов имеют возможность показать себя на трех ежегодных проводящихся в Петербурге конкурсах молодых дизайнеров. Это "Адмиралтейская игла", петербургский этап московского конкурса "Русский силуэт" и международный конкурс "Smirnoff". Занимаются рекламой и некоторые бутики. Так, бутик "Oxydo" проводит модные шоу для молодежи в ночных клубах, продумывая их музыкальную и постановочную часть.

Как рекламную акцию можно также рассматривать проходящие два раза в год сезонные модные показы "Дефиле на Неве". Многие дизайнеры участвуют в московских сезонных неделях моды "Fusion Week" и "Fashion Week", иногда переходя с одной на другую. В московской "Неделе высокой моды" из петербуржцев пока участвовали только Татьяна Парфенова (четырежды) и Янис Чамалиди (один раз).

Реализация

Одежду русских дизайнеров постоянно продают в Петербурге такие бутики, как "Дефиле", "День и ночь", "Вкус моды", "Nash Fashion". Другие - эпизодически. Особо следует упомянуть Дом мод на Петроградской и Дом Мертенса, где остались только линии Divertimenti и Essentiali как остаточное явление прошедших лет, когда тогдашний Модный дом "Невский проспект" имел планы сделаться магазином российской дизайнерской одежды.

В Москве петербургских дизайнеров продают бутики "Марки", "Подиум", "Депо". Модный дом Татьяны Парфеновой имеет в Москве show-room. Его продукция продается также в двух московских магазинах. Одно время изделия этой фирмы продавались через московскую фирму "Боско ди Чильеджи".

Свой бутик, независимо от размера и положения, которые могут быть весьма различными, в Петербурге имеют: Лилия Кисиленко, Янис Чамалиди, Татьяна Котегова, Елена Цветкова, Клавдия Смирнова (трикотажный салон "Костюм от Клавы") и Елена Бионди (Oxydo).

Цены

У разных дизайнеров они могут различаться довольно сильно. Средняя цена обычной дизайнерской вещи в именном бутике - около 150 долларов. Дизайнерское пальто в бутике стоит от 200 долларов, пальто, сшитое на заказ, обойдется в 400-600 долларов, костюм - в среднем 250-350 долларов. Но в зависимости от цены ткани и затраченной работы цены могут варьироваться в широком диапазоне. Приобрести изящную готовую вещь за 100 долларов вполне возможно. Вечернее платье с вышивкой стоит от 1000 долларов.

Например, у Елены Бадмаевой вечернее платье стоит 650 долларов, брюки или блузка -долларов 150, жакет - 200, пальто - 350, пара обуви - 50-200 долларов. Цены Виктора Анисимова примерно такие же: брюки стоят 150 долларов, свитер - 60-70, пальто - 200 -400 долларов. Средние цены в бутике Парфеновой: брюки 120 долларов, юбка - 100, вечернее платье - 600, жакет - 250, пальто 400 долларов. Средняя розничная цена на продукцию ее джинсовой линии - 80-100 долларов.

Вкусы покупателей

По словам закупщика из "Дефиле" Жанны Данишевской, любители дизайнерской одежды предпочитают покупать вещи удобные в носке и недорогие, но все-таки весьма оригинальные. Спрос на экстравагантную одежду очень неустойчив и быстро проходит. Так, вещи Виктора Анисимова - броские, расшитые - покупают сразу после показа его коллекции те, кто ее видел. Однако потом интерес к ним ослабевает. Покупают у него всего около 100 вещей за полгода.

"Желанный для покупательниц ассортимент таков: сначала трикотаж, потом юбки-брюки, потом аксессуары, шарфы, - говорит Данишевская. - Женщины всегда интересуются, как нужно за вещью ухаживать, можно ли ее стирать, или надо только отдавать в химчистку".

Дизайнеры говорят, что московские закупщики отбирают для себя совсем другие вещи, чем петербургские, и совпадений практически нет. "Разный культурный фон определяет вкус покупателя, - говорит Олег Бирюков.- Москва - урбанистический город, и там, например, сейчас очень большой спрос на вещи стиля vintage, то есть с элементами старой ткани, а также на кружева, с эффектом "рукотворности". В Петербурге же, наполненном старыми вещами, этот стиль не воспринимается как модный".

Что касается петербургской специфики, то на этот счет существуют разные мнения. "Я считаю, что петербургский дизайн не должен чем-то особым отличаться от main stream, иначе он становится провинциальным", - говорит редактор моды журнала Vogue Ольга Михайловская. - Мода не может носить черты какого-то города, она космополитична". Тем не менее такая специфика существует. Симпатичную Татьяну Котегову можно назвать звездой петербургского провинциализма - местной моды. Впрочем, она честно не претендует на то, чтобы ее вещи назывались современным дизайном. Котегова предпочитает не обращать внимания "на сиюминутное". Ей вторит Лилия Кисиленко и Лариса Погорецкая. Многообещающей молодежи в Петербурге пока нет.

Экспорт

Очень немногие из дизайнеров занимаются экспортом одежды. Происходит это следующим образом: на интернациональные специализированные промышленные выставки, салоны pret-a-porter можно выехать, заплатить за стенд, получить от иностранных байеров заказы на определенное количество выбранных ими моделей, получить предоплату и в нужный срок доставить готовые вещи. Юлия Бунакова говорит, что за стенд на международном салоне надо платить около 8000 долларов плюс расходы на поездку. Такие затраты для многих неподъемны, поэтому российские дизайнеры, как правило, не ездят на заграничные салоны. Кроме того, велика конкуренция.

На парижские салоны pret-a-porter с 1999 года выезжает регулярно только МДТП, оставаясь там единственным русским участником (экспорт в США, Францию, Швецию, Италию, Швейцарию). На промышленную выставку "Paris sur mode" выезжают Юлия Бунакова с Евгением Хохловым, но нерегулярно (экспорт в США, Японию, Кувейт, Германию). "Там так много разной одежды, твоя продукция должна сильно отличаться, чтобы тебя заметили и купили. Мы достаточно отличаемся, потому и ездим", - объясняет свою позицию Бунакова.

Все российские дизайнеры знают, что их выход на международный рынок непрост, что на нем уже находится огромное количество одежды, и разумно ориентируются на внутренний рынок.

Общий объем продаж вещей русских дизайнеров неуклонно растет. Увеличивается также количество магазинов и лиц, заинтересованных в продаже, но, к сожалению, все это происходит очень медленно. Олег Бирюков, переехавший недавно из Москвы в Петербург, говорит, что "модных персонажей в Петербурге немного, но они выглядели бы такими же модными и в Москве, и в Нью-Йорке, ведь критерии у моды общие".

По мнению Бирюкова, основная масса людей в Петербурге относится к моде с большой осторожностью и консервативна во вкусах: "Никто не хочет экспериментировать. Петербургские дизайнеры отличаются особой основательностью, тщательно сделанными вещами, несиюминутностью. Здесь есть дизайнерский потенциал, но почти нет моды. А живу я здесь потому, что это город с большой тайной и хотелось бы узнать о ней побольше".

Санкт-Петербург