Главное - реализовать

Российские дизайнеры делают первые шаги на пути превращения своих марок в популярные массовые бренды. О некоторых успехах на этом пути "Эксперту С-З" рассказала Татьяна Парфенова.

- За последние десять лет мы узнали целый ряд имен отечественных дизайнеров одежды, однако в магазинах их вещей немного. Создается впечатление, что российский модный бизнес все еще находится в кустарной стадии.

- Сегодня, чтобы вещь стала модной, вокруг нее должна быть создана атмосфера: модная критика, глянцевые журналы, телепрограммы. Словом, нужна основательная раскрутка. Недостаток всего этого не позволяет современному русскому дизайнеру делать оригинальный продукт.

- Средний потребитель уверенно приобретает одежду известных западных. Если девушка тратит 300 долларов на вещь, например, от Kenzo или Max Mara, она почти всегда может быть уверена, что покупка будет воспринята именно как дорогая модная вещь. А одежда наших дизайнеров - это часто вызов, "особая позиция".

- Я не вполне с этим согласна, но дизайнерская вещь и должна отличаться от массовой индустриальной одежды. Потому что вообще-то и Kenzo, и Max Mara - это не дизайнерские компании, это группы, огромные производства, это, если хотите, конфекцион, та же "Первомайская заря", только по-другому раскрученная. Потом наши модники - это такая специальная тема, редко кто-то из них ищет оригинальный продукт. Наша девушка еще не так информирована, как западная, она может прийти в салон и не увидеть самого интересного. При этом выбор в наших магазинах колоссальный, просто все зависит от вкуса.

- Вы говорите - большой выбор, но многие обеспеченные русские одеваются в Европе именно потому, что видят там больше возможностей.

- Да нет, там все на самом деле "узкоколейно". Там все понятно, и чтобы найти оригинальную вещь, нужно очень постараться.

- Все же вы вынуждены конкурировать с западным конфекционом, раз это выбор большинства. Создавая модель, вы думаете о том, как она будут продаваться?

- Конечно. Особенно в связи с расширениями производства за счет заказов на фабриках. Сейчас у нас продается 92 процента изделий.

-К чему вы стремитесь - быть мастерской для избранных или модным массовым брендом?

- Нужно сочетать и то и другое, как в западных модных домах. Дизайнерская линия нужна для лаборатории, где выращивают идеи, а если не делать массовую одежду - не будет денег.

- Ну, лаборатория у вас есть. В то же время, по оценкам экспертов, вы дальше других продвинулись по пути создания массового производства одежды. Что представляет собой ваше серийное производство?

- Коллекция создается в качестве образцов для серийного запуска. Тираж может быть несколько сотен экземпляров - все зависит от заказа, и делается он в основном под заказ магазинов.

- Но в петербургских магазинах продается в основном "одежда из Италии" - зто очень популярный бизнес. Ваши заказчики - владельцы тех же магазинов?

- Эта категория байеров пока нас не продает, но, я думаю, начнут. Потому что качество русского дизайна мало отличается от западного. Мы уже сегодня встречаем много отечественных покупателей на парижских выставках.

- Однако они там закупают одежду западных дизайнеров, а вы подписываете контракты с иностранными продавцами.

- Да потому, что западным производителям они платят, а с нами хотят работать только на условиях консигнации. Многие дизайнеры идут на это, но мы нет. Такая ситуация, кстати, тормозит развитие дизайна одежды как бизнеса, так как отдавать модели на реализацию для производителя невыгодно. Альтернатива - открытие собственных магазинов, и многие идут по этому пути. Правда, отечественные дизайнеры, которые в основном закупают ткани на "стоках", а не на фабриках, часто не могут обеспечить необходимый полный модельный и размерный ряд, чтобы сформировался нормальный заказ от магазина.

- Сотня экземпляров - это хорошо, но если вы говорите о массовом производстве, то, вероятно, хотите делать десятки тысяч?

- У нас поступательное развитие. С каждым годом мы делаем все больше вещей и становимся все более известной маркой. Но скачки тут неуместны. С чего вдруг тысячи? Кто это купит, если не вложено достаточно денег в рекламу?

- Получается, что и рынок не вполне готов, и атмосферы нет, и модники наши не созрели, и поэтому стать крупным предприятием вы вовсе не торопитесь. Создается ощущение, что вы чего-то ждете.

- И созревания среды (например, пока подрастет поколение, которому все равно, где сшита вещь - в Москве уже многие носят русские вещи, редакторы модных журналов бегут за кулисы, чтобы купить все прямо после показа), и созревания компании.. Нужно двигаться по мере подготовки рынка. Сегодня наша компания как дизайнерская база вполне самодостаточна, и в нее, как в модный дом, вкладывать ничего не нужно. Для тиражирования одежды у нас есть отдельные проекты, в которые в любой момент можно привести инвестиции. Однако на сегодня более актуально создание собственной сети продаж. Выпустить не сложно - главное реализовать.

- А ваша компания готова к приему серьезных инвестиций?

- У нас есть планы инвестиций под определенные программы. Но все русские дизайнерские марки - очень закрытые предприятия, никто не продает свои акции в обмен на инвестиции. Нам, в принципе, есть что дать в залог банкам, но мы не готовы брать деньги на таких условиях. На коллекцию у нас своих средств хватает. Хотя понемногу появляются люди, которых интересует модный бизнес как сфера для вложения денег и которых может устроить рентабельность на уровне 15 процентов. Но если ты не хочешь потерять компанию, то надо двигаться очень аккуратно. Здравомыслящий инвестор и не должен давать денег просто под талант модельера. К счастью, мы сегодня в состоянии выбирать, с кем двигаться дальше.